October 18th, 2008

Спарта и Тарас (Тарент)


Спарта                                                                                       Тарас

В Древней Греции очень долго сохранялось противопоставление дорийских и ахейских городов.
Но постепенно потомки дорийцев  вписались в жизнь Эллады и переняли у соседей все ценное.
Только Спарта оставалась исключением, полюсом противостояния остальным.
Это был как бы  Рим в миниатюре, в котором ценилась военная сила и храбрость, а не образованность и владение различными технологиями. Как и Рим, Спарта возникла путем военного противостояния, как и Рим, она пыталась расти, захватывая земли соседей. Она была полезна Греции, когда воевали с персами, но потом стала причиной крушения Афин в Пелопонесской войне (431—404 годах до н. э.) 
Историки говорят о том, что консервация военной монархии в Спарте произошла под влиянием тех войн, которые она вела.
 
Сам полис Спарта был основан во время или после Микенской войны, то есть в X веке до НЭ на реке Эврот. Через некоторое время спартанское население испытало демографический кризис, не хватало продовольствия.
В VIII веке спартанцы начали завоевание соседней Мессении, также занимавшей плодородную долину.

Мессения была неплохо защищена от долины Эврота, в которой жили спартанцы отрогом гор Тайгет, с запада также горами и крепостью Ифома. Правители здесь также были дорийцы, но пришельцы перемешались с местным населением. Первая месссенская война шла примерно с 743 по 725 год, то есть 19 лет.  Сопротивлялись мессенцы отчаянно, но спартанский царь Феопомп захватил и разрушил крепость Ифому и поработил мессенцев.
Когда спартанские воины вернулись в Спарту, то нашли там множество молодых людей, которые понарожали их жены и свободные женщины в их отсутствие. Их называли "партени" - служанкины дети. Надо думать,  жены не признавались, приписывая детей служанкам.  Некоторое время, вероятно, длилось противостояние спартанских мужей и незаконорожденных "детей служанок".
Наконец, дерзкие молодые люди подняли мятеж, и их вместе со свободными гражданами Спарты без политических права (периэками, вероятными отцами и родственниками партени) отправили по рещению дельфийского оракула основывать колонию в Италию - под руководством некоего Паланта, лидера партени, будущего отца-основателя этой колонии.
Колония Тарас  была основана на реке Тара в 706 году до НЭ.
И вот тут, наконец, возникает забавное отличие: два спартанских, по сути,  города можно сравнивать по результатам их деятельности.
 

Таблица 1 Сравнение Спарты и Тараса.

 

Спарта

Тарас

Основана

X век, дорийцы

708 г., партени и периэки из Спарты

Политический строй

Военная монархия, архаическая система.

Поначалу монархия, с 466 года демократия.

Начало чеканки собственной монеты

Около 227-223 г. до НЭ

Около 520 г. до НЭ.

Экономика

Аграрная, производство оружия для собственных нужд

Производство керамики, пурпурных красителей из морских моллюсков, шерсти, украшений. Одна из самых богатых колоний в Великой Греции.

Знаменитые люди

Военачальники, законодатели (Ликург).

Архит Тарентский, философ, математик, астроном, государственный деятель, военачальник  Филолай, математик и философ  Аристоксен, философ, музчкальный теоретик  Леонид Тарентский, поэт Лисий Тарентский, философ Ринтон, драматург  (около 323–285)

Демографические проблемы.

Потери спартанцев в войнах, число илотов  в IV веке в 4 раза превышало число спартиатов

Население греческих колоний заметно уступало местному населению.

Вершина успехов

V век – в союзе с Афинами победили Персию, в конце века  победа над Афинами в Пелопонесской войне

340 гг до НЭ – крупнейший торговый центр Южной Италии, город имел крупнейший флот и армию

Надлом

371 год, поражение спартанцев от Фив  в битве у Левктры

 338 год до НЭ битва у Мандурии, поражение войска Тараса и Спарты  

Падение государства

Во времена Александра Македонского уже была  незначительна, но все еще способна к сопротивлению, и  тот не стал ее завоевывать.146 год до НЭ - полное завоевание Греции Римом.

