aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Публикация. Эртель о связи культурных взрывов с космофизическими процессами.

 

Эта очень важная для гелиобиологии и историометрии (клиометрики) статья была опубликована почти 10 лет назад и мало известна гуманитариям. Считаю своим долгом ознакомить с нею как можно большее число людей.

Источник: Биофизика, 1998, т. 43 (4), с. 736-741.

 

Космофизические корреляции творческой активности в истории культуры.

©1998 г. С. Эртель

Институт психологии Геттингенского университета, Д-37073, ул.  Госслер 4, Германия

Проведена количественная оценка закономерностей появления выдающихся произведений живописи и поэзии, а также научных открытий за период 1400-1800 гг. Показано наличие примерно 10-летней периодичности в  западно-европейской и китайской живописи, поэзии и науке. Как правило, пики творчества в Китае соответствовали европейским. Поскольку в тот период китайская цивилизация не была непосредственно связана с европейской, предполагается влияние синхронизирующего внешнего фактора. Предполагается, что таким фактором являются вариации солнечной активности. Настоящее исследование базируется на исторических данных по живописи, поэзии и научных открытий периода с 1400 по 1800 гг.

 

Ключевые слова: космофизическая корреляция, творческая активность, история культуры.

 

Альфред Л. Кроубер – один из ведущих антропологов своего времени – был, по-видимому, одним из первых ученых, кто приложил значительные усилия к разрешению вопроса о дискретности культурной эволюции[1]. Золотой век Ренессанса, Барокко, Рококо, романтизм – наиболее известные «взрывы», по Кроуберу, в процессе культурного творчества в западной цивилизации. Культурный прогресс был не менее дискретным у греков, римлян, индийцев, китайцев и т.д. Похоже, этот феномен универсален.

Кроубер был также одним из первых, кто использовал количественные методы в историометрических исследованиях: временные ряды количества выдающихся деятелей культуры, оказывается, подобны процессам, обнаруженным ранее П. Сорокиным[2]. Результаты анализа соответствующих временных рядов позволили заключить, что кроуберовский теоретический подход согласуется с фактами.

Однако Д. К. Симонтон полагает вероятным, что результаты Кроубера могут быть следствием «простых флуктуаций, обусловленных белым шумом»[3]. Мы же полагаем, что исторические вариации не являются белым шумом. В самом деле – взрывы культурного творчества являются редкими культурными аномалиями, продолжающимися в течение двух десятков лет.

Наши оценки основаны на подсчете количества произведений и количества творцов. При этом мы суммируем имеющиеся данные за каждые пять лет, пользуясь всеобъемлющим справочным трудом бельгийского историка искусства Изабеллы Эррера [4]. В ее работе собрано 40700 работ западных художников всех национальностей из более чем 15509 источников.

Временной ряд в наших исследованиях образован при суммировании за каждые последовательные пять лет чисел произведений и продуктивности за весь изучаемый исторический период.

На рис. 1 представлена зависимость творческой активности художников от времени в период 1400-1800 гг. Видны два резких подъема, существенно превышающих общее экспоненциальное увеличение творческой активности.

 

Метод оценки продуктивности проиллюстрированы на рис. 2б. На оси времени годы рождения шести вымышленных авторов отмечены стрелками вверх, даты смерти – стрелками вниз. Следуя Симонтону [5], период расцвета для человека предполагается примерно на середину его жизни, в течение 15 лет, от 35 лет до 49 лет, который поэтому и был выбран, как наиболее вероятный период его максимальной продуктивности. Например, первый человек, родившийся в 1590 году, вносит вклад в продуктивность по одной единице каждый год с 1625 по 1939 (см светлый столбец на временной оси). Продуктивность суммируется для всех людей за каждые пять лет. Распределение на рис 2а. показывает временной ряд продуктивности для шести вымышленных персон.

 

На рис. 3 показано изменение во времени продуктивности научного творчества на основании данных словаря Азимова [6] и двадцати шести других справочников [8-33]. Видно, что и в этом случае наблюдается два резких подъема творческой (научной) продуктивности. 

Аналогичные закономерности обнаруживаются при анализе поэтических произведений. Однако во времени соответствующие кривые сдвинут по фазе. При этом взрывы творческой активности в различных областях культуры происходят в регулярной последовательности.

