February 6th, 2007

Предсказания революции: Алеша Карамазов убьет царя.

Часто вижу в русских мемуарах утверждения, что тот или иной человек чувствовал приближение русской революции. В 1890-ых, несмотря на все успехи промышленности, пессимистов стало очень много.  Хотелось бы собрать коллекцию подобных фраз.
Наверняка первыми пророками  будут  декабристы,  Герцен, Белинский. Первые поколения ниспровергателей.  С одной точки зрения - либералы, демократы. С другой - экстремисты.
Потом будут люди революцию не принимающие, но потенциальных революционеров знающие. Им тоже скоро становится понятно, куда оно все движется.
А уж потом те, третьи, кто догадывается о неизбежности революции по поднимающемуся шторму.
Достоевский посередине двух первых групп. Начинал, как петрашевец,  продолжал, как отрицатель революции. В воспоминаниях великого князя Алексея Михайловича говорится следующее:    Идея цареубийства носилась в воздухе. Никто не чувствовал ее острее, чем Ф. М. Достоевский, на произведения которого теперь можно смотреть, как на удивительные пророчества, грядущего большевизма. Незадолго до его смерти, в январе 1881 г., Достоевский в разговоре с издателем Нового Времени А. С. Сувориным заметил с необычайной искренностью:
   – Вам кажется, что в моем последнем романе Братья Карамазовы было много пророческого? Но подождите продолжения. В нем Алеша уйдет из монастыря и сделается анархистом. И мой чистый Алеша – убьет Царя…
Да, именно так. Будто жизнь написала продолжение по  плану Достоевского.