aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Виктор Лазничка - чешский шахматист с русскими корнями. Первая половина интервью.


//Почти два года назад,  после яркой победы Виктора Лазнички на Czech Open я брал у него интервью для "Русского слова".  Хочу выложить его здесь, возможно, оно будет кому-то интересно//.

 

Лет десять - одиннадцать назад  во время личного первенства пардубицких шахматистов я обратил внимание на маленького светловолосого мальчика, напряженно застывшего над своей  партией, в которой   начинались большие осложнения.  Более опытный противник одолел его в позиции, где мальчик, благодаря своей предыдущей игре, был вправе рассчитывать на полный успех. Горечь неудач, увы, неотделима от шахмат. 

Но  этот  сосредоточенный, ищущий истину взгляд, концентрация, необычайная для ребенка, меня так впечатлили, что в разговоре с  дедушкой маленького Виктора Лазнички, с которым он ездил на тот турнир, я предсказал, что  его внука ожидает большое шахматное будущее. Предсказание это с каждым годом обретает все более реальные черты – в 15 лет Виктор совершил первый рывок - стал международным мастером, его пригласили играть за Пардубице в чешской Экстралиге, где он быстро стал одной из опор своей команды.  Потом  Лазничка снова явно прибавил – легко выиграл личное первенство Чехии, оторвавшись от  сильных противников на 2 очка,  и очень хорошо отыграл за команду Чехии на шахматной Олимпиаде в Турине. В этом через очень сильный по составу чемпионат Европы пробился на первенство мира ФИДЕ по нокаут-системе. В июле он  поделил первенство на самом большом в мире пардубицком шахматном фестивале Czech Open. Конечно, это далеко не все – большое будущее  у 19-летнего шахматиста еще впереди.

Мало кто угадает в   юноше, легко летающем по улицам Пардубиц на своем велосипеде, международного гроссмейстера и чемпиона страны.  Но нет сомнений, что за внешностью молодого человека кроется   личность, уже сейчас имеющая такой  опыт  внутренних достижений, которого нет у большинства   сверстников. Поговорить с ним было интересно, хотя бы потому, что это человек новой шахматной реальности – с компьютером, Интернетом, новым подходом к миру. Я обращался к Виктору на «ты» на правах старшего товарища по шахматной команде,в которой мы играли несколько лет назад,  но это нисколько не умаляет моего уважения к его успехам.

 Свои мнения добавили родители и тренер Виктора, гроссмейстер Сергей Мовсесян.

 

 

СA («Русское слово», Прага): Как все начиналось? Как возник твой интерес к шахматам?

:Виктор Лазничка Родители записали меня в 6 лет, когда я начал учиться в школе, в две секции – шахмат и футбола. С этого времени я посвящал себя двум видам деятельности, но в 12 лет мне  пришлось принять решение, чему отдать приоритет, потому что успевать заниматься тем и другим на приличном уровне не удавалось.  И я  остался в шахматах.

А как у тебя было в футболе? Ты играл за какую-то команду?

 Я играл за Пардубице, и в общем играл хорошо. Говорили, что я способный. Но просто не удавалось сочетать матчи с шахматными турнирами.

Ты, конечно, был нападающим?

Ну… в общем то да, но   когда была необходимость, я становился и в ворота.

Снова к шахматам.  Ты в последние годы растешь  быстро. А чувствуешь ли конкуренцию сверстников? Я посмотрел на список сильнейших юниоров и обнаружил, что в нем над тобою два или три игрока на два года моложе тебя,  1990 года рождения, среди них уже широко известные в шахматном мире Карякин и Карлсен. Ты конкурируешь с ними?

Это игроки совершенно иных  жизненных обстоятельств. Они посвящают шахматам всю жизнь, и, по-моему, даже не ходят в школу. Если бы я посвящал шахматам столько времени, сколько они, я был бы совершенно другим игроком.

Это так.  Нет, они, конечно, все-таки учатся, читать и писать умеют, хоть и воспринимают, может быть, учебу как досадное препятствие для  занятий шахматами…  

Но последние годы ты, по моим прикидкам, растешь быстрее, чем они.

 Они уже находятся на высоком уровне, где расти намного сложней, на уровне рейтингов 2650-2700 и выше расти трудно. Ясно, что их рост должен был замедлиться. А у меня еще много пространства для роста, хотя бы за счет устранения ошибок.

