April 13th, 2014

О вражде и неприятии.

Вокруг Украины сейчас много чего говорится. Часть, конечно, это просто прах, поднятая пыль.

Вот одно ходовое мнение (интервью В. Войновича на "Свободе" почти месяц назад 16.3. 2014), почти образцовый формат для интеллигентской фронды:

"Но если даже большой войны не будет, реальная угроза такая: в результате столкновения России с Украиной эти народы, какая-то часть которых воспринимала отношения как братские, теперь станут заклятыми врагами. Само столкновение, если дорастет до какого-то уровня, приведет к распаду Украины и к распаду, в конце концов, России тоже. Потому что теперешние события очень подогревают сепаратистские настроения там, где они есть. А они есть по всей территории России".

Братские народы, один из которых 1992 года поставил перед собой  цель полностью ассимилировать другой внутри своего государства, и работал над тем 23 года, и в создании неприятных конструкций весьма преуспел, и при том  старание второго государства сохранить ситуацию "братства", ничего из этих усилий не принимая всерьез.

И теоретический базис - так то лучше. Ни во что не вмешиваясь, убережемся от сепаратизма и от распада. Хотя конструкции спорные - если Украина распадется, то и Россия, мол, непременно.
Что-то типа души Кощея на кончике иглы, которое в яйце, то в утке, утка в .... и так далее до сундука висящего на дубу в городе Киеве.
А собственного существования у России, мол, и нет никакого.

В свое время я читал о дилемме, которая возникла после распада СССР перед украинской провинциальной, по сути, элитой (провинциальной,  потому что самая активная часть ее стала после Хрущева и Брежнева самой что ни на есть центральной, столичной и правящей в России): строить многонациональное государство или  же сугубо украинское, выделяя украинцев из русской истории и культуры.
"Рух" и близкие к нему деятели хотели, понятно, украинизации. Они предостерегали, что  против русской культуры слишком слабы и, начав с многонациональной Украины, можно придти только к чему то вроде СССР внутри вновь создаваемого государства, где украинское только будет все больше терять под собой почву.  Значит, надо выдвинуть украинизацию на первый план.

Но, поставив далекую задачу украинизировать русских, приходилось думать об украинизации собственно украинцев: уж слишком они разные во Львове, Виннице, Одессе, Харькове или Чернигове. Вот тут и начал совершаться идеологический пролет: противопоставление битвы у Конотопа - Полтавской битве, Петра, как деятеля и украинского,  -  Мазепе, украинского языка - русскому, создание истории терпил вместо истории победителей.
Перенос побед в далекое  прошлое и  будущее.... Все эти мечтания, что Украина расцветет и колонизирует Россию... Или трагические переживания, что Андрей Боголюбский сжег когда-то Киев.

На фоне сильно вороватой провинциальной "элитки", на фоне олигархов, делающих политику в своих интересах, государство получалось весьма внутренне напряженное, и деятели его неравновесно представляли народ.  И, собственно, этот народ слишком похож в Белгороде и Харькове, Луганске и Ростове, чтобы из него можно было лепить и вылепить что-то вроде немцев и французов, столкнуть лбами.

Какая там вражда, какая война, когда есть неприятие того, что пытается сотворить некая старая группа укропрогрессоров?
Зачем ставить идеологию, да еще такую замшелую, на три места впереди перед реальной экономикой? Украина, как конструкция неравновесная, зашаталась от испытания: выработать более или менее единое мнение по отношению к вступлению в ЕС.  Киевские интеллектуалы хотели, потому что ничего не теряли. Западенцы хотели, потому что дома работы нет, и так с визами, может, станет попроще. Остальные в лучшем случае не понимали, что их ждет.

И наше неприятие хода украинской истории в последние 23 года вполне себе находит аналог в самом украинском обществе, в конечном выводе: все прогнило насквозь.
Если с кем мы и можем враждовать, то только с верхушкой. Не с народом. Который хоть, опять же, разный, но в основном все тот же, наш.

Горячая тема и быстрый ответ СБ ООН.

Страны-члены Совета безопасности ООН получили официальное уведомление о созыве в воскресенье вечером экстренных консультаций по Украине.

"Председатель Совета безопасности приглашает членов совета на неформальные консультации в полном составе в 20.00 вечера (04.00 мск)", - говорится в сообщении пресс-службы ООН.

По предварительным данным, встреча будет закрытой.

Из интервью Олега Табакова

— Но если бы к вам сейчас пришел режиссер и сказал, что готов поставить на сцене МХТ спектакль о крымских событиях или о сложных взаимоотношениях России с Украиной, то вы…

— Неинтересно! Я не торгую на центральном рынке. Я не торгую на базарах выходного дня. Я не по этой части. И тому, кто придет с этим, я скажу: «Вот тебе бог, а вот тебе порог. Докажи жизнью, что имеешь право высказываться на подобные проблемы. Жизнью!».

....


— Художник должен участвовать в политической жизни страны? Особенно сейчас, в острый момент?

— Не должен. А должен быть или стремиться быть интеллигентным, порядочным человеком. Вот то, что я не антисемит, — это гражданская позиция? Это я участвую в политической жизни?

— В таком случае, если художник дистанцируется от политики, должен ли он подписывать коллективные письма политического свойства?

— Если ты заметила, я вообще не подписываю писем. Но с Крымом… Ведь я подписал не потому, что за это мне что-то дадут. А потому, что я так думаю. Никакой политики здесь для меня нет: мой прадед воевал на Сапун-горе, дед поставлял значительную часть зерна во время русско-японской войны, а отец восемь месяцев вывозил из Крыма умирающих раненых. Мне кажется, Путин за долгое-долгое время сделал очень важный отлуп нашим международным оппонентам. Это очень важно: нам чужой земли не надо, но и пяди своей не отдадим.

— Сказав это, Олег Павлович, вы рискуете попасть под шквал критики, осуждения оппозиции и тех, кто придерживается другой точки зрения относительно Крыма.

— Осуждение чего? Значит, у вас не болело, когда 43 года назад (Так в "МК" - на деле, конечно, 60) малообразованный кукурузовод взял и отрезал принадлежавший России огромный кусок земли, где мой прадед, повторяю, был на Сапун-горе, где мой отец вывозил раненых.

— Получается, мы должны вернуть немцам Калининград, который был их Кёнигсбергом.

— А это уже международное сообщество так решало. А это было наше. И полито кровью нашей. Отрицать это никто не сможет. Кровью!

— А если за Крымом потянется Восточная Украина, Донбасс?

— Ну тогда я поправлю.

http://www.mk.ru/culture/theatre/interview/2014/04/13/1013319-oleg-tabakov-ya-ne-torguyu-na-tsentralnom-ryinke.html