May 11th, 2015

Битов о Пушкине и власти.

"Что бы ни говорили, но власть всегда будет ближе к народу, чем интеллигенция. Потому что удел власти опускать народ до своего уровня, пытаясь создать из него общую массу. Следовательно, ментальный зазор между ними не может быть слишком большим. Попытка же интеллигенции возвысить что-либо до своего уровня приводит лишь к увеличению дистанции вплоть до разрыва. Между умом и глупостью разница не больше, чем между пониманием и знанием".
Из пушкинского лексикона,

«Звезда» 2014, №6


И там же:
Калинин якобы сказал о Пушкине:

«Какой же это поэт, если стихи его не поются

И  как Хрущев пытался на пенсии Пушкина читать - "и вот какое выдал опять же рабоче-крестьянское суждение:
«Не наш поэт. Какой-то холодный, высокомерный, аристократичный. Мне ближе Есенин и Твардовский».
Никто не сказал честнее.

К 200-летию Пушкина был произведен спонтанный опрос: назвать два любых стихотворения нашего величайшего. Из 100 прохожих 98 назвали «Белеет парус одинокий...» и «Ты жива еще, моя старушка...».

Так Лермонтов и Есенин подтвердили «народность» суждений Калинина и Хрущева".


Что-то не сильно мне понравился Андрей Георгиевич.


А вот Юнна Мориц:


П У Ш К И Н С К А Я   "О С Е Н Ь"

I


  • Родители рыдают в Интернете,
    Что Пушкин устарел, учитель строг
    И требует, чтоб выучили дети
    Стихи, где восемь устаревших строк.
    "Очей очарованье" устарело,
    Зимы угрозы – устаревший слог,
    Вся эта дряхлость лезет озверело
    Из Пушкина – и сносит потолок!

    А детям не способны их родители
    Очей очарованье объяснить,
    Словцо "багрец" (хотите, не хотите ли!..)
    Не вдето в память, как в иголку нить.
    Кому нужны такие муки ада,
    Зачем учить такое барахло?..
    Детей болванить Пушкиным не надо,
    Его тысячелетье истекло!

    И в ужасе от "вещего Олега",
    Где "вещий" – от вестей, не от вещей,
    Родительская требует телега
    От Пушкина избавить, он – Кащей!
    Какое там "очей очарованье",
    Когда забыты смыслы этих слов,
    И новое теперь образованье,
    А пушкинская "Осень" – для козлов!..


    II


    • Очей очарованье – дважды "оч"
      В начале слов, и это – смыслозвуки,
      И очень Пушкин!.. Ваши сын и дочь
      Теперь не будут с Пушкиным в разлуке,

      Он даст билет им вечный, проездной –
      Туда, где очи не равны глазам с ресницами,
      И ставку очную нельзя назвать глазной,
      И очевидцы не зовутся глазовидцами.

      Очнись, родитель возмущённый, твой словарь –
      Не очень Пушкин!.. Это в детях поправимо,
      Когда целует Пушкин их букварь
      И шлёт подарки, пролетая мимо.

      Подарки Пушкина, который нас любил,
      И целовал, и никогда не бросит!..
      Теперь успешный, правильный дебил
      Детей от Пушкина избавить срочно просит.


      III


      • Очей очарованье – наш пароль,
        Гражданство речи, Пушкин – наш король
        И соль земли, природной силы соль!..
        Где соль утратит силу – нет природы,
        Которая – не роль и не гастроль.

        Поэтому так пресны переводы
        Произведений Пушкина!.. Изволь
        Перевести крупицу этой соли, –
        Себе натрёшь ты мастерства мозоли,
        Прихлопнув насмерть эту соль, как моль!

        А мы – солёные, и в нас растворена
        Крупица Пушкина, с младенческого сна,
        Когда отец и мать читают сказки,
        Отнюдь не пресные!.. И соль земли, она,
        Даёт нам речь в голосовые связки, –

        Так русской речи пушкинская соль
        Купает нас в младенческой нирване.
        И в самый худший день, в кровавой бане, –
        Кто с нами?.. С нами Пушкин – наш король,
        И наш пароль – очей очарованье!..


        Предмет, опережающий время.

        Камень хорошо обрабатывать научились еще в додинастическом Египте - существует большое число  прекрасных каменных изделий, относящхся в периодам Негада II-III: ваз, косметических палитр.

        К примеру, вот вещь из кальцита времен Негада II (3500-3200 гг до н.э.), со следами свердения внутренней поверхности, но с отполированной внешней поверхностью.