Посмотрим с другой стороны. Только что закончился Пардубицкий фестиваль, в котором приняли участи сотни молодых шахматистов, многие из которых хотели бы прогрессировать так же быстро, как ты в последние годы. С чем все же  связан  твой рост?   Как чувствует себя игрок, когда  сила быстро растет? Что меняется? Контроль над игрой, техника, позиционное понимание, тактика? Из чего  состоят изменения?

 Я все же не думаю, что расту быстро. Но я стараюсь изучать литературу, смотреть партии, анализировать. Мне повезло с тренерами, и это все сложилось вместе.

  Так. А в чем ты видишь разницу в силе игры кандидата, мастера, международного мастера, гроссмейстера?   В чем она заключается?

Разница, наверное, в понимании шахмат, гроссмейстеры или международные мастера уже видят вглубь, видят в этом нечто большее, чем непрофессионалы… А так разница в базовых вещах: счете, позиционной игре, тактике. Это все основы. Или существуют еще познания в дебютах.

  Профессионалы и любители  видят одну и ту же позицию по-разному?

 Да. Ведь это уже вопрос опыта. Зависит от того, сколько человек всего изучил, что успел увидеть. Разница в понимании

А   что касается книг, какие из них были самыми ценными для твоего совершенствования?

Трудно сказать: наверное, на меня сильно повлияла  такая книга, как «Цюрих 1953» и основные книги Нимцовича – особенно «Моя система»…
 «Цюрих» - это Бронштейн, да?

 Да-да. Замечательные анализы партий. Полезны и  книги не очень известных шахматных авторов,  которые мне дает Сергей (Мовсесян) и другие, которые я унаследовал от деда, они у меня дома. И их я стараюсь  изучить их,  что-то взять. Это такие маленькие шажки…

Еще я читаю шахматные журналы, например,  «New in Chess», где помещают очень качественные анализы элитных мастеров, это тоже даст человеку достаточно много. Вообще стараюсь читать как можно больше.

Скажи пару слов о своем деде.

Мой дед из Москвы уже умер. Но и благодаря ему я играю в шахматы, потому что он был большой их любитель, собирал шахматную литературу, которая стала основой моей шахматной библиотеки.  Общался я с ним еще совсем маленьким.

  Такой вопрос: Что тебе дает больше? Работа с компьютером? С книгами? Игра с людьми? Может, блиц через Интернет? Что из этого?

 Все  вместе. Но больше всего мне дает работа с компьютером. Самостоятельный анализ очень важен. Потом, работа с тренером, который у меня сейчас есть, причем очень хороший тренер. И конечно, практика. Все это необходимо,  одно без другого не существует, все взаимно дополняет друг друга и одно  без другого просто не пойдет.

А какова ценность  компьютера для шахматиста, что он дает?

 Компьютер  дает в распоряжение партии, которые могут человека чему-то научить, через него можно анализировать партии с авторитетами,  просмотрев их комментарии,  можно изучать дебюты, тренировать расчет –  почти все.

  Ясно. А теперь   о тренерах. Что дал тебе каждый из них?

Мой первый тренер был Петр Шебеста. Он, можно сказать, привел меня  в шахматы. Ему не сразу удалось пробудить во мне любовь к шахматам, но позже   это случилось, мне начало нравиться в шахматах. Он дал мне шахматные основы, которыми живу до сих пор, за что я ему благодарен. Когда я дошел до более высокого уровня,  мне потребовался более сильный партнер - шахматист. И я начал тренироваться в Вигеном Мирумяном, который был международным мастером. Он мне дал много, жаль, что ему пришлось уехать, наша совместная работа была очень плодотворной.

  Он был хороший техник, как я помню?

Да. И он на меня сильно повлиял, хотя мы с ним тренировались лишь примерно год. Потом меня принял Михал Конопка, который на меня, пожалуй, повлиял  больше всех остальных, прежде всего своей позиционной игрой. Многие люди говорят, что я скорее позиционный игрок, чем  тактик, в чем они, наверное, правы. А это я получил от Михала, который сильно расширил мое понимание позиционных  основ. Так что от сотрудничества с ним я получил много. Последний год тренируюсь с Сергеем Мовсесяном, который наоборот, отличный тактик. Над тактикой я еще должен поработать, так что это, наверное, идеальный союз. Но Сергей  еще и выдающийся игрок, с которым трудно сравняться.

(Отец Виктора, Ян Лазничка: «Чешские шахматисты шутят, что неизвестно, кто кого тренирует. После того, как Сергей взялся тренировать Виктора, он и сам  выиграл,  к примеру, сильный турнир в Сараево).


 
Tags: Шахматы, чешские заметки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments