Русские города, основанные в XIII веке. Часть 3. Юг и Север-3.

 



Русский пейзаж с северным акцентом: почвы победней, чем на юге,  небо готово пролиться дождем, но русский человек давно обжил этот край и стал его частью.

3.      Бежецк, Кашин и Данилов 

Последние три городка, которые я собираюсь рассмотреть, расположены недалеко друг от друга – два из них тверские, один ярославский. Если взять за линию симметрии широту Москвы, то тверские и ярославские города парны и контрастны к городам калужским и тульским. У тех городков (я писал об Алексине, Тарусе,  Мосальске и Мещовске)  история была связана с ролью форпостов перед Диким Полем и источником хлеба для Московского государства.

В тверских и ярославских местах урожаи хлеба были пониже, чем у Тулы и Калуги (что отчасти компенсировалось огородничеством),  а промыслы и ремесла лишь немного уступали более северным, где они были главной жизненной необходимостью.  И еще тут не было такого давления, какое испытывали южные рубежи со стороны Дикого поля, хотя взамен хватало межусобиц.

В этом промежуточном варианте существования интересно посмотреть, как и когда «поднялись» тверские и ярославские городки.

Начнем с Кашина, который  всю историю был вторым по значению тверским городом. Расположенный на берегах притока Волги Кашинки, городок этот обладает сказочно красивой топографией:

Город Кашин – вид  с вертолета

 

Название города также связано с гидронимом реки Кашинка (в старину Каша, Кашина) – угро-финского происхождения. Об угро-финнах говорят и Чудской и Мерецкой стан, которые входили  в состав Кашинского удела.

Немножко хронологии.  (По Кириков Б.М. Кашин. Л., 1988)

В 1238 год – Кашин пострадал от татаро-монгол.

В 1247 образовалось Тверское княжество, Кашин был его важным форпостом.

В 1288 году великий князь Владимирский Дмитрий Александрович и его союзники, выступившие против Михаила Ярославича Тверского, осадили Кашин и опустошили его окрестности, но город не был взят.

В 1305 тверской князь получил в наследство великокняжеский Владимирский стол и стал бороться за объединение русских земель вокруг Твери, которым помешало противодействие конкурентной Москвы.

В 1319 образовалось Кашинское княжество, его получил в удел Василий Михайлович,  сын погибшего в .в Золотой Орде Михаила Ярославича, Кашин был отдан в удел его младшему сыну.

 В 1321 и 1327 годах сюда вторгались татарские рати и отряды московских князей.

 Середина XIV столетия - кашинский князь Василий Михайлович занял тверской престол, но не удержал его.

В 1375 -  по договору с Москвой  Кашин был признан независимым от Твери, Москва поддерживала его. Последовала серия событий, связанных с потерей независимости и ее восстановлением ее

В 1426 – Кашин при тверском князе Борисе Александровиче  окончательно входит в Тверское княжество. В это время в Кашине восстанавливают Кремль.  Крепость располагалась на удобном  месте – перешейке полуострова, которое называется Духовой горой. (От  Кремля в настоящее время остались лишь валы). Кашин становится важным торгово-промышленным центром.

1410 -1485 – Тверь чеканит собственную серебряную деньгу и  медные пулы. Кашин чеканит собственную монету в 1410-ых-1460-ых

Другие монеты Кашина - см П.Г.Гайдуков "Медные русские монеты конца XIV-XVI вв."

 

В 1485 году Тверь входит в состав Московского государства. Весь 15 век она боролась за независимость с Москвой и пыталась  даже войти в Великое княжество Литовское. Экономическое положение Твери косвенно описывает история чеканки собственной монеты Твери. П. Г. Гайдуков описал ее по наличным медным монетам, которых созранилось более 20 тыс штук. Все время чеканки медная тверская монета теряла в весе, кроме короткого периода московского наместничества при Иване Ивановиче Молодом. Вероятно, это должно  свидетельствовать о слабости экономики Твери, но это утверждение требует дополнительного изучения. К середине века относится максимамум чеканки тверской монеты и расцвет тверского искусства.

