December 24th, 2010

А. Введенский в роли пророка: Москва и аул.

 
БОЛЬНОЙ КОТОРЫЙ СТАЛ ВОЛНОЙ

увы стоял плачевный стул
на стуле том сидел аул
на нем сидел большой больной
сидел к живущему спиной
он видел речку и леса
где мчится стертая лиса
где водит курицу червяк
венок звонок и краковяк
сидит больной скребет усы
желает соли колбасы
желает щеток и ковров
он кисел хмур и нездоров
Collapse )

Что тут сказать? Странный стих, абсурд обериутский, но  -  навязчивые сближения и ассоциации.  Аул, как символ больного, отсталого. "Ну, хорошо ревет чеченец... ты знай, что ты покойник".
Так тому и быть, вероятно. Аул свое отжил. Пора в современное общество.

Чешское Рождество.

 

Можно сказать, что сама формулировка "чешское Рождество"  - нонсенс. Что есть общее для всех христиан Рождество Христово,  частное национальное неприемлемо. Разве что отмечать его можно, как католики и православные, с разрывом и в разных упаковках, а надо бы смотреть в глубь.
Но, во-первых, я другого   Рождества, нежели в чешской обертке, не знаю, а во-вторых, вариации явно наличествуют, даже  если шагнуть в Словакию. Или Венгрию.  В третьих...

Collapse )