May 24th, 2007

Швеция - 16 век, уровень жизни и климат.

В одной теперь уже  старой, но все еще небезинтересной  книге (Ле Руа Ладюри "История климата с 1000 года" Гидрометеоиздат, 1971) ее автор описывал, в каком сложном методологическом тупике оказались те современные ему ученые, которые пытались доказать влияние климата на историю. Метеорологических данных (и особенно  реконструкций) им явно не хватало. А когда они пытались восстановить их по последствиям, которые могли вызвать изменения климата, то возникал упрек: это некорректно с точки зрения методологии!  

 «Хантингтон объясняет миграции монголов колебаниями атмосферных осадков и давления воздуха – в засушливых зонах Центральной Азии. Брукс, упорно следуя по этому же пути, строит кривую хода атмосферных осадков для Центральной Азии, основываясь на собранных данных о миграциях монголов. Первый экстраполирует от барометра к монголам. Второй (еще более незаконно) - от монголов к барометру. Двойное заблуждение».
Тут Ле Руа строг необыкновенно - оба ведь выходили из одной посылки, что миграции связаны с засухами. 

Не менее занятной оказалась реакция историков на подобные затруднения их коллег: «Эти “методы”, эти “уловки” (Ф. Бродель) вызвали у многих ученых и историков совершенно обратную реакцию: соблазн легких побед и громовых опровержений. Они стали просто-напростo полностью отрицать “недавние” (исторические) изменения климата. Так, Анго и Араго в XIX столетии, а ближе к нашему времени Андре Эмар ссылаются на вполне основательные факты (стабильность границ растительности, границ распространения виноградников и т.д.), когда отрицают возможность флуктуации климата со времени античной эпохи. Они ограничиваются тем, что неуклонно противопоставляют бурному трансформизму авторов измышления о климате свою позицию неизменности».

 (Хе-хе. Вот и Д. Галковский где-то прочел про это и теперь повторяет это галчаткам-утяткам с важным видом корифея всех наук).

Так вот, одним из предметов спора между сторонникамм влияния климата на историю и их противниками стало похолодание 16 века и его последствия. Теперь-то оно доказано с помощью многих реконструкций, а тогда, в 50-70-ых,  историка Густава Уттерстрема долбили с помощью «методологической некорректности» его анализа частых голодовок и роста цен 16 века, как результатов похолодания (он их делал главным образом на примере Швеции). Посмотрим, к чему пришли сегодня в науке о той же Швеции.
Современные данные:
Söderberg, Johan (1987), "Hade Heckscher rätt? Priser och reallöner i 1500-talets Stockholm", 
Historisk tidskrift
Söderberg, Johan (1993), "Inflation i Sverige under 1500- och 1600-talet", Pecunia. Skrifter i mynt- och penninghistoriska ämnen utgivna av Kungl Myntkabinettet, No 4




Рис 1. Реальные заработки в Стокгольме 1539-1620 (по соотношениям заработка и цен продуктов)

Уттерстрем указывал на годы катастроф для Швеции - 1571-72, 1596-1603. Они же оказались очень тяжелыми и для России, напомню.

Collapse )