June 26th, 2007

(no subject)

Генетика гениев – Гучковы

Источники www.samstar.ru/article/1678/

http://www.udobsam.ru/History_files/Delovie1.htm

http://semeyskie.narod.ru/en_g.html

Михаил Гавлин «У начала династии. Московский городской голова Ефим Гучков и его отец». «Независимая газета»  23.11.1999

Бурышкин П.А., Москва купеческая, М., 1991;

А.И. Гучков рассказывает..., М., 1993;

Сенин А.С. А.И. Гучков «Вопросы истории», 1993, № 7.

 

Этот род  в истории России дал лишь предпринимателей и общественных деятелей. Известных ученых,  врачей, деятелей искусств в нем  нет. Но зато он интересен яркими характерами и быстрым вхождением рода в элиту общества, это настоящая стрела, пущенная в будущее.

 

Первое поколение: Федор Алексеевич Гучков (1768-1856)

 

Из дворовых людей надворной советницы Белавиной, помещицы Малоярославского уезда Калужской губернии. Старообрядец. На десятом году жизни  был привезен в Москву и отдан в обучение ткацкому и красильному делу, через десять лет, оставаясь крепостным,  открыл свою мастерскую в  селе Семеновском из пяти ткацких станков, на которых он продолжал трудиться наравне со своими работниками.  К 1812 году Федор Гучков был купцом 2-ой гильдии,  имел  фабрику с 50 ткацкими станками, но сам продолжал работать, почитая физический труд богоугодным делом.  В 1812 год  пожар уничтожил его фабрику, товар и имущество Гучкова были разграблены французами, но  в 1813 году он заложил в селе Преображенском новую фабрику, которая  оказалась не менее успешна.


Фабрика в Преображенском.

 

Collapse )

 

Комментарий. Быстрая карьера - старовер-прородитель, делающий дело как бы не ради себя, поскольку даже не хочет пользоваться своим успехом. Достойные дети, не только предприниматели, но уже общественные фигуры. Внук, о котором известно относительно мало, но о котором говорят его дети - европейски образованные, сильные характером, нацеленные на успех. Явна единая линия, одна цель. Правнук крепостного должен был достичь очень многого.
В каком-то виртульаном пространстве Александра Гучкова можно было бы представить себе российским президентом - он и доброволец многих войн, и отважный дуэлянт, человек кипучей энергии,  политик.
Но - не судьба.
 

Я назову тебя Зорренькой, только колоть успевай.

Когда устаешь, голова совершает ошибки. 
Вроде той, что выше: заря - зоРРя - Зорро.
Созвучия-сближения. Механизм создания новых смыслов.
Сознательно используемый каламбуристами, вроде крупнейшего из них - Маяковского, а ныне таких ... 
Механизм, конечно нелепый, ненадежный и заслуживающий осмеяния.
Лиля Брик - Хина Члек.
Но сегодня каламбур стал основным путем.

Обществу и истории необходимы рейтинги правителей.

Неоднократно сталкиваешься с одним и тем же явлением: какой-нибудь N вдруг заявляет, что Иван Грозный или Николай I  - идеальные правители, благодетели, ангелы, создатели симфоний власти.
В мире слов  доказать что-либо - трудно.
Ты слово - тебе два.
Выход только в объективизации, количественных показателях.

Нужны  рейтинги  правителей, построенные на цифрах. Для начала - пусть спорные. Но любой метод создания рейтинга можно улучшить.
Я хочу сделать несколько пробных серий рейтингов в самое ближайшее время.
Понятно, что они будут описывать правление, а не стиль власти единственного человека.

«Промышленный рейтинг» российских императоров © от Александра I до Николая II.

Давно хотел его составить, но проблема была (и есть) в разрозненности данных о промышленности Российской империи. Есть отдельные сведения по численности рабочих, предприятий, производству промышленной продукции, обороту Нижегородской ярмарки – главного внутреннего оптового рынка 19 века, но нет единой серии данных  для всего периода. Хотя очевидны корреляции между  этими показателями.

В результате я пришел к напрашивающемуся  решению.