 
Рис. 1. Изменение веса тверской медной монеты.

 

 

На примере Кашина тоже можно ставить этот вопрос. Кашин в те времена был важным церковным, ремеленным и торговым центром. «Среди древних памятников живописи, связанных с Кашином, выделяется так называемый "кашинский чин" (XV в.) - самое выдающееся произведение иконописи среднерусских княжеств того времени вне Москвы». Как ремесленный  центр, Кашин в то время был центром производства свинцовых белил, и был известен искусными плотниками и каменщиками, иконописцами, гончарами, чеканщикими по меди, мастерами золотого и серебряного дел .

Иконы «кашинского чина» - одна из вершин русской иконописи. Слева и справа иконы архангелов Гавриила и Михаила,

 в центре   

Богоматерь Одигитрия. Резная икона из Клобукова монастыря.

 «Кашинский чин» был, вероятно, все же созданием иконописцев из Твери, но иконописное искусство развивалось и в Кашине.

 

Потеря Тверью независимости сказалась на экономике города и в ближайшие годы он понес большие потери, которые уничтожили его прежние здания и выбрали лучшие силы.

В  1609  город  был захвачен польскими интервентами, позже. освобожден армией М. В. Скопин-Шуйского, в 1612 году Кашин вновь был разрушен. Вместе с тем кашинские строители оказались востребованы в Москве, как об этом пишет Б.Кириков:  « Документы 1627 и 1646 годов называют большую группу кашинских государевых строителей - Шарутиных, Огурцовых, Кашкиных, Золотухиных, Русиновых, Федора Костенева, Василия Сергеева, Андрея Сельского и других. Особое внимание привлекают первые две фамилии. Видимо, из этих семей вышли крупные зодчие Трефил Шарутин и Важен Огурцов - создатели Теремного дворца в Москве, а также Марк и Иван Шарутины - строители укреплений Троицкого Макарьева монастыря в Калязине и Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде».

В  1654 Кашин переживает моровое поветрие,

В 1676  Кашин постигает катастрофический пожар.

В начале 18 века многие кашинские строители и ремесленники были переведены Петром в Петербург.

Новое возрождение города было связано с торговлей в XVIII-XIX вв. (доставкой хлеба и холста по Выгневолоцкой водной системе в Петербург и Москву, торговля льном) и многочисленными монастырями (7).

Именно в это время тут появилось интенсивное каменное строительство.

Кашин, как город в свое время логично развивался  по пути, предлагаемому местностью – план его Кремля,  слобод и церквей можно видеть на плане ниже

 

План города Кашина в XV-XVII вв. Интересные детали: река  создает полуостров-сердце, а церкви города лежат на перекладинах  креста. Архитектурные замыслы средневековых жителей Кашина вызывают уважение. Увы, более поздняя (конец XVIII в)  и  современная застройка города не учитывала его богатой природной топографии – вначале была сделана перепланировка улиц, а в XX веке, демонтрируя старые церкви и монастрыри, которые делали силуэт и  центр города привлекательным, строили на их месте жилые  пятиэтажки и  даже промышленные предприятия.

 

Е.Д.Камеженков. Вид города Кашина. 1789. Фрагмент.

Кашинский Николаевский Клобуков мужской монастырь расположен на возвышенном левом берегу р. Кашинки при впадении в нее р. Вонжи. По преданию, основан в середине XIV в. Дореволюционное фото.

Современное фото: Покровская церковь у святых ворот монастыря.

Советская власть заботливо устроила в монастыре скотобазу, и здания монастыря восстанавливаются лишь постепенно .