Это становится очевидным при сравнении работ XVII века в живописи [4], поэзии [7] и науке [8-33] (см. рис. 4). Экстремумы на соответствующих кривых сдвинуты друг относительно друга на 10-15 лет в правильной последовательности: сначала наблюдается подъем в живописи, затем в поэзии и затем – в науке. Такая же последовательность имеет место для вершин XVI века. В течение этого периода, однако, сдвиг фаз между вершинами, похоже, вдвое больше.

 

Весьма замечательно, что «взрывы» творческой активности происходят одновременно в независимых культурах.

 Среди исследованных нами неевропейских цивилизаций (китайской, японской, Оттоманской) китайская дает наиболее надежный и наиболее обширный материал для такого вывода. На рис. 5 изменение во времени продуктивности китайских ученых и мыслителей (кривая 1) сравнивается с таковой у западных ученых и мыслителей (кривая 2). Видно, что вершина творческой активности в Китае соответствует по времени вершине творческой активности в Европе. Единственная разница в том, что кривая 1 (Китай) не демонстриует резкого подъема в XVIII веке, в отличие от кривой 2 (Европа).

 

 

 

Синхронные немонотонности также видны во временных рядах европейских и китайских живописцев (см. рис. 6).  Понижение в верхней части кривой 1 (китайская живопись) возможно, объясняется катастрофой в китайской истории: в 1645 году н.э. монгольские Манчу завоевали китайские земли, уничтожили династию Мин и попытались уничтожить их традиции. Даже их книги были сожжены. Однако, этого понижения нет в пике китайской философии или науки (рис. 5). Возможно, это связано с тем, что, как это было показано выше, творческая активность в науке претерпела бум на 25-30 лет позже. Насилие новых правителей ослабело к этому времени.


 

Замечательно, что взрывы творческой активности не зависят от общего числа творцов. Это видно из анализа временных рядов для научного творчества, полученного сведением всего материала из биографических статей в 16 монументальных томах Гиллиспи [34] и из биографических словарей Азимова  [6] и Уилльямса [35]. Анализ плкахывает, что в XVII веке рост количества выдающихся ученых слабо связан с изменением размера всей популяции ученых.

Таким образом, немонотонность культурного роста не может быть объяснена вариациями размера популяции. Р. Нарролем и другими [36] были сделаны четыре других попытки объяснения этого феномена и также без положительных результатов. Он обнаружил, что ни благосостояние цивилизации, ни ее географическое положение, ни политическое управление, ни военная организация не объясняют культурного процветания. Единственно значимый фактор – политическая раздробленность. Аналогичные выводы сделаны и другими авторами.

Ни один из проанализированных факторов не объясняет одновременные взлеты и падения темпов культурной эволюции в невзаимодействующих цивилизациях.

В связи с этим приходится признать существование каких-то надсоциальных факторов. Наиболее вероятно, что таким фактором является солнечная активность.

Это предположение связано гелиобиологией, новым направлением исследований в биологии и медицине, начатым А.Л. Чижевским (1922) [37]. Статус этой междисциплинарной области науки мы обсуждать не будем. Достаточно сказать, что объем литературы огромен [38-41]. Автор имел дело с этой гипотезой и ранее [42-44].

Как известно, солнечная активность циклична, но не строго регулярна. Самая заметная нерегулярность – внезапное уменьшение амплитуды солнечных пятен, начиная с 1625 года. Солнечная активность почти совсем прекращается с 1645 по 1715 гг. Это время называется минимумом Маундер. Астроном Маундер открыла его в 1898 г., но ее работы стали известны лишь через 80 лет, когда очевидность этого факта уже не подлежала сомнению. Менее заметное снижение солнечной активности было между 1790 и 1820 гг. Это – так называемый минимум Эдди [45].

Современная геохимия дает радиоуглеродные временные ряды, заменяющие, хотя и с меньшей точностью, метод подсчета солнечных пятен. Радиоуглеродные изменения представляются удовлетворительными индикаторами среднего уровня солнечной активности. Сегодня доступны временные ряды изменения солнечной активности, основанные на радиоуглеродных измерениях в тысячи лет.

