December 20th, 2010

Писатель и его дело.

Писатель, конечно, не денежка, чтобы всем нравился. Книга одно, человек, который их пишет, совсем другое.  Бывает, наверное, так, что читателю, как исключение, нравится и писатель, и его книги.  Бывает, что нравится только писатель, как особый вид литературного героя, а книги – пожалуй, что и нет. Хорошая книга может быть у такого писателя всего одна, первая или вторая. А потом – он сам становится книга. Пелевин, к примеру, хорошая и остроумная книга. А что пишет сейчас – неважно, в общем-то.

Бывает наоборот – книги невероятно хороши, личность почему-то режет глаз. Гоголь был таков, когда его драконил Белинский. За что? За очерки, продиктованные желанием добра, ну, пусть даже желанием ошибочным. Но как топтал змея пламенный Виссарион, как ухал при этом жутко!

В России вообще часто бывало так, что люди и книги-то  толком не читали, а только лаяли на их писателя, как он плох, бестия. Лескову, после того, как он пошел против мнения ведущих интеллигентов, пришлось скоренько отдуваться на заборе, окруженным такой стаей, которая рычала на него снизу за то, что он не стал ррр- ррр -ррреволюционером. А полагалось тогда. Или хотя б сочувственно молчать в пользу революции было просто обязатально.

Пастернаку так со стаей не повезло в конце жизни. Правда, там уже лаяли за другое – «что сало русское едят!»

А с недавних  пор не повезло и Михалкову – пусть писатель он в последнюю очередь, а режиссер мирового уровня в первую. Но уж и его кино хают, и не вспоминая, а каково оно? Забавный встретился эпизод – PR-агентуре заплатили за массовый лай против последнего фильма в блогосфере. И агентура таки громко пролаяла, ну и бегавшие мимо ребята подхватили.

Интеллигенция у нас непременно партийная, кто не с нами, тот против нас, тот Вий - поручик Ржевский - Фантомас.

Правда, хуже партийной литературы  ничего и придумать нельзя. Это когда и книги ни к черту, и писателя только в мешок с камнем, да в пруд кинуть. Пусть попробует по ходу дела изобразить графа Монте-Кристо.

 

Collapse )