November 19th, 2014

10 лет спустя.

Любопытно вспомнить  некие прошлые мнения и признания.

Андрей Сергеевич Смирнов, режиссер фильма "Белорусский вокзал", в старом ([30-05-2004) интевью радио "Свобода":

"Мне было трудно в горбачевские годы, потому что, прожив всю жизнь, как подпольная крыса, в нищете и ненависти к власти, я стал свидетелем и, естественно, участником событий, дожить до которых я не мог и мечтать. Может быть, неслучайно я за годы свободы и отсутствия цензуры, в общем, толком ничего не написал, не снял (я работал, естественно, я был актером, преподавателем), потому что ситуация, в которой я оказался, для меня была чрезвычайно непривычна. Рождалась какая-то другая власть, какой-то другой порядок, дожить до того, повторяю, я не мечтал, и я считал своим долгом участвовать в ниспровержении старого и, по возможности, создании нового режима. Но эти годы прошли, и я уже давно чувствую себя вполне уютно, потому что опять уже давно живу жизнью подпольной крысы. Конечно, мне гораздо свободнее дышится, чем дышалось при большевиках. Конечно, мне гораздо легче прокормить свою семью, потому что больше возможностей заработка в моей профессии. Но, как и при Брежневе, я давно уже не читаю газет, не смотрю телевизор, только если там футбол не показывают".

"...я полагаю, что, хотя революция антикоммунистическая в чем-то удалась, сегодня мы живем в другой стране, а с другой стороны, недаром так успешно развивается контрреволюция. Потому что я полагаю, что правые силы, которым я глубоко симпатизирую, - либералы, новые капиталисты - вели себя, как дети, потому с таким треском и проиграли выборы. Как говорил один из моих друзей Даниил Дондурей: "Что стоило объединить усилия и за эти годы построить сто тысяч квартир для офицеров бездомных? Что стоило усилить эти льготы? Что стоило сделать хотя бы из части военных вузов действительно элитные учебные заведения, чтобы в армию пошли "мозги", которых так не хватает России вообще и катастрофически не хватает нашим военным и спецслужбам?" Как я могу к этому относиться? Это близорукая политика. Но, я убежден, к сожалению (то, что я назвал контрреволюцией), уже ясно, что реформа армии не то что провалилась, как говорили, а она не начиналась, и, видимо, не начнется".

"... я, в отличие от моего отца, убежденный антикоммунист, много лет, всю жизнь так прожил, что никакой советской культуры я не знаю и знать не хочу. Я жил и работал всю жизнь в российской культуре, как бы они ни называлась. Так же как для меня или для моих друзей, которые жили в нашем Ленинграде, мы это слово никогда не произносили, потому что мы знали только город Санкт-Петербург задолго до того, как ваш любимый режим приказал долго жить. Я человек тоже раздражительный, злой и могу быть бестактным. И моя ненависть к коммунизму... Я никого не агитирую. Меня позвали сюда гостем, мне задают вопрос - я отвечаю. Но отвечать то, что вам бы хотелось, я, увы, уже не смогу: я слишком стар".

"Но в том, что активность народа упала, огромная и наша вина - тех, кто начинал и продолжал эту революцию, сторонников Ельцина, сторонников Горбачева, либералов и так далее. Мы не сумели донести эту идеологию, во-первых, до собственного народа. А во-вторых, к сожалению, плоды демократизации оставили в нищете столько людей, что они взваливают это на демократию - понятие, которое они, по существу, так и не получили".

Collapse )