April 26th, 2015

Проблемы выбора - романтика или исполнителя?


"Дедушка" с преемниками - реальным и несостоявшимся.

"Уход"

О похожем разные люди говорят по-разному. Немцов незадолго до смерти сформулировал -- "Уход к Ельцину – моя политическая ошибка".

Как говорила Ахматова

"Когда человек умирает,
Изменяются его портреты.
По-другому глаза глядят, и губы
Улыбаются другой улыбкой.
...."


И слова воспринимаются иначе, символически. Сейчас-то  уход к Ельцину - это прямо на тот свет. Но и при его жизни хорошего в этом было мало. Казанник, Хасбулатов, Руцкой, Грачев, Лебедь - "иных уж нет, а те далече", и все через "уход к Ельцину", приближение к нему..

Можно спросить, а как же Путин? Он то к Ельцину тоже ушел?  А вот тут - неизвестно же, кто к кому ушел.

Версии ухода

Ельцин, может быть, искал в последний год, кто его не тронет (версия 1).  По крайней мере, так трактовал это Немцов: "Сейчас я понимаю, что произошло и почему вдруг появился Путин. Имя Путина всплыло в цейтноте, когда до выборов оставались месяцы. Ельцин не доверял ни Примакову, ни Лужкову, ни Черномырдину. Окружение же убеждало его: нужен такой президент, который обеспечит и ему личную безопасность. Окружению было безразлично, куда новый президент поведет страну, они думали о себе.
Окончательный выбор преемника Борисом Ельциным для меня стал абсолютно неожиданным. Узнав фамилию, я опешил: «Только пластилиновый народ, который хорошо прогрели на солнце и долго разминали, может проголосовать за человека, который начинает свою политическую карьеру с президентских выборов».

Я не мог поверить, что мало кому известного незаметного полковника КГБ-ФСБ Путина можно избрать за полгода на высший пост в государстве. Я хорошо знал Владимира Владимировича, он никогда ничем не выделялся на фоне серой массы государственных чиновников и никогда не имел особых заслуг перед Отечеством".

Остается только спросить, а почему же не Немцов? У него, надо понимать слова Немцова, были особые заслуги перед Отечеством?

Или же окружение Бориса Николаевича заботило, тронул бы Немцов Ельцина и вместе с ним его окружение?


Или (версия 2), можно  принять на правду слова самого Ельцина про то, что  он "искал честного человека. И нашел".

Так что же выбрать? Надо найти дальнейший материал для сравнения.


Версии исторического времени по Немцову и Путину: лихость или романтика?


Романтики с большой дороги...


1997-1999  год был  пик этих поисков.

Collapse )

Владимир Лакшин «Россия и русские на своих похоронах»

Нашел недавно эту старую статью  Лакшина («Независимая газета». 17.03.1993)
Выложу ее, пожалуй, как памятник времени и   исторический материал по эволюции нашей "второй .элиты" в лице Льва Аннинского, Дм. Галковского, и прочих "лакеев Яш".


Недавно мне пришлось пережить несколько малоприятных минут. По литературной Москве разнесся слух, что я... как бы это поскромнее выразиться... перестал существовать, отбыл к праотцам... ну да что там, попросту умер. Прямо скажу, непривычный и встряхивающий опыт. Знакомые осторожно выражали сочувствие моим близким и коллегам по работе. Кто-то уверял, что уже видел черную рамку в газете. А встретив меня на улице, одна литературная дама отшатнулась, как от призрака: "Это вы? Как же вы нас напугали!" Не вполне понятным осталось, чем она была так испугана: тем, что я как бы умер, или тем, что, вопреки молве, еще жив.

Впрочем, я довольно быстро освоился со своим новым положением: повторял знаменитую шутку Марка Твена, что слухи о моей смерти несколько преувеличены, и получал в ответ готовые утешения: мол, хорошая примета, долго жить будете. Эх, эти бы слова да Богу в уши...

Есть, однако, теория, по какой самый праздный, нелепый слух не бывает случайным. Читая последние месяцы газеты и журналы, я слышу то отдаленнее, то громче, но непрерывно слышу погребальный звон. Это хоронят не меня, не кого-то одного из нас, а всех скопом. Как будто уже вырыта огромная братская могила и поют отходную тому, что многим людям, и мне в том числе, было более всего дорого: русской истории, народу, интеллигенции, культуре. Одна статья называется: "Конец русской истории". Другая: "Интеллигент - это кто?". Третья: "Представляем ли мы, русские, собою нацию?", и далее в том же роде. Более обходительные досадуют на русскую "ментальность". Менее деликатные рубят сплеча: "русская дрянь", "дурни". Здоровая национальная самокритика? Стоит в этом разобраться.

1.

Неожиданный парадокс: объектом раздражения ряда критиков стал в последнее время... Антон Павлович Чехов. "Надоело! - пишет один из них. - Со школьных лет Чехов подстерегает со своей программной улыбочкой. Со своей многозначительной деликатностью. Борец против пошлости. Эталон молчаливого попрека... Надоела эта непременность чеховского присутствия. Во все эпохи он тут как тут: в ермиловскую, антиермиловскую..." Это Лев Аннинский, как обычно, дорожащий эпатажем и снисходительно согласившийся признать из Чехова одно: переделку на современный лад "Трех сестер" - Тузенбах и Чебутыкин из советской казармы в Венгрии ("МН", 1990, # 9). А пародист Ал. Иванов, утратив весь свой юмор, удивляется Чехову как "нашему эталону интеллигента": ведь автор "Вишневого сада" "с явной неодобрительностью отнесся к Лопахину", а по нынешним меркам - это главный герой из "нарождающегося класса хозяев" ("КО", 1992, # 11).

Пусть до поры причины этого дружного нападения на Чехова остаются под вопросом, а я лишь осмелюсь заметить, что в той же пьесе Чехов с "явной неодобрительностью" отнесся и к лакею Яше, приехавшему из Парижа с барыней и трезво наблюдающему родную деревню. Критике стоит присмотреться: не он ли положительный герой пьесы! Ведь Яша не просто допивает чужое шампанское и восклицает: "Вив ля Франс!", он хорошо аргументирует просьбу к Раневской взять его обратно в Париж: "Что ж там говорить, вы сами видите, страна необразованная, народ безнравственный, притом скука, на кухне кормят безобразно...". Куда как современно.

А теперь от литературы к публицистике. Поделюсь безотрадным наблюдением: понятие "русский" мало-помалу приобрело в нашей демократической и либеральной печати сомнительный, если не прямо одиозный смысл. Исчезает само это слово. Его стараются избегать, заменяя в необходимых случаях словом "российский", как несколько ранее словом "советский". Это понятно для государственного употребления, когда подчеркивается многонациональный характер страны, где помимо русских живут и отстаивают свою культуру и язык татары, башкиры, якуты, калмыки и другие народности. Но огромный народ, искони говорящий на русском языке, имеющий свою историю и культуру, свой "этнос", сильно влиявший на всю культуру мира, - куда он исчез? Почему, скажем, даже в библиографических списках "Книжного обозрения" пропал раздел "Русская художественная литература", замененный странным словосочетанием: "Общенациональная художественная литература"? Что это значит? Чья "общенациональная"? Или почему в газетах для обозначения русского населения в странах Балтии или на Украине упрямо фигурирует шершавый термин "русскоязычные"? И кому в голову пришло для обозначения тех же русских, ставших беженцами вследствие ущемления их гражданских прав, называть их "этнические россияне"? Государственные соображения? Но никто из англичан не говорит о себе: "Мы - великобританцы". И не слыхать, чтобы американцы называли себя "соединенно-штатцы"... Банально повторять, что нация - это не кровь, а прежде всего традиции, верования, образ мыслей. И пока мы стесняемся слова "русский", американцы спокойно употребляют его для обозначения поселенцев из России на Брайтон-бич.

2.

Язык - предатель, и своими умолчаниями и эвфемизмами он хорошо обозначает тяготения и отталкивания говорящего. Впрочем, слова "русский народ" или "русская культура" не вовсе исчезли из лексикона современной прессы. Ими безмерно злоупотребляют фанфарные патриоты, которые, как выражался Щедрин, все еще путают "понятие "отечество" с понятием "ваше превосходительство". Большая же часть демократической прессы - будем откровенны - к понятию "русский" прибегает лишь тогда, когда имеется в виду разоблачительный эффект.

Collapse )

Печка в Древнем Египте.

Вещь незаменимая, но иногда обойденная вниманием.



Пивовар



Хлебопеки
Middle Kingdom, Dynasty 12, reign of Amenemhat I, ca. 1975 b.c.
Egyptian; From the tomb of Meketre, western Thebes
Plastered and painted wood.



Kitchen Tender being Rowed

Period: Middle Kingdom
Dynasty: Dynasty 12
Reign: reign of Amenemhat I, early
Date: ca. 1981–1975 B.C.
Geography: From Egypt, Upper Egypt; Thebes, Southern Asasif, Tomb of Meketre (TT 280, MMA 1101), MMA excavations, 1920
Medium: Wood, paint, plaster, linen twine and cloth
Dimensions: l. with rudder 147 cm (57 7/8 in); w. with oars 73 cm (28 3/4 in); h. 40 cm (15 3/4 in)
Credit Line: Rogers Fund and Edward S. Harkness Gift, 1920
Accession Number: 20.3.3

Невоинственное Древнее царство.

Читаю любопытную статью[1] о войнах   в период  Древнего  Царства.

Автор пишет, в частности:  «... следует подчеркнуть, что регулярной, специализированной армии не существовало во время Древнего царства.  Кроме того, большая часть египетских вооруженных сил, кажется, состояла из местных контингентов, поднимаемых по  требованию случая и находящихся под командованием офицеров, ранг и  звания которых неоднозначны, так как они имеют как гражданское, так и военное значение. Ссылки на факты вооруженных конфликтов или военной организации также редки и источники слишком скудны, чтобы получить даже самую общую картину. Кроме того,  воинам  не хватало героического этоса,  так прославляемого в более поздние периоды, этоса, который, по сути, не играет практически никакой роли в качестве источника престижа в многочисленных частных надписях, сохранившихся от этого периода. В этих условиях изучение войны в Древнем Царстве является довольно сложной задачей, и неудивительно, это оно не выдерживает сравнения с более поздними и лучше документированными периодами».

Похоже, что гражданская администрация играла в те времена и военную роль, но факультативно. Потому рост гражданской администрации, перемещение центров административной силы, объединения страны, внешней колонизации (Синай, Нубия) - это и есть история скрытых от взгляда силовых операций и внешних войн.
Но все подчинено пока внутренним задачам.



[1] Juan Carlos Moreno García "War in Old Kingdom Egypt (2686-2125 BCE)"  in J. Vidal (ed.), Studies on War in the Ancient Near East. Collected Essays on Military History (AOAT, 372), Münster, 2010, p. 5-41