September 18th, 2015

Мельман и Троицкий перетирают тему России.

Статейка в "МК"  - прямо по Губерману

"Вечно и нисколько не старея,
всюду и в любое время года
длится, где сойдутся два еврея,
спор о судьбах русского народа".

Мельман - сплошное общее место для либеральной интеллигенции (Рашка, валить, за все платить, в России тысяу лет ничего не меняется) . А Троицкий, все же, немного поинтересней будет. Биография богаче, что ли? В любом варианте, жанр подобных интервью - вещь сложившаяся. Одно мало отличается от другого. И претензии блудных детей президента Ельцина понятны и известны.
Но дам текст сюда, пусть хранится.


Артемий Троицкий: «Путин вышел из ельцинской загогулины, но пошел значительно дальше»
Плейбой революции


Артемий Троицкий не только самый известный музыкальный критик в стране, но еще и видный деятель оппозиции. Хотя участвует он в антипутинских акциях легко, свободно и играючи, без звериного серьеза и громких воплей.



  фото: Михаил Ковалев

«Не хочу быть Владимиром Познером!»

— Лозунг «Валить из Рашки» — довольно уничижительный, но реальный. Отдельные товарищи призывают это делать со страшной силой, да и сами уже бегут. Так вы тоже? Это называется временная миграция, внутренняя эмиграция, акция, поступок или просто вам так удобно — прибалтийский воздух сыграл с Плейшнером злую шутку?

Ну, выбирая между акцией, поступком и каким-то утилитарным телодвижением, скорее склонился бы к последнему. Я считаю, что свободный человек в свободном мире абсолютно волен жить там, где ему заблагорассудится, там, где ему больше нравится, там, где ему более интересна работа, где он в большей степени способен самореализоваться.

Скажем, я в детстве и в отрочестве 5 лет прожил в Праге, столице Чехословакии, где работали мои родители. Ну ничего, они там пять лет проработали, потом вернулись обратно в Москву, и я не видел ничего экстраординарного и криминального, чтобы на какое-то время покинуть свою родную страну. А родной страной я по-прежнему считаю Россию.

Россию я люблю, но это вовсе не означает, что я присягал ей на какую-то черту оседлости. В России для меня максимально сузился маневр для профессиональной деятельности. Я ведь последние несколько десятилетий занимался почти исключительно радио и телевидением. К сожалению, на ТВ мне ход прикрыт. На каких-то каналах я вообще имеюсь в стоп-листах, на других в стоп-листах я не состою, но очевидно, что своей передачи я там точно сделать не мог бы.

— Даже на «Дожде»?
Collapse )

Собчак и Гарбер перетирают тему России.



Ну, этот текст помещать целиком не буду - скучновато.

Пару фрагментов.

Сначала вводная литература от Ксюбчак:


 
А теперь один фрагмент из разговора



Потомки Ага-хана... Страна Компрадория.

Карпов в 2010 о состоянии шахмат.

Шахматные корольки

«АиФ»:  — Анатолий Евгеньевич, вы сказали — если возглавите ФИДЕ, реформируете мир шахмат. А зачем ему реформы? Игре уже тысяча лет...

А.К.: — Не саму игру надо менять, а всю систему шахмат как профессионального спорта. Ее дух в упадке. Ну, скажем, как сейчас выявляют чемпиона мира по шахматам? Черт ногу сломит в этом хитросплетении, а само почетное звание уже почти обесценилось. Слишком много претендентов, слишком много матчей, слишком все суетливо и скомкано... С 1886 года (то есть со времени первого матча на мировое первенство) по 2000-й (за 114 лет!) на пьедестал взошли всего 14 гроссмейстеров, из них 8 из России. Я стал по счету 12-м.А за последние каких-то 10 лет появилось сразу еще 6 «шахматных королей». Но у них на голове теперь не короны, а коронки. А любители шахмат, не говоря уже о людях сторонних, теряют интерес к игре. Еще этой весной болельщики обсуждали матч претендентов Ананда и Топалова, а ныне большинство о нем уже забыли. Спросите прохожих на улице: кто это такие? В лучшем случае, пожмут плечами... Люди знают, что «в шахматах что-то происходит», но «не то, что раньше». Не случайно до сих пор помнят и Капабланку, и Алехина, я уж не говорю о Карпове и Каспарове. Хотя, мы уже давно не боремся за шахматные звания.

Вспомните, с каким нетерпением ждали турниров Фишера со Спасским, Ботвинника с Талем ... Что творилось! Победителей приветствовали толпы поклонников, Гоголевский бульвар, где проходили партии матчей, приходилось перекрывать. На тротуарах выставляли демонстрационные шахматные доски, и тысячи людей приходили следить за перестановкой фигур. Шахматы тогда конкурировали с футболом. Ну, например, мой матч с Корчным в 1978 году. Это было осенью. В тот же день проходил один из ключевых матчей чемпионата СССР по футболу. Так вот, на стадионе по громкой связи объявляли о текущих результатах доигрывания 13-й и 14-й партий нашего матча. Когда сообщили, что я выиграл очередную партию, стадион встал и был объявлен минутный перерыв... А сейчас даже покер популярнее шахмат!

«АиФ»:  — Когда-то вы, Анатолий Евгеньевич, были лицом и знаменем страны, а победы шахматистов воспринимались как прорыв в будущее. Гроссмейстерам рукоплескали, как космонавтам. Ведь могли же!