 

 

Купола Воскресенского собора, стоящего на месте самых старых соборов-предшественников

Еще о собрах Кашина можно прочесть здесь - http://riverpilgrim.livejournal.com/32658.html

 

Еще одно чрезвычайно необычное проявление кашинских талантов – это  «бытовой примитивный портрет», который относят также к пограничным проявлениям наивной живописи, фольклора, лубка. Не менее ценно, что эти портреты запечатлели мир начала  XIX века, воспринимаемый нами, как узнаваемый (Гоголь? Островский?).

 

Портреты   Травина (1810-ые), семьи кашинского городничего Я.А.Викторова ( 1835), купцов И. Г. Жданова (1830),  Н.В.Терликова,И.В. Кекина,  Н.И.Аршинова, Я. О. Кункина, женские – Е.Г., А. В. и дочери  Ждановых, А. Б. Кожиной.

 

Ну и к нашей современности относится последняя ч ерта жизни города: в XX веке Кашин стал добывать минеральную воду и развиваться, как бальнеологический  курорт.

Город Бежецк (Бежичи, Бежецкий Верх, Городецк, Городецко) на реке Мологе при впадении в нее реки Остречины, был поначалу весьма скромным поселением, заметно уступавшим соседям Галичу и Кашину. Название «Бежецк» происходит, вероятно, от «бежь» — беженцы, беглецы, по преданию  из Новогорода.  Согласно преданию, селение Бежичи  было основано в срелине 13 века, и располагалось оно в 20 км от нынешнего города, а в 1272 году было разгромлено тверяками и перенесено на нынешнее место.

Это был один из эпизодов борьбы Новгорода, Твери и Москвы за город и местность вокруг. От такой борьбы особой радости самому поселению радости быть, конечно, не может – см http://bezh.asobezh.ru/istoria/sviaz%20s%20regionami.htm  В XIII-XIV вв роль этих окраин Новгородской земли была ясная: обеспечивать снабжение Новгорода хлебом и  льном, и интересы жителей Бежецка-Городецка были ориентированы на Новгород. Тверь в этой борьбе за город не преуспела. В конце XIV   века Бежецк вошёл в состав Московских земель и ориентировался уже  на Галич и Углич, Кашин и его дальнейшая история напоминает некоторыми чертами историю Кашина, и, хоть Бежецк-Городецк  был меньше и скромнее, доставалось ему несчастий не меньше.

Важный признак   развития городка в те времена - основание старейшего Введенского монастыря  прп. Нектарием Бежецким в середина XV века. В монастыре существовали две церкви, одна - во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, другая - во имя преподобного Сергия Радонежского. После кончины преподобного Нектария в 1492 году обитель его существовала около 250 лет (по 1764 год, когда была упразднена и обращена в приходской храм). От  монастыря осталась одна колокольня.

Колокольня Введенского монастыря (1682)

Из других  сохранившийся церквей наиболее известны  — Крестовоздвиженская (1670), Преображенская (1772), Казанская (1775) – их можно посмотреть в базе данных фото храмов России.

С Бежецком XVI века связаны эпизоды террора Грозного: «В 1568 году, на третий год учрежде­ния опричнины, царь приезжает в Бежецкий Верх. Его поездка была связана с делом конюшего Ивана Петровича Федорова (иногда пишет­ся двойная фамилия Федоров-Челяднин) — одного из влиятельных лю­дей своего времени. Иван IV обвинил И.П. Федорова в государственной измене. И после его казни царь с опричниками отправились в поместья бывшего конюшего. Его главные владения располагались на Бежецком Верхе, где ему принадлежали села "Борисоглебское с деревнями, почин­ком Незделком и погостом Логиновым", Слепнево, Семенцево, Ива­новское Большое и Ивановское Меньшое и другие. Известный историк Р.Г. Скрынников в книге "Царство террора" (СПб., 1992) отмечает: "Грозный лично возглавил ка­рательный поход в бежецкие вотчины конюшего. В походе, продолжавшемся до 5 недель, участвовали многочисленные опричные отряды".

