aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Латынина про фирму "Нога"- "вам пришлют пленку, на которой едят маленьких девочек"

Прошу прошения, Латынина, как всегда, очень многословна, иногда у нее просто словесный понос   ее просто несет,  но кое-что понять можно.
Короче говоря, Кержаков что-то там наобещал фирме "Нога", Россия в суде ничего доказать никому не может, а Латынина, в общем-то знает выход. Она говорит, что Российское государство должно купить компромат на владельца фирмы, оплатив Нигерии пленку, которая зафиксирует съедение маленьких девочек. Всего-то за 10 миллионов. И с этой пленкой можно в суд - в этом Латынина видит функцию рачительного государства.

Цитата:

"Третье обстоятельство заключается в том, кто есть Нессим Гаон. Это такой международный авантюрист, который до того, как обслуживать Россию, обслуживал Судан и Нигерию при генерале Бабагинде. В обоих случаях господин Гаон выполнял одну и ту же роль. Он монополизировал… то есть, грубо говоря, государство что-то экспортировало, а господин Гаон содержал иностранные счета, которые получались при доходах от экспорта. Ну, грубо говоря, господин Гаон занимал ту же роль, которую сейчас занимает в России господин Тимченко. И вот поскольку в Нигерии у господина Гаона не получилось что-то, произошла революция, генерала Бабагинду сменил генерал Сани Абача, а генерала Сани Абача был какой-то свой другой Гаон, Гаон приехал в Россию. Потому что он решил, что она как раз по состоянию примерно как Нигерия. Он был прав, потому что был ноябрь 91-го года. Обращаю внимание, что еще никаких реформаторов не было. И он подписал с нами договор, согласно которому Россия экспортировала нефть, причем нефть экспортировала сначала Россия, а потом в обмен на эту нефть Гаон нам что-то поставлял. Причем что и сколько и по какой цене он поставлял, ну, на всякий случай было оставлено на усмотрение самого Гаона. После того, как пришел к власти Гайдар, этот договор, естественно, послали к чертовой матери. Потому что у нас во многом виноваты реформаторы, но таких договоров они никогда в жизни не подписывали. Более того – даже печально известный зам министра финансов господин Вавилов, человек, на котором пробу ставить негде, архитектор всех наших удивительных финансовых схем, можно сказать… ну я даже не знаю, с кем сравнить Андрея Петровича. Так вот, господин Вавилов боролся против этого договора, и мы бы еще тогда с ним покончили, если б господин Гаон не сотрудничал плотно с Коржаковым, и даже в какой-то момент тогда появилось постановление Черномырдина, которое потом было отменено (вернее, Черномырдин сказал, что он его не издавал), что мы Гаону должны 600 млн долларов. Это постановление появилось благодаря, как говорят в финансовых кругах, Александру Васильевичу Коржакову, который у нас большой специалист и большой реформатор. И Андрей Петрович Вавилов все-таки добился отмены этого постановления.

Вот, собственно, эта печальная история, которая, тем не менее, является чистой лирикой. Потому что это история о том, что этот долг абсолютно липовый. Но то, что это липа, надо было доказывать в суде. То, что это липа, могу говорить лично я, может говорить Вася, может говорить Венедиктов. Государство не должно говорить, что это липа. Государство должно проверить некие бумаги, связанные с уголовным делом. Кстати, я сомневаюсь по здравому размышлению, что у этого уголовного дела есть срок давности – уж слишком большой размер мошенничества. И этих уголовных бумаг Россия не может предъявить. Потому что что сейчас получилось – Стокгольмский суд постановил, что мы должны Гаону. Вот нам принесли бумагу, что мы табуретка с двумя ножками и со спинкой, и мы начинаем бить себя в грудь и говорить – «Ой, вы знаете, Россия не табуретка. Табуреток на двух ножках не бывает. А если я со спинкой, это вообще стул». Стокгольмский суд отвечает – «Вот бумага. В ней написано, что Россия – табуретка. На ней стоит подпись вашего чиновника? Стоит. Вы этих чиновников когда-нибудь привлекали, расследовали их деятельность? Нет. В суд когда эта бумага поступила, вы доказывали что Российская Федерация не табуретка?» Мы отвечаем, как Троцкий – «Ни мира, ни войны» - долг этот липовый, а доказывать, что он липовый, в суде мы не будем. Ничего не ясно. Вы знаете, это как у меня сейчас кончился загранпаспорт – вот я ж не могу пройти через границу, предъявив «Новую газету» с моей статьей и моей фотографией и сказать – «Вы что, не видите, что я действительно Латынина?» «Девушка, мы верим, что вы Латынина, но «Новая газета» с вашей фотографией не является документом установленного образца. В ней визу нельзя поставить». Гаон Россию обворовал. Прекрасно, господа. Если Гаон Россию обворовал, докажите это в международном суде. А если вы не оторвали задницы от стула, чтобы это доказать, вам придется платить.

И четвертое – самое удивительное – потому что Гаон заявлял многократно, что он готов на 70-80 млн долларов, - ну давайте заплатим. Зададим себе вопрос – в чем престиж державы? В том, чтобы не платить? Или в том, чтобы, допустим, заплатив, проучить Гаона? Я могу рассказать замечательный пример по этому поводу. Это пример господина Вексельберга, нашего российского олигарха, и господина Армена Рштуни. Армен Рштуни – это мелкий бизнесмен, который держал все свои деньги, 5 или 6 млн долларов, а это действительно мелко для бизнесмена-торговца нефтью и газом, в банке, который назывался Первый Городской Банк. Владелец банка сбежал за рубеж, с ними погибли деньги. При чем здесь Вексельберг? - скажете вы. Здесь Вексельберг абсолютно ни при чем, но дело в том, что в Первом Городском Банке держал еще деньги банк, который назывался Альба-Альянс. Причем здесь Вексельберг? - скажете вы. И здесь Вексельберг ни при чем. Но дело в том, что владелец Альба-Альянса господин Ларенский был по некоторым проектам партнером Вексельберга. И вот господин Рштуни долгое время не знал, кто у него украл деньги, но потом он подружился со следователем Салаватом Каримовым, тем самым, знаменитым, который ЮКОС, который Гусинский, который Голдовский. И после того, как он подружился со следователем, у него раскрылись на это дело глаза, и господин Рштуни стал везде кричать, что именно на его деньги, украденные из Первого Городского Банка, господин Вексельберг купил акции Фаберже. Что остается делать господину Вексельбергу? Он заплатил Рштуни деньги. Только сейчас господин Рштуни сидит. Сколько мы должны Гаону по решению Стокгольмского суда? 110 млн долларов? Да давайте заплатим. Тем более, что это не намного больше, чем то, что мы собирались платить фирме Редькин и Хрен по вопросу об алжирском долге. Господин Гаон – это человек, которого можно достать десятком разных способов. Если бы наши спецслужбы занимались тем, чем они в принципе должны заниматься. То есть доставать людей, вредящих России. Я не рекомендую такой жестокий способ, как с Литвиненко, вы не подумайте. Но в конце концов, у господина Гаона есть Судан, есть Нигерия в качестве прошлого, он банкрот, он должен банкам. Да пошлите в Нигерию еще 5 млн долларов, и Нигерия вам расскажет, что господин Гаон лично ел маленьких девочек. Пошлите еще 10 млн, и вам пришлют пленку, на которой едят маленьких девочек. Нигерийцы сами этих маленьких девочек съедят и скажут, что это Гаон. Вот что можно было бы сделать, если бы наше государство выполняло функции государства". 

 

Tags: Общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments