September 4th, 2015

Мусульманизация Западной Европы.


Мечеть в Амстердаме (одна из нескольких)



Мечеть Имам Али в Гамбурге (одна из нескольких).


Проект Большой мечети в Марселе


Центральная мечеть Лондона


Мечеть в Брюсселе.


"Достаточно посмотреть на несколько крупных европейских городов, чтобы понять, насколько значительна волна иммиграции из Сирии для европейцев, которые никогда не отличались особенной любовью к чужакам. Во французском Марселе на долю мусульман приходится около 35% от населения, в Барселоне — более 30%, в Брюсселе, столице Европейского союза, в британском Лутоне, голландских Роттердаме и Амстердаме, шведском Мальмё — более 25%. И это только легальные иммигранты из арабских государств. По другим оценкам, их реальное число еще больше. И надо добавить к этому постоянно увеличивающуюся волну иммигрантов из арабских и мусульманских стран в Европу — сегодня из Сирии, до того из Турции и Алжира, а также высокий уровень рождаемости в среде иммигрантов. Даже если прирост ниже, чем в странах исхода, все равно в мусульманских общинах рождаемость выше, чем в европейских странах, где она зачастую отрицательная. Например, в Великобритании средний показатель рождаемости — 1,8 детей (то есть, отрицательный, 1,8 детей на супружескую пару), тогда как в мусульманских семьях средняя рождаемость — 3.

Кто-то опасается будущего, кто-то ждет его с радостью. Но любой человек, у которого глаза на месте, понимает, что будущее будет значительно отличаться от всего, к чему мы привыкли. Образование критической массы иммигрантов в европейских городах уже дает о себе знать в виде изменений моделей поведения, как самих иммигрантов, так и городских властей. Пока беженцы составляют лишь отдельные проценты от общей численности населения, как минимум отчасти они очень благодарны просто за то, что их впустили, но по мере роста численности иммигрантской общины растут и их требования. Вот пример, и это не предсказание будущего, а описание настоящего: в некоторых английских школах преподаватели прекратили рассказывать о Холокосте, чтобы не задевать чувства мусульман, а вместо этого включены занятия о важном вкладе ислама в развитие математики и других наук. В Великобритании и Франции в мусульманских общинах существует «частная полиция», следящая за соблюдением норм шариата, а в Норвегии радикальные мусульмане призывают к получению автономии в Осло. Это не очень похоже на поведение беженцев, испытывающих благодарность за спасение от кошмара. У современных беженцев сложились свои приоритеты и требования, отчасти чрезмерные. Бухарест и Будапешт больше не считаются достойной альтернативой Алеппо. Вместо этого беженцы требуют Берлин, Лондон и Марсель, зная, что там их поддержит община, правозащитные организации и левые партии. Пока правые партии обращаются, в основном, к коренным европейским избирателям, левые, понимая демографические изменения, стараются привлечь иммигрантов через социальную политику и пособия.

Шахаф Мазин (שחף מזין) "Арабская весна — европейская осень" ("Israel Hayom", Израиль)

Если есть мусульмане - есть и мечети, вопрос вовсе не в этом. А в чем?
Хотя бы в том,  что еще вспоминать бы, как преследуют христиан в той же Азии и Северной Африке.  Впрочем, коренные жители Европы в основном уже и не христиане, язычники скорее. Тем неизбежней  возможность для некоторой части обратиться в ислам, если уж они вдруг начнут поиски веры. Это происходит.
Ну и для России возникает необычная коллизия. Славянофилы и западники или их наследники приобретают необычные черты: еврофилы теперь должны бы звать и к этой новой реальности.
Хотя славянофилы вопрос сосуществования с исламом решили несколько раньше.
Те, кто клял евразийцев и противопоставлял им европейцев с ошеломлением увидит, что европейцы теперь становятся евразийцы в еще большей степени, но "нового разлива" - как если бы в пиво бахнули самогона.
И даже понятие "золотой миллиард" становится каким-то менее определенным.

И за пять-десять лет ситуация может стать еще загогулистей.




 

Из сокровищ Сенусерта II и его дочерей.

Чудом сохранившиеся ювелирные шедевры.


Fine gold pectoral inlaid with semi-precious stones and bearing the name of King Senusert II. Tomb of princess Sit-Hathor, at El Lahun. 12th dynasty (ca. 1850 B.C.)


Uraeus of Pharaoh Senusert II (1897–1878 BC)


Crown of Sit-Hathor Yunet (Senusret II's daughter).jpg. Diadem der Sithathoriunet


This masterpiece of art and technology is the actual mirror of Princess Sat-Hathor-Yunet. She was one of the daughters of Senusert the Second. The silver disk of the mirror is attached to the obsidian handle through a small tongue. The handle is in the shape of an open papyrus topped by the head of Hathor, made out of gold with eyes of lapis lazuli.


This Middle Kingdom pectoral was found in the tomb of Princess Sit-Hathor Yunet, the daughter of Pharaoh Senusret II, of the Middle Kingdom.

Социология несчастий и катастроф

Оригинал взят у bbb в Социология несчастий и катастроф
Похоже, на наших глазах разыгрывается реальная проверка подлинных намерений и предпочтений европейцев в области приема беженцев и мигрантов.

Понятно, что подлинные предпочтения - это предпочтения людей, которые делают настоящий, полноценный выбор, сознательно от чего-то отказываясь. Например, посылая часть своих личных денег на пожертвования беженцам. Или, скажем, соглашаясь принять их на временное (или постоянное) жительство в своих домах.

Деятельность политических активистов, которая состоит сводится к писанию статей, выдвижении требований к правительству, публичным акциям и т.д., то есть, в конечном счете, имеет целью побудить или заставить других людей сделать то, что хочется политическим активистам - проходит, естественно, по другой категории.

Очень характерна в этом смысле была история с мухлежными публикациями про десять тысяч исландцев, якобы готовых поселить у себя мигрантов (детали можно увидеть, например, здесь - https://www.facebook.com/daniilpospelov/posts/10207804235447999). Она тем более характерна, что речь идет именно об Исландии, то есть наиболее изолированной европейской стране, куда попасть бесконтрольным образом сложнее всего, если возможно вообще.

Более реалистичнымы выглядят цифры в статье CNN, где рассказывается о гражданской инициативе в Германии, в результате которой удалось пристроить по частным квартирам "dozens of refugees who otherwise might be placed in overcrowded migrant centers or struggle to put a roof over their heads at all" (http://www.cnn.com/2015/09/02/europe/europe-migrants-welcome).

Жалко, что эти цифры не удается найти на самом сайте http://www.refugees-welcome.net

Можно надеяться, что через какое-то время эти цифры будут кем-то собраны и проанализированы, и мы узнаем, идет ли речь о десятках, сотнях, тысячах или десятках тысяч добровольцев.

Пора петь про осень.



Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора -
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера...


Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё - простор везде,-
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко ещё до первых зимних бурь -
И льётся чистая и тёплая лазурь
На отдыхающее поле...

(22 августа 1857)