На рис 7 изображены те же кривые, что и на рис. 1 и 3 в сопоставлении с изменениями солнечной активности вблизи минимума Маундер. Видно, что взрывы творческой активности в живописи, происходят в то время, когда солнечная активность уменьшается до исключительно низких значений. Взрывы созидательной активности в науке произошли после резкого понижения солнечной активности. По-видимому, живопись может по каким-то причинам «реагировать» скорее, чем наука.

 

На рис. 8 представлена радиоуглеродная характеристика солнечной активности в сопоставлении с культурным прогрессом за весь 400-летний период наблюдений. Шкала справа перевернута так, что падению солнечной активности соответствует сдвиг вверх, а подъему – сдвиг вниз. Самая высокая точка кривой С14 соответствует наименьшей активности Солнца.

 

Как можно видеть, радиоуглеродная датировка дает другие солнечные сдвиги в амплитуде в XIV и XV веках, так называемый минимум Шпорера. Шпорер был еще одним открывателем солнечных аномалий, сообщения которого не воспринимались серьезно. Таким образом, с 1400 по 1800 гг. солнечная активность проявила две аномалии. На рис. 8 видна корреляция продуктивности европейских и китайских писателей с солнечной активностью.

Похоже, что наука и живопись связаны с солнечной активностью так же, как и литература. Только одно различие можно отметить: европейская кривая 2 снизу после убывания в десятилетия после минимума Шпорера начинает возрастать раньше, чем китайская кривая 3. Это справедливо для литературы, но не для живописи и науки. Изучение исторических источников может прояснить это минимальное расхождение.

Две странности произошли в обеих цивилизациях, и они требуют дополнительного внимания. Первое, хотя продуктивность культуры растет как в минимуме Шпорера, так и в минимуме Маундер, интенсивность их падения отличается. В минимуме Шпорера продуктивность растет до конца периода, в то время как в минимуме Маундер она падает за 30 лет до конца периода. Это различие может быть связано с тем, что исчезновение солнечной активности в минимуме Маундер имело более экстремальный характер, чем в минимуме Шпорера. Средний уровень солнечной активности представляется оптимальным для культурного процветания (см штриховую горизонтальную линию снизу). Нулевая солнечная активность, которая превалировала только во второй половине минимума Маундер, может оказаться неблагоприятной для расцвета культуры. Эти размышления подкрепляются имеющимися доказательствами солнечных эффектов при кратковременных одиннадцатилетних колебаниях. (см. [42-44]).

Вторая странность состоит в следующем: продуктивность культуры падает в декады после минимума Шпорера, однако растет в декады после минимума Маундер. Разница, возможно, связана с наблюдением, изложенным выше: в конце минимума Шпорера монгли сложиться оптимальные солнечно-земные условия – впоследствии продуктивность должна поэтому уменьшаться, в то время как завершение минимума Маундер должно было привести к окончанию неблагоприятных условий и, таким образом, повысить продуктивность.

Необходимо дальнейшее исследование всего вышеизложенного. Однако в принципе тот факт, что «аномалии» возникают независимо в обеих культурах, предполагает, что объяснение в терминах макроэкологии может быть применимо уже сейчас. На этой ранней стадии гелиобиологических исследований любые гипотезы, связанные с состоянием солнечной системы, носят спекулятивный характер. То, что кажется гипотетичным сегодня, может стать бесспорным завтра, при лучшем понимании солнечно-земных связей.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.        Krouber A. L. Configuration of Culture Growth. Berkley. Unoversity of California Press. 1944 (reprined 1966).

2.        Sorokin P. Social and Cultural Dynamics. N.Y. American Book Co. 1937-1941, v.7., p. 1-4.

3.        Simonton D.K. // Personal and Social Psychology. 1988 v.55, p.230-238

4.        Errera I. Repertoire des peitures dates. Bruxelles: Libraire Nationale d’Art et d’ Histoire. 1920-1921 v. 1,2

5.        Simonton D.K. //Creation Productivty and Age: A Mathematical Model based on a Two-step Cognitive Process. Developmental Review. 1983,  v. 3, p.77-111.

6.        Asimov I. Asimov’s Biographical Encyclopedia of Science and Technology. 2nd rev. 1982

7.        Frenzel H.A. Frenzel E. Faten deutschen Leiteraturgeshihte Munchen. Deutcher Teschenbuchverlag, 1980 v. 1,2

 

Tags: Гелиобиология, историометрия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments