March 6th, 2010

Записки «поганца и ругателя» о Петре I.

 

 

«…такого поганца и ругателя на Московское государство не бывало; с приезду его сюда нас учинили барбарами и не ставят ни во что. Если такой поганец будет впредь, и не такие пакости может учинить»

П. А. Голицын об авторе «Дневника путешествия в Московию» из Вены Ф.А. Головину, 8-го августа 1701 года.

 

Книга Иоганна Георга Корба, которого так честил Петр Андреевич Толстой (по ошибке принимая за ее автора австрийского посла Гвариента), - один из основных источников по расправе Петра над участниками стрелецкого бунта 1698 года. Именно эти эпизоды и вызвали осуждение венского общества и признание русских «барбарами».

Поскольку источниками сведений были и слухи, то книга может быть и не точна в некоторых конкретных деталях, но в целом это свидетельство честного наблюдателя, в котором даже и слухи работают на впечатляющую деталями картину того времени. Честность ведь сплошь и рядом  дает эффекты  куда страшней выдумок.

Если разбираться с тем эффектом, который книга произвела на европейскую читающую публику и производит на российское общество до сих пор, надо учитывать, что Корб описывает конечный пункт противостояния царя с   частью вооруженной силы его государства.

Стрельцы. Появление стрельцов (1550) – один из главных результатов реформ Ивана Грозного. Это регулярное наемное войско, но с  элементами патриархальными (сословность, связанность с правами собственности на землю) и универсальными, которые таким старым военным образованиям присущи. Перечислим, что наряду с участием в походах стрельцам отводилось  исполнение полицейских и пожарных функций  в мирное время, давались права заводить хозяйство (огород, скотину, заниматься ремеслом, торговать с определенными льготами), что уменьшало содержание от государства, а также давалась возможность жениться, передавать службу по наследству детям. 

Если прикинуть затраты власти на стрельцов, то надо отметить, что на рубеже XVI—XVII веков рядовые стрельцы получали в год от 4 до 5 руб., а так же по 12 четвертей ржи и овса. Цена четверти ржи (3,5 пуда или 57,3 кг) составляла  на тот момент 30-40 московских денег (полукопеек) или 15-20 копеек за четверть. То есть в пересчете на рожь это примерно 1850-2600 кг зерна в год (5,8-7,4 руб) или по 5-7 кг ржи в день. Это касается московских стрельцов, которые также получали еще соль и сукно, но содержание было меньшим  для стрельцов городовых.  Понятно, что командиры получали заметно больше. Таким образом, только оплата стрелецкого войска в 28 тыс. человек (1630) год требовала затрат более 210 тыс. рублей в год, а в тех же пропорциях 55 000  человек (1680) потребовали бы более 410 тыс. рублей в год.

И все же эти цифры невелики, это все еще экономия на армии, и Тридцатилетняя война задавала иные требования и иные стандарты, в том числе и оплаты наемников. Когда полки иноземного строя стали заводить в России в 1630-ых, то нанимали для них солдат и покупали западное вооружение. Один из первых организуемых полков, полк Ван Дама,  предполагал, что наемные  «солдаты и начальные люди должны были получать значительное жалование - не меньше 4 с полтиной рублей на человека на месяц вперед + подъемные по 15 рублей на человека»[1]. Потом жалованье было несколько снижено, но, в общем-то,  иностранные наемники получали на порядок более высокие жалования, чем стрельцы.

 

Collapse )



[1] Пенской Виталий Викторович. Развитие вооруженных сил России и военная революция в Западной Европе во 2-й половине XV - XVIII вв.: сравнительно-исторический анализ : Дис. ... д-ра ист. наук : 07.00.02 : Москва, 2004 525 c. РГБ ОД, 71:05-7/77