January 17th, 2010

Совхоз "Большевик". Прошедшее и несостоявшееся.


Прошедщее в родстве с несостоявшимся.

Когда кругом Ока залила поля, когда наш автобус ехал над огромным зеркалом весенней солнечной воды, я вспоминал тех, кто уехал далеко и думал о природе нашей тоски по дальним. Когда ты видишь будущего друга в первый раз - что это за чувство?  

Когда прекрасная девушка с хмурым почему-то лицом не глядит на тебя, но явно ощущает твое присутствие, волнуясь сама и волнуя тебя и пока совсем неизвестно, что будет завтра - что это за ощущение?

Весной понимаешь, что некоторые чувства в родстве между собой и весенним сном в электричке, когда, проснувшись, ты ослеплен солнечным светом на осиновых стволах за окном и опьянен ветром в открытой оконной форточке.

Весна - повтор, новая весна напомнит нам все бывшие, и новый друг хоть и не вернет старой дружбы, но остро напомнит о  ней. Новая любовь обещает сторицей вернуть все потери, залечить все раны, но ожидание ее может быть чувством нестерпимым, потому что складывается из всех прежних ожиданий, из всех прежних утрат. Может быть, мы теряем способность любить потому, что уже не можем сносить ожидание любви. Так прошедшее оказывается несбывшимя.  Бывает иногда очень много чувств, но не происходит встреч – и мы, обессилев от прошлого вконец, перестаем ждать чуда навсегда.

И чувство ожидания дружбы тоже иногда  все сгущается и сгущается, пока навсегда не оседает в глубину. Наш несостоявшийся друг проходит мимо, теперь он просто прохожий, обычный, привычный, но таинственный несостоявшейся дружбой. 


 

Анекдот про древних греков.

Женщины в Древне Греции ценились очень высоко. Иногда на одну женщину можно было пьянствовать целую неделю.

Древние греки, чтобы умилостивить Минотавра возили к нему на съедение прекрасных девушек. По дороге они утешали их так, что по приезде к Минотавру девушки требовали продолжения банкета, вина и Минотавра.  А Минотавр забивался в угол и кричал, что здесь лабиринт, а не проходной двор.

Но это современные шутки.

Настоящие древнегреческие анекдоты:

Один человек родом из Кимы жил в Александрии ( в Египте) и там у него умер отец. Он по местному обычаю отдал тело бальзамировщику и через положенное время пришел забрать его. У бальзамировщика было много других покойников, и он спросил, какие приметы были у отца кимейца. Тот ответил:"Он кашлял"

В Киме хоронили знатного человека. Приезжий спросил, кто умер. Один кимеец повернулся и сказал: "Вон тот, который на носилках"

О жителях города Сибариса говорили, что они рассылали приглашения своим женщинам за год вперед, чтобы тем хватило времени подготовить для пира платья и украшения.

Мальчик кинул камень в собаку, а попал в мачеху и промолвил:  "И то неплохо".

На древнегреческий театр современным взглядом



Интересная статья Дмитрия Трубочкина в "Независимой газете" от 26 ноября 2008 г.
Написана, правда, так себе, но  точка зрения автора меня заинтересовала.

Как отмывали деньги древние греки

КАК СТАВИЛИ ПАМЯТНИКИ САМИМ СЕБЕ

У нас сложилась привычка считать классическую эпоху V века до н.э. — от Эсхила до смерти Софокла, Еврипида, — завершающуюся комедией Аристофана, чем-то наподобие театрального музея. Но если мы задумаемся о конкретных, повседневных событиях, то заметим много новаций не только в драматургии или постановочной практике, но и в организации зрелищ, в частности в том, как работали финансовые схемы.

Государство за короткое время, пользуясь системой демократии, выстроило такую схему финансирования, по которой крупнейшие фестивали регулярно получали до 75% частных средств. Затрачивая около 25%, государство находило разнообразные способы нематериального стимулирования тех людей, которые вкладывали деньги в новые постановки. Если какой-то спонсор — хорег — давал деньги на снаряжение хора, певшего дифирамб, то он мог сам в красивом наряде, в позолоченном венке вывести этот хор перед десятью тысячами человек. На протяжении многих веков спонсор победившей труппы считался одним из победителей театральных состязаний и получал возможность воздвигнуть себе памятник.

Существует легенда, которая в виде исторического анекдота дошла до нас. Какой-то скупой хорег (а может, не скупой, а доведенный до нищеты своей расточительностью в драматических состязаниях) выиграл вместе со своей труппой, но не имел денег поставить себе памятник. Он также имел право заказать картину знаменитому художнику, повесить ее в общественном месте и на этой картине написать: «Я такой-то, победив на таких-то драматических состязаниях, заказал эту знаменитую картину у такого-то художника в таком-то году». Картину он заказал, но не имел возможности оплатить художнику его работу, и в результате получился пустой холст. Там было написано: «Я — такой-то, победил на таких-то драматических состязаниях и заказал эту картину в таком-то году». Над ней, конечно, все смеялись, но её можно считать первым концептуальным произведением, созданным благодаря театру, а также благодаря нищете или слишком большому спонсорскому рвению.