О зверствах карательной экспедиции царя рассказыва­ют записки одного из оприч­ников А. Шлихтинга и "Исто­рия о великом князе москов­ском" А. Курбского, а также синодики различных монас­тырей, в том числе и Бежецко- " го Николаевского Антониева (в конце XVIII века — Красно­холмского). В нем отмечено, что по повелению Ивана Гроз­ного в Бежецком Верхе вписа­ны для поминовения 394 человека. Это официальное число казненных там людей, на самом деле жертв террора на бежецкой земле было боль­ше.

О великом запустении Бежецкого края того времени писал краевед И.Н. Постни­ков: "Взятие Грозным Бежецкого Верха в опричнину, с выселением от­сюда старых вотчинников и помещиков за Литовский рубеж, картину эту изменило. Население разбежалось. Громадное большинство дере­вень запустело. По писцовой книге Ласкирева 1582 г. в некоторых по­гостах, т.е. округах... — "живущих селений" совершенно не осталось, они полностью запустели, "церкви Божий стояли без пения", торговля за­мерла... Запустение получилось поразительное. На всем обширном про­странстве второй половины Бежецкой пятины за старыми служилыми помещиками оставалось всего 141 поместье, но и те в большинстве сво­ем были пусты. На место выселенных бояр и детей боярских Грозный распорядился поселить новых из-за рубежа. Таких нашлось немного: "новых помещиков детей боярских Немецких городов 32 человека, да Юрьевских новокрещенов 49 человек, да Говейских казаков 55 человек, да 2 человека Татар".

С Иваном Грозным и Бежецком (Городецком)  был связан исторический курьез, описанный иностранным опричником Генрихом Штаденом:

"... Великому князю был подарен слон  вместе с арабом, который за этим слоном ухаживал. Араб получал в Москве боль­шое жалованье. Это подметили русские бражники, т.е. беспутные люди, пропойцы, которые в корчмах поют и (зернью) играют. Из-за денег они тайно убили жену араба.  Вот этот-то араб был оклеветан и оговорен рус­скими вместе со своим слоном, что будто бы чума, о которой в Москве и не думали, произошла от него и его слона. Тогда араба и его слона сосла­ли в опалу в посад Городецкий. Араб умер там, и великий князь послал дворянина с наказом умертвить слона при помощи (крестьян) окрест­ных и посадских. Слон стоял (обычно) в сарае, а кругом сарая был тын. Неподалеку от него схоронили араба. Тогда слон проломил тын и улегся на могиле. Там его и добили: выбили у него клыки и доставили великому князю в доказательство того, что слон действительно околел".

По - http://bezh.asobezh.ru/istoria/stranici%20istorii.htm

В 1610 году в Бежецке был построен деревянный Кремль, разобранный в конце XVIII века. Край в XVII веке переживал сильное запустение и безвластье: сначала эту спопобствовали события Смутного времени, а  потом  развелось множество разбойников. Краевед Иоанн Степанович Белюстин (1820—1890), специально изучавший бежецкие архивы, писал: "В глубине лесов, среди непроходимых болот, в ущельях и оврагах были обыкновенно станы (так они называли свои притоны) разбойни­ков. Шайки их были не всегда многочисленны, но всегда отчаянно дерз­ки в своих нападениях. Впрочем скопища их были иногда и довольно значительны — человек в 50, во 100 и до двух сот. Преступники, избе­гавшие наказания, беглые холопы, бездомные горожане и обнищавшие крестьяне — таков был обыкновенный состав разбойничьих шаек. Но случалось, в их страшное общество вступали люди других сословий... Общая цель — буйства и гражебей уравнивала всех их. Действиями их руководила столько же жажда корысти, сколько звериная жажда кро­ви. Они считали недостаточным сжечь или разграбить какое-нибудь се­ление; нет, они не удалялись от него, пока не успевали истребить боль­шую часть жителей его. Не было пощады ни старцу, ни женщине, ни ребенку, напротив, чем слабее была жертва, тем страшнее муки ее. Во­оруженные с головы до ног, они чаще всего нападали врасплох. Для это­го выбирали бурную ночь: при завываниях ветра, при раскатах грома они врывались в селение, обреченное ни гибель; несчастные видели бе­ду, когда она уже разражалась над их головами, и не могли даже и ду­мать о своем спасении, пораженные паническим страхом. Но случалось они нападали и днем...

