А бывает ли в политике "совершенная запутанность"?

Фарид Закария (Fareed Zakaria) в статье "На чьей стороне США в Сирии?" ("The Washington Post", США) пишет:


"Владимир Путин действует в Сирии столь настойчиво и целеустремленно не потому что он смелее и решительнее Барака Обамы, а потому что у него более четкая стратегия. У Путина есть союзник, правительство Асада. У него есть враги, оппоненты этого правительства. Он поддерживает своего союзника и воюет с этими врагами. На его фоне Вашингтон и Запад совершенно запутались.

За кого в этой борьбе выступают Соединенные Штаты? Мы знаем, против кого они выступают – против режима президента Башара аль-Асада. А также против «Исламского государства», которое – так уж получилось - является главным противником режима. Кроме того, против всех прочих джихадистских группировок, которые воюют в Сирии, включая «Джабхат ан-Нусру» (филиал «Аль-Каиды») и «Ахрар аш-Шам». Ах, да, еще против сил «Хезболлы» и Ирана, которые поддерживают сирийское правительство. Получается, что Запад практически против всех крупных боевых группировок в Сирии. Это создает нравственную ясность, но одновременно стратегическую непоследовательность.

Действия России не столь блестящи, как их представляют. Это отчаянная попытка поддержать одного из немногих зарубежных союзников Кремля, которая может превратить Россию в «Большого Сатану» в глазах джихадистов всего мира. В отличие от нее, Соединенные Штаты тесно взаимодействуют с правительством Ирака в своей борьбе против суннитских боевиков в этой стране. Но за линией границы, в Сирии, американцы оказались на стороне этих же самых суннитских боевиков, воюющих с режимом Асада.

Вашингтон все же поддерживает некоторые группировки, скажем, находящихся неподалеку от Турции сирийских курдов, умеренные силы, которым вблизи своей границы помогает Иордания, а также небольшое количество других умеренных сирийцев. Но если задуматься о том, какие крупные группировки борются за контроль над Дамаском, то получается, что Соединенные Штаты выступают практически против них всех.

В основе подхода администрации лежит уверенность в том, что все воюющие силы в Сирии в той или иной мере не отвечают ее требованиям. Кеннет Поллак (Kenneth Pollack) и Барбара Уолтер (Barbara Walter) характеризуют эту позицию на страницах Washington Quarterly следующим образом: «Соединенные Штаты создают в Сирии новую оппозиционную армию. Эта армия должна быть аполитичной, не конфессиональной, единой и всеобъемлющей. Когда эта армия будет готова, она захватит (освободит) территории и будет удерживать их, противодействуя режиму Асада и различным джихадистским группировкам суннитов. В результате появится представительное новое правительство, которое будет надежно защищать все меньшинства». Одно дело – верить, что такое было возможно 15 лет назад. Но после Афганистана, Ирака, Ливии и Йемена это уже не внешняя политика, а фантазия
...
Пока Запад в Сирии сочетает максималистскую и бескомпромиссную риторику с минималистскими и неэффективными действиями. Это создает зияющую пропасть, на фоне которой Владимир Путин выглядит просто шикарно".

То есть, что получается, если учесть фон - например, заяление МИД Турции, в котором сообщается, что Франция, Германия, Катар, Саудовская Аравия, Турция, Великобритания и США обеспокоены действиями России в Сирии, "которые привели к жертвами среди мирных жителей и не были направлены против "Исламского государства" (ИГ)"?

Да то, что, с одной стороны, эта умеренная оппозиция прямо-таки всюду и при том ее нет почти нигде.

"Совершенная запутанность"...
Тут должен быть демотиватор с Лавровым. Турция интересная. У неё так вообще курды хорошие или плохие в зависимости от того, где они.