 

БЛАГОДЕЯНИЯ ГОСУДАРСТВА ГОСУДАРСТВУ

Ближе к концу V века до н.э, в период деятельности Софокла и Еврипида, был создан так называемый зрелищный фонд. Государство принимало на себя обязательства финансировать траты народа на праздничные мероприятия. Что туда входило? Во-первых, участие в коллективных жертвоприношениях и общественных пирах. Затем — участие в городских праздничных процессиях, собирающихся для посещения священных мест и совершения обрядов. Наконец, третья и самая важная часть трат из зрелищного фонда заключалась в том, что государство давало деньги своим гражданам на посещение театра. Вот тут и возникает загадка не только для нас, но и для позднеантичных историков.

Отчего вдруг в определенный момент истории государство ввело платные билеты? Первоначально — согласно легенде — посещение театра было бесплатным. Затем стало платным, и почти одновременно с этим государство стало выдавать деньги, чтобы граждане платили и посещали театр.

Какая-то несуразица получается. Вместо того чтобы раздавать бесплатные билеты, раз уж всё оплачивается, государство выделяет своим гражданам большую сумму, чтобы выдавать каждому какие-то небольшие деньги. Из суммы, ему выдаваемой, он должен брать часть на повседневное питание в течение праздника, а часть сдавать на билеты — государству. Один из поздних античных авторов пишет, что первоначально все места были бесплатными, но потом беднота настолько обнаглела, что стала занимать почетные места, предназначавшиеся для жрецов и политической элиты, то есть для тех, кто имел полное право сидеть на первых местах.

Один анекдот дошёл до нас и рассказывает, что как только афинское государство стало собирать в театре не только своих граждан, но и приезжающих из других стран послов на театральные состязания, некоторые послы стали садиться не на те места. Иностранцам полагалось сидеть (если они не особо почетные) на задних местах. В одной комедии, от которой сохранился только фрагмент, актёр, играющий женщину, жалуется от её лица, что женщин настолько не уважают в государстве, что сажают в театре аж позади иностранцев, то есть на самые задворки.

Но есть еще одно интереснейшее античное свидетельство, что те деньги, которые государство выкладывало на оплату посещения собственными же гражданами театра, возвращались государству в виде налога с тех, кто продавал гражданам билеты. Итак, гражданин получал от государства и сразу отдавал деньги за посещение театра людям, ответственным за наем театра. А эти самые люди в виде налога отдавали их обратно в государственную казну. Получается кругооборот, который уже становится интересен: как мы знаем, на определенной стадии оборота денег возникает новое качество — например, деньги попадают с одной статьи расходов на другую, то есть отмываются.

И вот это заставило меня присмотреться к кругообороту средств в классическую эпоху. Почему государство было заинтересовано в том, чтобы возвратить деньги без извлечения прибыли. И, возможно, даже действовало себе в убыток, поскольку часть выдаваемых денег граждане, естественно, тратили на приобретение пропитания в коллективных праздничных пирах.

Разгадка пришла тогда, когда выяснилось, что чиновники, ответственные за распределение средств и за контроль над этими средствами, получали возможность финансировать свою деятельность дополнительно за счет собираемых налогов. Иными словами, если мы часть средств поместим в зрелищный фонд, раздадим его гражданам афинского государства, те безропотно понесут его ростовщикам, которые отвечают за содержание театра во время праздничных мероприятий. А государство эти же деньги в виде налогов соберет с ростовщиков в казну, и теперь госаппарат получит право их тратить на себя. Деньги, прошедшие этот кругооборот, так сказать, отмыты.

 

Collapse )

Любовь-морковь: Светлана Аллилуева и Давид Самойлов.

 Наткнулся на курьезныe  воспоминания о поэте Борисе Самойлове  Борис Грибанов "И память-снег летит и пасть не может. Давид Самойлов, каким я его помню"
И автор пошловат, хоть и занимал в свое время какие-то там 
посты "в культуре", издавал Библиотеку всемирной литературы да и Давид Самойлов предстает в его изложении довольно пошлой личностью, пьяницей, бабником и чуть ли не сутенером.

Но оба умерли, так что вопрос этот сам по себе неактуален. 

Но есть там изложение "любви" поэта и дочери вождя. А также глубокомысленные рассуждения двух друзей о  Сталине.

Скопирую эту историю сюда:

Collapse )