А.К.: — Это был звездный час игры — шахматная лихорадка. Как когда-то Клондайк. Еще не закончилась Гражданская война, а уже провели чемпионат Советской России по шахматам! И первым чемпионом стал Алехин, эмигрировавший через два года в Америку. Потом мы долго были впереди планеты всей. А в 90-е — резкий спад интереса... Из шахмат ушли мощные личности. Сейчас, чтобы тебе аплодировала страна, недостаточно быть только победителем в соревнованиях. Нужна еще и харизма. Кроме того, изменилось само положение шахмат в обществе. Мы потеряли связь с простыми болельщиками и свою публику в зале. Те поклонники игры, что еще остались, предпочитают смотреть все по Интернету — дома комфортнее. Хотя, в личном присутствии на турнире тоже есть свои прелести...

Тоска интеллигентов

Оригинал взят у prilepin в Тоска интеллигентов
Обнаружил трогательную переписку группы интеллигенции во главе с Наталией Громовой и Леонидом Бахновым по поводу моей недавней записи про Серебряный век и проклятую Советскую власть, которая запечатала Серебряный век семью печатями.
Краткое содержание обсуждения: тоска! какая тоска! Боже мой, какая тоска! Прилепин даже не Рифеншталь! Прилепина не будет! Прилепина вообще нет! Прилепин не жил при Советской власти! Что он может знать об этом!
(Они-то, вестимо, жили всегда).
Самое-самое трогательное во всей этой переписке неистовство Леонида Бахнова, очень приятного человека, работающего в журнале "Дружба народов". То есть, ещё раз повторю, человек работает в журнале, который теперь выгнали изо всех помещений, который новейшая власть унизила, растоптала и выплюнула, у которого осталось триста или там шестьсот пятьдесят семь читателей - вместо высокого статуса, некоторых возможностей, больших помещений и доброго миллиона читателей, которых журнал имел при той ужасной власти. Издавая, к тому же, своим многотысячным тиражом, в числе прочего и Серебряный век, "запечатанный семью печатями".
Но он жизнь положит за свою нынешнюю правоту, уже положил, вопреки всему. И никогда с ней не расстанется.
Я люблю в этих людях их религиозную убеждённость, их непрестанное, непобедимое знание о том, как было, их способность не замечать дурное (впрочем, в других случаях, помнить только дурное), их высокие голоса, их усталые глаза, их влюблённость в литературу, наконец.
И даже то, с какой брезгливостью Наталия Громова вдруг, нежданно, вспоминает про "рыцарей ДНР и ЛНР" в контексте разговора, где о них даже речи не шло, я тоже люблю.
А то, что я не Рифеншталь, так даже и спасибо.
Они искренне убеждены, что только они знают о советском ханжестве, о цензуре, о запретах, о всей этой мучительной и порой страшной круговерти.
Верней, знанием об этой круговерти они подменяют любой разговор, даже осознавая, что их легко можно поймать за руку на очередном вскрике.
Вот там пишут, что Ахматова была недоступна и кто-то видел её книжки лишь однажды в запертом шкафу библиотеки.
И тут же создаётся идеологически верное ощущение, что Ахматова была запечатана семью печатями.
Но вот мы делаем пару лёгких движений, и выкладываем справочку о советских изданиях Ахматовой - далеко не всех, друзья, далеко не всех.
Ахматова А. Избранное / Сост. и вступ. ст. Н. Банникова. — М.: Художественная литература, 1974.
Ахматова А. Стихи и проза./ Сост. Б. Г. Друян; вступ. статья Д. Т. Хренкова; подгот. текстов Э. Г. Герштейн иБ. Г. Друяна. — Л.: Лениздат, 1977. — 616 с.
Ахматова А. Стихотворения и поэмы. / Сост., подготовка текста и примечания В. М. Жирмунского. — Л.: Совписатель, 1976. — 558 с. Тираж 40 000 экз. (Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание)
Ахматова А. Стихотворения / Сост. и вступ. ст. Н. Банникова. — М.: Сов. Россия, 1977. — 528 с. (Поэтическая Россия)
И, делая нехитрые подсчёты, вдруг сможем выяснить, что за десять лет Советской власти совокупный тираж изданных книг Ахматовой был, скажем, выше, чем за последние десять лет. А то, что книги Ахматовой тогда рвали из рук - так в том большевики не виноваты. Ну, то есть, они, напротив, в этом как раз виноваты.
Я ведь не хочу сказать при этом, что Советская власть была хорошей. Нет, она очень часто была плохой, тупой, гадкой, лживой и, к тому же, издавала далеко не всю Ахматову (впрочем, и нынче издают, скажем, далеко не всего Бродского - и вообще никого "всего" не издают). Я просто привожу цифры.
А теперь мы ждём ещё сутки, чтобы эти люди вновь собрались в своём тесном кругу - Ирина Лукьянова там, поэт Алексей Кубрик, дядя Лёша Бахнов, и, вздымая очи, хором пропели: Боже мой, какая тоска! Какая дикость!
...да, ещё вспомнил, что Леонид Бахнов сетует, как он "торил мне дорогу".
Спасибо, Леонид, я помню вашу доброту, кроме шуток.
Но вы бы её заторили тогда уж, раз расторили когда-то.