281-272 гг до НЭ– завоевание Тараса Римом,
122 г до НЭ - Рим колонизирует Тарас.

Мое личное предпочтение - Тарасу. Очень трудовой и талантливый народ были потомки спартанцев и их побежденных противников, ахейцев. В Италии они показали, чего стоит работа.
Сами спартанцы были отличные воины, но их силы буквально ушли в песок - они тратили на то, чтобы держать в покорности подчиненные народы.
Тарас, пожалуй, не мог не пасть - демография не позволяла ему расти дальше. Но он благополучно стал потом частью Римской империи, тоже весьма спартанской по духу, хотя потом и разложившейся.
Спарта обвалилась на переходе от локальной консевативной силы к империи - не перенесла победы над Афинами.
По мнению Плутарха, это случилось в результате реформы Эпитадея:
Начало порчи и недуга Лакедемонского государства восходит примерно к тем временам, когда спартанцы, низвергнув афинское владычество, наводнили собственный город золотом и серебром. И однако, пока семьи, сохраняясь в том числе, какое установил Ликург, соблюдали такое правило наследования, что отец передавал свое владение только сыну, этот порядок и это имущественное равенство каким-то образом избавляли Спарту от всяких прочих бед. Когда же эфором стал некий Эпитадей, человек влиятельный, но своенравный и тяжелый, он, повздоривши с сыном, предложил новую ретру – чтобы впредь каждый мог подарить при жизни или оставить по завещанию свой дом и надел кому угодно. Эпитадей внес этот законопроект только ради того, чтобы утолить собственный гнев, а остальные приняли его из алчности и, утвердив, уничтожили замечательное и мудрое установление. Сильные стали наживаться безо всякого удержу, оттесняя прямых наследников, и скоро богатство собралось в руках немногих, а государством завладела бедность, которая, вместе с завистью и враждою к имущим, приводит за собою разного рода низменные занятия, не оставляющие досуга ни для чего достойного и прекрасного. Спартиатов было теперь не более семисот, да и среди тех лишь около ста владели землею и наследственным имуществом, а все остальные нищею и жалкою толпой сидели в городе, вяло и неохотно поднимаясь на защиту Лакедемона от врагов, но в постоянной готовности воспользоваться любым случаем для переворота и изменения существующих порядков.

Получается, что Спарта не имела никаго иммунитета от реформ и изменений. И из своего кризиса выйти не смогла. Тут требовалась не военная сила, а совсем другая.

 
ПРИЛОЖЕНИЕ
Сравним монеты Спарты и Тараса периода расцвета.

Тетрадрахма Спарты 227-223 гг. до НЭ, Клеомен III, великий король Спарты и статуя Ортеи.
Одна из первых монет Спарты, их чеканили, судя по относительно высокому качеству, мастера из Тараса, остальные были качеством хуже


Золотой статер Тараса, 320-315, голова Геры, нагой всадник на коне . Вероятный образец для предыдущей монеты.

 
Архаический статер Тараса, 510-500 гг. до НЭ
На дельфине - обожествленный основатель города Палант, он же сын Посейдона Тарас.
Вскоре была освоена нормальная чеканка и на второй стороне появился морской конек. Потом его сменил эфеб на коне (который иногда заменял обычный всадник с копьем или факелом, но неизменно обнаженный)



Статер Тараса, около 280 г. до НЭ


Золотая сережка работы мастеров из Тараса, 3 четв 4 века до НЭ

Cabinet des Médailles, BNF, Paris, France, 
Источники  1.  http://www.mlahanas.de/Greeks/Cities/Tarentum.html


 

Спарта или Афины? Что выбрать Украине?


Пока собирал материал для предыдущей статьи наткнулся на забавную статью философа из Харькова - "Два мира — два образа жизни. Афины и Спарта вчера и сегодня Евген ЗАРУДНЫЙ (кандидат философских наук)" "Зеркало недели" № 10 (538) 19 — 25 марта 2005

Автор рассуждает в контексте выбора Украиной пути на тему, что лучше, византийство или европейство,   Афины или Спарта?