        Theriomorphic travertine vessel in the form of pig or hippopotamus with interior surface striations, from the Naqada II period. (height 7.0 cm, The Petrie Museum (UC15754), Photograph by Jon BodsworthThe Egypt Archive)

        Во времена 1-ой династии появляются примеры изощренно тонкой работы - вазы и ритуальные предметы из сланца


        Metasiltstone ornamental bowl from the 1st Dynasty tomb of Prince Sabu (Tomb 3111 (Emery 1949-58)). (d. 62 cm, Cairo Museum, Photograph by Jon Bodsworth GizaView)

        Примерно во второй династии появляются примеры каменных статуэток хорошего качества из очень твердого материала.
        Недавно я приводил этот пример:

        fa13583f4db8.jpg
        Жрец Хетепдиеф (сейчас имя жреца читают как Реджет).

        Красный гранит; Высота 39 см. Мемфис, датируется концом Второй или началом Третьей династии, то есть границей 27 и 26 вв.

        Но вот пример синтеза: это и ваза, и отличного качества рельеф, и даже архитектурный план: человек держит над собой нечто вроде здания - усеченной пирамиды, на ручке нечто вроде изображения колонны, характерной для храма возле пирамиды Джосера. Найдена ваза именно в этой пирамиде среди нескольких вещей исключительно высокого качества.

        Увы, у меня нет фото с лучшим разрещением.




        Кальцитовая ваза с коленопреклоненным человеком (близким к символу миллиона, позже персонифицированного как особое божество бесконечности, Хех, часто с лягушачьей головой). Ваза найдена в пирамиде Джосера, III династия.




        Cairo, Egyptian Museum




         Великолепная работа, ее делал прямо таки Леонардо да Винчи того времени. Образец большого искусства.





        Львы-охранители.

        Интересно зафиксировать появление традиции - получается, что это примерно 4-ая, или же начало 5-ой династии. То есть львы - примерно ровесники Сфинкса




        Гранит, 4-ая или 5-ая династия - Лев из Ихнасия -эль-Медина (Herakleopolis Magna), к юго-востоку от Фаюма

        Предназначен для защиты входа в святилище.

        Самый раннее пример  статуи льва почти в натуральную величину, выкопанной в 1891 году.
        Period: Old Kingdom
        Dynasty: early dynasty 4–5
        Date: ca. 2575–2450 B.C.
        Geography: From Egypt, Fayum Entrance Area, Herakleopolis (Ihnasya el-Medina, Ehnasya)
        Medium: Granite
        Dimensions: L. 201 cm   w. 73 cm ; h. 87 cm
        Музей Метрополитен.

        Женский выбор: Бродский, Басманова и Бобышев.



        Бобышев, Басманова, Бродский.            


        Бродский был как бы обречен на славу - уж так он себя начал ощущать, когда почуствовал в себе ДАР стихотворства.

        Большой дар.

        Был у него, как у Пушкина, свой Державин. Он, верней ОНА, сказала, когда его  посадили - "КАКУЮ БИОГРАФИЮ ДЕЛАЮТ НАШЕМУ РЫЖЕМУ" (Ахматова).

        Вероятно, единственная, но глубокая  царапина на биографии была  - измена главной любви Бродского Марины Басмановой с Дмитрием Бобышевым.


        Бобышев рассказал в воспоминаниях, как это случилось:

        “Но как же Иосиф?

        Я никогда не считал себя соперником Бродского. Наши встречи с его невестой, как считал он сам, Мариной Басмановой, были вполне непорочны. Мы бывали на выставках и на концертах, порой рисовали. Наши общения не замутнялись никакими ухаживаниями, как будто мы собирались вечно остаться в состоянии восхищенного интереса.

        Она подсунула мне книгу, Райнер Мария Рильке: “там многое про тебя”. Читаю — и трепет пробирает, мало сказать “про меня” — там все мои мысли становятся на свои места. Вручила подарок, да еще такой драгоценный, французские поэты в переводе. Карманный формат, твердая обложка, под ней надпись таинственными значками. Ее детский шифр, который придумала для секретов от взрослых. Я расшифровал: “Моему любимому поэту”. Приближался год 1964-й. Марина захотела встретить его со мной. Я согласился, объяснил, где меня найти, и уехал на дачу. С ее появлением время затикало по-другому. Мы вышли в темноту, освещенные окна остались позади, с залива пахнуло влагой, мы шагнули на тонкий лед… и я поцеловал ее, затем сказал: “Но как же Иосиф? Ты понимаешь, что весь свет может против нас ополчиться?... Это был взрослый выбор двух взрослых людей. Марина призналась мне, что не считает себя его невестой. Толпе его почитателей можно было сказать: не ваше дело. Я сделал ход, опережающий слухи, — пошел к Бродскому сам. “Ты с ней спал?” — “Какая разница? Теперь мы вместе”. — “Уходи!” Для него я стал существовать только как предмет, препятствующий  встречаться с Мариной”

        Остальное не так уж и интересно.
        Интересны разве что масштабы травли Бобышева "Иосифом и его братьями", которые о  продолжились
        даже в Америке.

