February 6th, 2011

«Ананасная вода» и состояние нашего мира.


Прочел, наконец, последний пелевинский сборник «Ананасная вода для прекрасной дамы». Почти не пропускаю его вещей, только «Шлем ужаса» выпал по непонятным причинам из моего круга чтения.
Критики и многие читатели Пелевина говорят, что его магия, мол, пропала, он повторяется. Неблагодарные ребята (и изредка девчата). Критик у нас, что пессимистичный покупатель арбузов, он всегда готов к худшему, пусть все приметы (сухой хвостик и звонкое эхо) говорят о другом. Захотелось проверить самому, а что, собственно, повторяет в своем творчестве Пелевин? И есть ли у него шансы «исправиться» - в конце концов, он же не футболист, чтобы непременно забивать голы, а после того, как устанет и потеряет скорость, уходить на покой.
Для начала применим метод самый простой – возьмем хронологический ряд пелевинских произведений (рис.1) из статьи в Википедии, прикинем объемы произведений (Либрусек) и посмотрим, а как выглядит творческий график этого писателя. Это, конечно, предельный формализм, но кое-что он позволит понять.

Рис. 1. Хронология писательской активности  Пелевина.


График занятный, видно, что у Пелевина за пиками следуют периоды 2-3-летних пауз (последняя заняла всего 1 год), и что пока он пережил 5 циклов подъемов.
Надо еще вспомнить, что за ними. Вот что получается, если посмотреть на список произведений по годам.
1 цикл. В 1990 году появилась принципиально очень важная вещь - повесть «Затворник и Шестипалый» с ее параллелизмом между жизнью бройлерных цыплят, из которых автор выделил двух мудрецов, стремящихся к просветлениию, и человеческим обществом. То есть для истолкования событий в обществе был предложен код параллельного мира, в данном случае механизированного курятника. Идея плодотворная. И интересная имено тем, что в качестве параллельного мира выступил мирок как бы очень простой, понятный и даже скучноватый – но насколько в паре он оказался ценен и плодотворен!
В 1991 году ВП испытал огромный подъем - 18 вещей! Между ними целый ряд его шедевров: "Вести из Непала", "День бульдозериста", "Миттельшпиль", "Онтология детства", "Принц Госплана", "Проблема верволка в средней полосе", "Хрустальный мир".
Все они разрабатывают в разном виде открытие 1990 года. Параллельный мир оказывается то загробным томлением души в чистилище, то сатирой, то шахматной партией, то детством, то компьютерной игрой, то миром оборотней, то антропософской схемой. Но при том открывались и возможности для шуток, иронических построений, философских открытий – собственно, складывался облик писателя, быстро привлекшего большое число поклонников. Я бы еще вспомнил «Девятый сон Веры Павловны» - нечто вроде реквиема по Перестройке. (на реквиемы автор будет еще богат). Показалось, что Пелевин может все, он какой-то маг.
Collapse )