November 10th, 2010

Суд "по понятиям" и вина "козла отпущения".


На Иносми - перевод статьи Джексона Дила (Jackson Diehl) "Россия перед судом" ("The Washington Post", США). Цитата:

 "В отличие от своих недавних предшественников Ходорковский не является великим писателем или активистом правозащитного движения. Он предприниматель, игравший по тем жестким правилам, которые сложились в России непосредственно после окончания советской эпохи. «Я совсем не идеальный человек», - говорит он. И, тем не менее, благодаря Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву он стал новым моральным лидером страны".

Еще раньше там же статья Кэти Лалли (Kathy Lally) "Заключенный Ходорковский считает, что вся Россия кровно заинтересована в этом процессе"

"Компания «ЮКОС», построенная Ходорковским и его партнером Платоном Лебедевым и достигшая невероятного успеха, была объявлена банкротом после их ареста и расколота, причем большую часть активов приобрела государственная «Роснефть». А теперь, по словам Ходорковского, вся Россия смотрит на это и не понимает, изменилось ли хоть что-нибудь".

Ясно, конечно, что статьи эти не для нас, а для американцев писаны. Потому в центре благо - построить компанию, и благо - отстаивать свои права. Так и моральным авторитетом можно стать. В США.
Однако, мы то знаем, что компанию Х. и Л. не строили. И права не бывают абстрактно общими, всегда есть конкретный случай.

Но это надо  разбирать реалии. Вот когда их разбирают -  старое интервью Майкла Хадсона Стэндаду Шэферу, информационный бюллетень «КаунтерПанч».27 февраля 2004 года, выложенное в ЖЖ Елены Барской, - то даже и западному читателю приходится чесаться:
"Для получения общего представления о происходящем стоит разобраться, как далеко заходила деятельность Ходорковского задолго до «Юкоса». Его банк «Менатеп» финансировал аукционы по продаже госсобственности, проводимые в пользу узкого круга лиц. Бывший участник событий поведал интересные детали в ноябрьской статье «Правды».

«Банк Ходорковского «Менатеп» был каналом, через который шли почти все серьёзные российские денежные потоки в период с 92 по 98 год. Когда мы стали заниматься толлингом алюминия, а другие занялись толлингом меди и никеля, выручка от этих операций не возвращалась в Россию. В то время премьер-министр России Силаев, вице-премьер Олег Сосковец, советник президента Александр Коржаков и спикер Руслан Хасбулатов – все советовали нам проводить платежи через «Менатеп». Это мог быть «Менатеп Кипр», «Менатеп Гибралтар», «Менатеп Женева», «Менатеп Нью-Йорк» и т.д. Когда мы продавали металл, небольшая плата уходила рабочим-сталеварам через специальный банк, часто «Ситибанк» в Нью-Йорке. Основная часть денег поступала в «Менатеп» с пометкой «для дальнейшего перевода в компанию такую-то или на счёт в банке таком-то». Кто стоит в конце цепочки – мы не знали. Это было не наше дело. Мы платили за услуги оговоренную цену, и всё. Только «Менатеп» точно знал, куда шли эти платежи после того, как мы вносили деньги на наши счета.

Суммы там были приличные, только лишь наши платежи доходили до 60 миллионов долларов ежемесячно.
«Менатеп» следил за денежными потоками, и направлял средства на счета высшего руководства страны, в правительство и чекистам, организовавшим параллельную структуру власти. «Менатеп» создали именно эти люди, именно они поставили Ходорковского руководить банком, а не наоборот". 
"Так что же происходит в России? Мы наблюдаем агонию клептократии ельцинского образца. Ничего так хорошо не иллюстрирует провалы приватизационной эпохи, как безобразные залоговые аукционы 1995-97 годов, обеспечившие богатство Михаила Ходорковского. Осенью 1995 года «Менатеп» получил право проведения аукциона по покупке 45% акций государственного нефтяного гиганта – компании «Юкос». Поскольку иностранные инвесторы и конкуренты из России были дисквалифицированы, Ходорковский и пять его партнёров выкупили 78 процентов акций «Юкоса» за 309 миллионов долларов. Насколько абсурдной была эта сумма? Летом 97 года, через 2 месяца после завершения сделки, рыночная капитализация «Юкоса» на Российской фондовой бирже составляла 6 миллиардов долларов. Сегодня «Юкос» стоит 24 миллиарда.

Когда Вы тайно скупаете по дешёвке государственные активы, никогда нельзя быть уверенным в том, что Ваши права на собственность никто не оспорит. Люди всегда будут считать Вас мошенником, а правительство будет воспринимать не как владельца имущества, а как его сторожа. Представьте себе, что Маргарет Тэтчер проводила приватизацию 80-х годов в британской промышленности таким же образом. Представьте, что госкомпания «British Petroleum» была продана в 1987 году не за 40 миллиардов долларов, а за 400 миллионов, и 78 процентов компании перешло к близкому другу сына премьер-министра. Согласятся ли будущие власти Британии с таким положением дел? И если согласятся, то как будет выглядеть будущее британской экономики, выстроенное на подобном основании?"


И вот почти отсидевшего первый срок мошенника пытаются навязать в качестве морального авторитета, потому что ему светит второй.
Однако,  то, как с ним борются, является разборкой "по понятиям", а не по закону.  Судят не за главное в его воровском бизнесе, а за какие-то детали.Судить  надо за наглую и беспрецедентную кражу общественной собственности - и не только Ходорковского.

Замена обвинений не снимает вину с Ходорковского, но лишь делает его козлом отпущения.
Когда "козел" претендует на полную моральную правоту, неприятно, но в самом деле непонятно, почему  отвечать должен он один?

Византийские кресты с линзами.

Небольшое дополнение к теме древней оптики - кресты с линзами из драгоценных камней и стекла в Византии.
 

Византийский крест 7века  - золото, горный хрусталь. 4,0 см. Оценочно диаметр линзочки 1 см.

BYZANTINE GOLD AND ROCK CRYSTAL CROSS
EARLY VII c. A.D.


Византийский золотой крест с линзой из зеленоватого стекла, начало 7 века, 6,1 см. И тут диаметр линзы около 1 см. Что-то есть под ней на подложке, что-то она увеличивает - что? Разрешения недостаточно.

Вообще кресты такого типа, с вставкой камня или стекла были весьма распространены именно в 7 веке.

Византийский крест 7 веке со вставкой голубого стекла, 3,3 см. Качество вставки, правда, ничтожное.

Серебряный византийский крест 7 веке со ставкой из зелено-голубого стекла. 4,4 см. Поверхность стекла выщелочена, мутная.
 
И даже остроготы переняли кресты такого типа у византийцев:

Остроготский крест, 7 век, серебро, голубое стекло. 3,4 см. Линза неоднородная, большего размера около 1,7 см, хорошо обработанная.. Впрочем, изделие  явно византийское, попало к остроготам в результате торговли..
Такие вставки из стекла переняли, вероятно, и викинги - вот заколка с такой ставкой из раскопок в Старой Ладоге. Бронза, линзочка из стекла, неплохо обточенная, но потускневшая.  Это мостик к так называемым линзам викингов из Висби , о которых я писал ранее.

Факт, что линзы такого размера (примерно 0,5-1,7) см в то время точить умели, хоть из горного хрусталя, хоть их стекла. Интересно было б посмотреть на их качество.
Вообще интересно и само сочетание креста и линзы. Что тут имелось в виду, какой смысл?