February 13th, 2015

Василий Аксёнов и советская власть.

Читаю "Одно сплошное Карузо" Аксёнова  - сборник его малоизвестной и неиздававшейся части литературного наследия - записные книжки, эссе и пр.

Натыкаюсь про Женеву в 1966 годук:
"В каком направлении мы шли, к озеру или от озера, я сейчас не помню, но для меня тогда эта прогулка вдоль тихих и чистых улиц Европы шла в другую сторону от проклятой советской власти"

Я в Женеве побывал в теплом сентябре 2014-ого. Город и озеро красивы, факт. Только вот улица, на которой был мой отель, шумела всю ночь - допускаю, что виноваты афроевропейцы и лица ближневосточных национальностей, которых 50 лет назад было мало. И во время прогулки занесло на лощадку, с которой прекрасно была видна часть города, но вот проход с ней смердел норкоманско-алкогольной мочой, как какой-нибудь зверинец. И опять же допускаю, что мне просто не повезло с этой конкретной улочкой.

Но смысл противопоставления понятен.

Спустя несколько страниц Аксёнов, лет 13-14 спустя после той пргогулки, пишет про эмигрантский, так сказать, дискурс:
"В зврубежной части нашего калашного ряда к "советскому местожительству существует какое-то особенное, пристально-ревнивое,  вызывающе-отвергающее, а порой, как ни страннол, не очень-то порядочное отношение".
И вспоминает Кублановского:

"«И всё-таки не стоило бы настоящему поэту с таким мучительно прищуренным напрягом приглядываться к своим советским коллегам, пусть даже если они его в чём-то (житейском, разумеется, приспособленческом) переплюнули.

…хорошо вам не знать недосыпа,

хитрый Межиров, глупый Евтух,

Вознесенский, валютная липа!

Стоило ли Кублановскому настаивать в своём последнем парижском сборнике на этом стихотворении, на которое его друзья по альманаху «Метрополь» указывали как на довольно противное?"

В общем, дискурс нехорош, но похож. На вышенаписанное.