В 1702 году бежецкий воевода Никита Титов сообщал Великому Го­сударю: "... в Бежецком уезе ходят великим собранием воры и разбой­ники человек по сту и больше, и помещиковы, и вотчинниковы, и мо­настырские селы и деревни разоряют и жгут, и в тех селах и деревнях крестьян огнем жгут до смерти и пожитки их грабят и церкви Божие и святые иконы и церковную утварь грабят же и жгут..."

"В начале XVIII века, - отмечает И.С. Белюстин, - дошло до того, что воеводы не только не могли ничего предпринять против них, но и сами трепетали при приближении шайки; они запирались в стеных города и предавали окрестные селения их собственной судьбе. Впрочем и города не были совершенно безопасны от разбойничьих нападений. Случалось, они врывались в них, разграбливали несколько домов и церквей, и уда­лялись прежде, чем встревоженные жители и воевода успевали сделать что-либо против них". Так в 1723 году был разграблен бежецкий го­родской собор.

В XVIII-XIX веке к Бежецку пришел,  наконец расцвет: город активно участвовал в торговле льном и его  украшением стали торговые ряды (XVIII век) и  дома купцов и других известных людей, вокзал.

Дом братьев Наворотовых

 

«Дом-носорог» нотариуса Тугаринова

Вокзал

 

Вид на улицу дореволюционного Бежецка.

 

Данилов, город на берегу реки Соть, Ярославская область, больше половины своей  истории пробыл селом, получившим название Даниловское, его основал около 1300 года князь Московский Даниил, младший сын Александра Невского.  Однако, село это было большое, на дороге к Вологде и Архангельску, и в истории не терялось

 

Испокон веков в Данилове занимались ремеслами; серебряным, кузнечным, шапочным, плотничьим, печным, а также занимались выделкой кожи и шитьем меховых изделий. Гордостью даниловских огородников был красный лук, который поставлялся   к царскому столу. В 1777 году село стало городом. Пожар 1786 г. почти дотла уничтожил его, но вскоре он вновь обстроился.

Подробней об истории и местных ремеслах - http://danilov-da.narod.ru/index.html

Данилов на рис. Б. Масаинова, 1915 г.

 

Вид на собор Казанского монастыря, построен в нач. 20 в.
На каких скудных землях приходилось выживать его строителям!

 

 

В заключение хочется отметить, что история трех городков поражает концентрацией и накалом событий (даже при селе Данилове был разгромлен польский отряд Лисовского, а потом село соорудило острог, который был взят другим польским отрядом), а Кашин еще и огромным творческим вкладом в русскую культуру. Такую роль мы вправе ожидать от старых городов, но и при этом  возникает множество вопросов.
 Как мне, кажется, стоило бы разобрать их  историю совместно, с тем, чтобы понять общие закономерности развития. Об этом будет следуюшая заметка по русским городам, основанным в XIII веке.
Пару дней назад гулял в интернете, нашел почти то, о чем говорится в вашем блоге - доставка тверь
сходите, посмотрите скорей всего понравится
Во первых Данилов довольно далеко от берегов реки Соть. Он стоит на Пеленд(г)е. А во вторых - когда берёте фотографию, подписывайте автора, пожалуйста. Я о последней фото в этом посте.
И почему Вы не посчитали нужным указать имя автора фотографии "Вид на собор Казанского монастыря, построен в нач. 20 в.
На каких скудных землях приходилось выживать его строителям!" ? Это некрасиво! Это нарушение авторских прав называется.