September 5th, 2015

Михаил Николозович открылся с неожиданной стороны.

Вроде, не испытывал я никогда теплых чувств к Саакашвили. А вот сказал он о правительства Яценюка, что это - воры, и на какое-то время стал он мне симпатичен. Правду сказать - это начать процессы очищения. И тут уж неважно, в пылу ли борьбы Порошенко с Яценюком или же по собственной инициативе это сделано.

На Украине создавалось олигархическое государство, в котором политики теснейшим образов связаны с олигархами, и до сих пор никакие перемены не касались этого союза. Неужели хоть какая-то перемена?

Если сравнить с Россией - то Путин вроде бы и отстранил одних олигархов от власти, но не друзей и некоторых чиновников, которые оказались ему ближе, и вот уже они становятся олигархами.

И тут, собственно нужна остраненность от интересов  не только олигархов, но чиновников, которые только и думают о создании состояний.

То, что до сих пор делалось (Лужков, тульский и сахалинский губернаторы) - совершенно недостаточно в системе, где власть - главный коррупционный инструмент. Настоящая демократизация власти неотвратимо связано с ее постоянной очисткой.

Самый большой молодец - Леонид Викторович Слуцкий!

Россия - Швеция - 1-0 Очень важный шаг - сборная будто продолжила ту череду побед, который одержал ЦСКА со Слуцким.
Очень важный, практически переломный момент.


Главный тренер сборной России Леонид СЛУЦКИЙ и его команда. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"



Читал сегодня на сайте Спорт-Экспресса статьи в ожидании матча, и был согласен с ними.

Президент РФС и министр спорта России Виталий Мутко считает, что победа над Швецией будет полезна не только российским футболистам, но и всему отечественному футболу, передает из Тушина корреспондент "СЭ" Михаил ГОНЧАРОВ.

– Мне хочется, чтобы мы сегодня реализовали наш потенциал и победили, - сказал Мутко. - Это было бы очень здорово для нас всех. Для ситуации, для развития футбола. Сейчас немножко пообщались с Леонидом Викторовичем... Такое ощущение, что какой-то шаг нужно сделать. И я с ним абсолютно согласен, у меня такая же позиция.

Министр спорта, президент РФС Виталий Мутко пожелал удачи сборной России перед матчем со Швецией, передает из Тушина корреспондент "СЭ" Михаил ГОНЧАРОВ.

– Немножко переживаю, – признался Мутко. – Стабильность команде надо немножко вернуть, тогда переживать будем меньше. Обстановка в команде хорошая, Леонид Викторович здорово поработал, ребята настроены. Так что позитив присутствует. Понимаю, что впереди очень ответственная игра, что спорт есть спорт. Сегодня нашим ребятам хочется пожелать спортивной удачи.


И. Рабинер:

"Давно уже, признаюсь, так не волновался перед отборочными матчами сборной. В Бразилии, конечно, еще сильнее, но то чемпионат мира – магическое словосочетание, от которого начинает трясти, едва его произнесешь (что с командой нашей в итоге и произошло – рассказывают, что ее во многом сгубил самый поздний старт из всех групп: смотрели, смотрели на великолепный уровень с первого же дня ЧМ-2014 и досмотрелись). А вот чтобы в квалификации... Нет, это совсем другое, давненько подзабытое нами чувство.

Чувство, что эта сборная России – моя, твоя, наша, а не чужая. И не в гражданстве нового главного тренера здесь дело – при том же Гусе Хиддинке, не вполне русском, это ощущение тоже было, а при некоторых отечественных тренерах – пропадало. Но Леонид Слуцкий – специалист и человек, который всегда общался и общается со своей страной и публикой не через губу, безо всякой фанаберии и нимба над головой.

Collapse )

Создается ощущение, что сборная – это та самая новая ступень, которая была необходима Слуцкому для выхода из неизбежного на каком-то этапе для каждого человека рутинного состояния. Когда с не самой богатой командой страны дважды подряд становишься чемпионом, мотивация становится менее очевидной: да, есть Лига чемпионов, но когда там "космос" за "космосом", выше головы не особо прыгнешь. Но и то были 2:1 на "Этихаде" и борьба за выход из группы до последнего тура, невзирая на три домашних матча при пустых трибунах.Все так. И однажды ему придется выбирать. Но на сегодня у Слуцкого – сто процентов очков в чемпионате и попадание в групповой турнир Лиги чемпионов. И его ЦСКА пышет какими-то не свойственными армейцам раньше куражом, эмоцией, волей, и это напрямую ассоциируется с новым назначением его тренера. С тем самым стремлением "творить, познавать футбол и свои в нем возможности". Для него, человека осторожного, та же история с получасовым выходом Вернблума в центр нападения в матче с "Ростовом" – по-моему, и есть следствие этого куража. Похоже, Слуцкий все смелее дает волю своей интуиции, тогда как раньше в силу свойств характера больше придерживал ее в узде.

Что же до совмещения, то штука это, конечно, неестественная, но с 7 августа, когда голову Слуцкому стали забивать мысли не только о ЦСКА, но и о сборной, он выиграл дерби, прошел "Спортинг", уверенно победил "Амкар" и пусть с огромным трудом, в самых концовках, но обыграл "Ростов" и "Кубань". А все потому, что армейские игроки чувствовали: нет у их тренера никакого карьеризма, не стал он ощущать клубную работу пустым звуком после назначения в национальную команду. Будь оно иначе – не было бы всех этих, на зубах одержанных, побед.

И, не сомневаюсь, в сборную проник теперь тот не передаваемый никакими словами, но ощутимый игроками каждую секунду дух, который Слуцкий, как человек чувствительный, перенес с химкинского матча против "Спортинга". Не пройди ЦСКА в групповую стадию Лиги – настроение у него, как бы он от этого ни бежал, было бы совсем иным. И у четырех основных игроков сборной – тоже".

Альтернативный Невзлин, альтернативный РГГУ, альтернативная элита России, которую нарастил бы ЮКОС.



Посмеялся от души:


"— Попробуем перенестись в 2003-й. Вообразим фантастический сценарий, что МБХ не сажают, вас не снимают с поста ректора РГГУ, у других ваших партнеров тоже нет больших проблем. В общем, МБХ договорился с Путиным. Какие у вас и ваших партнеров планы были на ближайшие годы?

— Ходорковский публично говорил о своих планах: в 45 лет, то есть, по-моему, в 2008-м, он собирался закончить бизнес-карьеру и начать общественную деятельность. После этого обязательства других партнеров заниматься бизнесом, естественно, тоже прекращались, потому что он, конечно, был лидирующий партнер. Но я благодаря хорошему взаимопониманию и дружбе с Михаилом получил возможность отойти от бизнеса гораздо раньше. И тестировал себя в разных сферах.

Ректорство в РГГУ было продуманным решением и большими планами на следующие десять лет. Два срока ректора: за один не успеешь, а за два можно попытаться сделать из РГГУ нормальный европейский университет в соответствии с Болонским процессом. Это то, чего я хотел. Кроме того, я хотел большую часть времени посвятить, извините, туризму. Я даже продумал до деталей, как буду это делать. А также Израилю, потому что у меня была — и осталась — еврейская сионистская активность.

Но сейчас-то понятно, что все равно бы не получилось. Даже если бы мы обо всем договорились и все остались на своих местах, из РГГУ мне все равно пришлось бы уйти. Может быть, не сразу, но, я думаю, достаточно быстро — году в 2005-м стало бы понятно, что то, чего я хочу достичь, недостижимо. То есть свободное гуманитарное либеральное образование, преподавание на нескольких языках, не менее 50% приглашенных зарубежных профессоров и так далее. Потому что моей целью было построить гуманитарное образование, которое растит новую политическую, интеллектуальную, образовательную, культурную элиту в России. Кто бы мне дал этим заниматься?
...

— А почему вы пошли именно в РГГУ?

— Мы были очень интегрированы в деятельность Международного университета вместе с его президентом Гавриилом Поповым и ректором Геннадием Ягодиным. Я там даже преподавал какое-то время пиар для социологов, и отношения у нас были прекрасные. 15 лет наблюдений за Международным университетом показали, что это сильная команда, сильный частный вуз, однако на его развитие уйдет много времени.

Создать и раскрутить большой хороший гуманитарный университет с нуля — это лет 50, самое малое. А взять работающий — пусть неправильно или почти неправильно — механизм, его переналадить — это гораздо более продуктивная идея. На это может уйти 10–15 лет. Плюс [ректор РГГУ до 2003 года Юрий] Афанасьев уже много сделал в этом направлении. Там в принципе было много находок. Например, партнерство с Пушкинским музеем. В общем, база была такая, с которой можно двигаться. Размер хороший — не маленький, но и не огромный.

— А вы с другими юкосовскими партнерами как-то пытались свою общественную работу координировать? В 2003-м уже понятно было, что амбиции юкосовцев явно не ограничены бизнесом.

— Вся юкосовская команда благодаря Ходорковскому к 2003 году осознавала необходимость вкладывать силы, время и средства в гражданское общество, ощущала его дефицит, равно как и дефицит демократии и либеральной идеологии в России. Хотя у нас были и есть ребята, которые интересуются исключительно бизнесом. Например, Миша Брудно — он был бизнесменом и остался бизнесменом. Или Платон Лебедев — он в чистом виде финансист и инвестиционщик. Но были люди, которые вместе с Ходорковским хотели заняться гражданским обществом.

— А политические амбиции существовали в сформулированном виде?

— Не существовали. Ходорковский никогда не говорил, что у него есть или появятся политические амбиции. Он хотел стать общественным деятелем, равно как и я. У меня, в отличие от многих, к тому времени был неплохой опыт еврейской благотворительности, я уже представлял себе, как это работает. А Михаил Борисович тогда только начинал.

Еще одна деталь: если в России честно управлять крупным бизнесом, то социальные и гуманитарные проблемы будут занимать 70–80% твоего времени. Для большой компании это было совершенно очевидно. Я видел, как на глазах меняется Ходорковский, который начинал таким конкретным бизнесменом — жестким, работающим на прибыль, а превращался в человека, который осознает и несет дополнительную социальную ответственность. Сначала в регионах ЮКОСа, а дальше — шире. Эта метаморфоза происходила с ним на моих глазах".

https://meduza.io/feature/2015/09/04/ya-ne-hochu-voevat-ya-hochu-peregovorov