А именно: взять имеющиеся цифры числа рабочих (1799, 1812-1813, 1815, 1819-1823, 1825, 1860, 1890, 1897)[1],[2],[3] , добавить к ним оценку для  1850 (известна цифры рабочих в основных производствах, включающих более 80% рабочей силы, зная отношения между производствами  периода 1812-1825  можно получить достаточно точную оценку). Показатели числа рабочих 1855, 1860 года рассчитаны по пропорциям производства для 1850 и 1860 годов  и проверены по оборотам Нижегородской ярмарки (давшей показатель оценки для 1855 года). Показатель числа рабочих 1876 года рассчитан по объемам производства, здесь возможно некоторое завышение, в пределах 20-30 тыс. человек. Достоверность получаемых таким способом оценок будет проверена далее на качественных данных. Есть также оценка числа рабочих в промышленности и на транспорте для 1914 года – 4,2 млн чел., промышленных рабочих из них, вероятно, не менее 3,6 млн. чел. Но пока нет промежуточных точек, что, однако, не так важно.

Получается такой график роста числа рабочих для XIX.

Рис. 1. Рост промышленности России 19 века, измеренный по числу рабочих.

 (нажать, чтобы рассмотеть подробней)

 

Имея цифры и тренды изменений, можно рассчитать данные роста числа рабочих за правление (см таблицу 1), беря первый и последний год правления. В качестве индекса я бы предложил использовать процент прироста, рассчитанный на срок правления (округляя   по необходимости до полных годов).

Таким образом, получается график 2, отражающий «промышленные рейтинги» русских императоров от Александра I до Николая II 

 

Таблица 1.  Показатели правлений императоров.

 

Правление

Рост числа рабочих, разы

Период, полных лет

Индекс роста, отношение %/год

Александр I

(1801-1825)

2,54

25 лет

(1801-1825)

6,15

Николай I

(1825-1855)

1,91

29 лет

(1826-1854)

3,14

Александр II

(1855-1881)

2,12

26 лет

(1855-1880)

4,31

Александр III  

(1881-1894)

1,50

14 лет

(1881-1894)

3,55

Николай II

(1894-1917)

2,74

20 лет

(1895-1914)

8,68

 

 

Рис. 2. Промышленный рейтинг – рассчитанный из данных по числу промышленных рабочих (нажать, чтобы рассмотеть подробней)

 

В общем-то, результат ожидаемый и неожиданный одновременно.

Учтем, для начала, что 2% - это практически 0. Потому что с такой скоростью росло российское население в 19 веке, удвоение за 50 лет.

Высокий рейтинг Александра I  - это, вероятно, усилия тех купцов и промышленников, которые пытались компенсировать потери, возникшие в результате блокады Англии по договору с Францией. Я, кстати, дал уже много биографий известных родов, которые именно в это время сделали свой первый капитал. Опять же, с низкого уровня стартовать проще.

Низкий рейтинг Николая I тоже понятен:  крепостное право не слишком способствовало развитию промышленности, число рабочих росла за счет вольнонаемных рабочих. В правление Николая I построено всего 700 километров железнодорожных путей – рельсы и локомотивы были куплены в Англии и Бельгии. Хотя Россия могла бы производить рельсы сама.

Известно, что Николай возобновил преследование староверов – а они составляли сильнейшую часть купечества и мануфактурщиков.

Вот и вся слава – работал, спал на солдатской постели, развивал муштру и шпицрутены, а вот с промышленностью оказался не только худшим, но и занял собой 30 лет жизни страны.

Александр II сумел многое. При нем было построено 10 тыс. км. железных дорог, которые способствовали развитию промышленности как минимум заказами и возможностью увеличить вывоз. Впрочем, известны и меры экономической политики императора в поддержку промышленности. Его рейтинг заслужен.

Александр III в силу  консервативности правления первые годы перетаптывался на месте и в развитии промышленности. Но потом он способствовал реформам Витте и не умри преждевременно, мог бы пожать плоды его реформ в виде солидной прибавки к рейтингу.

Они же достались Николаю II, царю, безусловно, слабому, но достигшему в области рейтинга развития промышленности максимального успеха. Почему - отчасти начатому экспоненциальному росту промышленности, отчасти усвоенному наконец иному взгляду на мир, в котором фабрикантам принадлежало более высокое место.

 

 



[1] А. Семенов  Изучение исторических сведений о российской внешней торговле и промышленности (СПб., 1859, ч. 3).

[2] Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

[3] Хрестоматия по истории СССР. Т. 2 / Сост. С. С. Дмитриев и М. В. Нечкина. М., 1949. С. 411-412, 594