"На самом деле указанная культурная дихотомия, как и вся наша культура вообще, возникла в языческие времена и в пределах пространства одной небольшой области древнего мира — Эллады. Антагонистическими, вечно враждующими ее «половинками» были Афины и Спарта.

Исторический результат многолетней вражды хорошо известен. В очном военном противостоянии — Пелопонесской войне 431—404 г.г. до Р.Х., крупнейшем военном конфликте в истории Древней Греции — верх одержала Спарта. В заочном же культурном агоне неоспоримая победа принадлежит Афинам. Уже хотя бы потому, что Спарта не дала истории ни одного философа, ни одного ученого, ни одного скульптора или архитектора. После Тертея, прославлявшего подвиги героев Мессенских войн, не рождала больше поэтов земля Лакедемона (Тертей, кстати говоря, по происхождению — афинянин). Всю энергию своего народа, весь его талант Спарта подчинила цели достижения военного могущества, в чем и преуспела. «Со щитом или на щите» — напутствовали спартанки своих мужчин, и не было случая, чтобы спартанца повели с поля битвы в ошейнике пленника. Однако не только поразительное мужество и воинская доблесть лаконцев стали причиной всеобщего восхищения Спартой. В знаменитом спартанском образе жизни мыслители увидели нечто большее, нежели аскетический ригоризм и солдатская доблесть. Великие умы умозрели идеал человеческой добродетели.
Свое идеальное и справедливое государственное устройство афинский аристократ Платон прямо-таки списывает со спартанской реальности — в «Государстве» узаконены привилегированное сословие воинов («стражи»), совместные спартанские трапезы (сисситии), запрет на владение драгоценными металлами и пр. ....///
Далее про восхищение Сократа лаконичностью, Плутарха Ликургом и иделальным государством///

 В Афинах было все — философия, искусство, ремесла, экономика, да и мужества афинским гоплитам было не занимать. У спартанцев вроде бы не было ничего, кроме умения воевать. «У них просили не кораблей, не денег, не гоплитов, а единственно лишь спартанского полководца» — свидетельствует Плутарх. <...снова про идеальное госудраство>
Удивительно другое. Идеократическое государство, то есть государство, построенное на власти древних традиций, неизменной морали, нерушимого закона, построенное, кратко говоря, на голой идее, оказывается вполне жизнеспособным. Да, оно не может похвалиться развитием экономики, науки, искусств, высоким жизненным уровнем, но оно живет (и даже может восхищать своим образом жизни). Аксиократическое же государство, то есть государство, построенное на прагматизме и примате ценностного начала, но при этом полностью лишенное начала идеального, обречено. Здесь возможны развитая экономика, технический прогресс, расцвет искусств и сытая жизнь, но его население никогда на станет гражданами. <...>

 И следует вывод:

Поэтому очень хочется видеть Киев не только украинскими Афинами, но и хотя бы чуточку — украинской Спартой.  Как видится в шевченковских строках подвиг трехсот спартанцев царя Леонида: Нас тут триста, як скло,///Товариство лягло!

Говорливого Зарудного на просторах одной статьи страшно далеко унесло от первоначальной темы - Афины (как византийство?) и Спарта (как европейство?). Или надо понимать все наоборот - европейство, как Афины (больше подходит) и Спарта, как византийство (не очень совмещается, но и такое можно представить)?
Не сказал бы, что Афины были так уж лишь прагматичны и непатриотичны, как это видится Зарудному, не согласился бы и с утверждением, что Спарта идеал государства, как он повторяет за другими.
Странно, что философ так не контролирует своей мысли.

А как бы выглядел Киев, если бы был "чуточку Спартой", это страшно интересно знать. Впрочем, можно переименовать "Динамо" Киев в "Спарту" Киев - этого будет достаточно? Или все же надо положить триста киевлян, яко скло?