        Марина-Марианна, как личность - вот тема.

        Алла Уфлянд, вдова Владимира Уфлянда . - "Художница Марина Басманова - та роковая женщина, которую Иосиф любил всю жизнь, - рассказала Алла Валентиновна. - Высокая, черноволосая, с тонкими чертами лица, изящная. Она была воплощением холодной красоты. Ося говорил о ней: "Знала бы ты, какая она пиявка!" Своей музе он посвятил бесконечное количество стихов, а в конце жизни перепосвятил всю любовную лирику, адресованную другим женщинам. Собрал все стихи в одну книгу и написал: "Это сборник стихов за двадцать лет с одним, более или менее, адресатом. А до известной степени это главное дело моей жизни".
        У Марины был своеобразный характер, - вспоминает Уфлянд. - Отец ее - известный художник. Он не любил советскую власть, был строг, замкнут... Марина, с одной стороны, держалась изолировано от людей, но с другой - вынуждена была общаться с кругом Иосифа.


        Что вы хотите,- добродушно рассказывала мне о Басмановой одна замечательная женщина, ныне корреспондентка Би-би-си.- Они все тогда влюблялись в красоток. Она и была красотка совершенно в духе тех времен: черные как вороново крыло волосы, всегда постриженные шлемом, каре, полные губы, взгляд сквозь собеседника... В стихах его, я думаю, она не понимала ровным счетом ничего. Ей нравилось, как он сходит с ума,- у него это очень темпераментно выходило, не без самоподзавода, конечно. Мне кажется, она никогда не принимала его слишком всерьез и сильно удивилась американской славе.

          Способность возлюбленной держать влюбленного поэта на коротком поводке лучше всего охарактеризовал сам влюбленный поэт в "Речи о пролитом молоке":

          Что до меня, то моя невеста

          Пятый год за меня ни с места.

          Где она нынче - мне неизвестно.

          Правды сам черт из нее не выбьет.

          Она говорит: "Не горюй напрасно.

          Главное - чувства. Единогласно?"

          Спит она, видимо, там, где выпьет.

          Говорят, что любимые словечки невесты воспроизведены тут со стенографической точностью.

        Смотрим  ВИКИ - Родилась 20 июля 1938 года в Ленинграде, в академической семье : дед - академик Г. Ф. Ланг. Мать, Наталия Георгиевна Ланг была наполовину голландкой, наполовину немкой. Отец - Басманов, Павел Иванович, художник.

        Марианна Басманова в конце 1950- хх. стала первой ученицей художника и педагога В. В. Стерлигова, основывавшего свою работу на педагогической системе, созданной К. С. Малевичем и практиковавшейся в ГИНХУКе. По этой системе художники последовательно изучали новейшие системы в искусстве (импрессионизм, постимпрессионизм, сезаннизм, кубизм), супрематизм. В начале 1960-х гг. В. В. Стерлигов сделал вывод из супрематизма Малевича, и, взяв геометрическую форму как модуль строения мира, живописного и космогонического, открыл уже свою идею «чашно-купольного строения Вселенной». Первой, кого он в эту идею посвятил, стала Марианна Басманова.[12] Привлечённая Стерлиговым к работе над новым пластическим пространством — сферическим, криволинейным, — Басманова создаёт свои работы: живопись, акварели, книжная графика, и прежде всего свои первые книги: «Муха-цокотуха» (1960) и «Весёлые песенки» (1961). Этот же принцип виден и во всех последующих работах художницы: как в композиции её работ, так и в присущей её учителю «светимости цвета».[13] Творчество Басмановой Стерлигов оценивал высоко, видя в нём:




        «Образ богатой духовной жизни, в котором заключается не само движение, а возможность его, образ, полный скрытой динамики, духовной силы или лирической мечтательности. Этот образ особенно свойственен русскому изобразительному искусству»

        — В.В. Стерлигов





        Звонок М. Б. Зимний Санкт-Петербург. Поднимаю телефонную трубку, набираю номер. - Марина Павловна Басманова? - Я вас слушаю, - отвечает низкий бархатный голос, в котором хочется утонуть. - 40-летие процесса?.. Нет, я не хочу об этом вспоминать. - Но вы были главной участницей тех событий. Недавно вышла книжка Дмитрия Бобышева. Он называет себя соперником Бродского, вытаскивает на свет Божий старые простыни и все самые темные углы давнего любовного треугольника… - Да. Но я не хочу об этом. И что можно добавить к тому, что сказал в своих стихах Бродский? Читайте и найдете ответ.

        Наталья ОСТРОВСКАЯ (Наш спец. корр.). Санкт-Петербург. 19 марта 2004