aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

О походе Девлет-Гирея 1571 года.

Чья измена?
 
Поход крымского хана Девлет-Гирея 1571 года с относительно небольшим войском 40 тыс. всадников привел к настоящей катастрофе для России – была сожжена Москва, погибло 180 000 человек (из них 120 000 в Москве), захвачено 60 000 пленников.
Этот исторический момент тесно связан с  опричной политикой Грозного, а также с голодом 1570 года и чумой 1570-71 гг. Крымский хан готовился к походу: проводил предварительную оценку состояния России и ожидаемого сопротивления. Не последнюю роль в  успехе предприятия сыграли изменники.1 Надо сказать, что их поведение и мотивы характерны для депрессивного окончания тиранического правления.
 
12 февраля хан допрашивал только что захваченных на Поле русских пленников. Один из них, Сенька Жуков,  сообщил: «На Москве и во всех городах мор и меженина великая» (резкое падение воды в реках, то есть засуха, ведущая к голоду и ослабляющая отпор, а также обстоятельство, облегчающее переправу татар через реки). Вскоре после этого через Литву прибыл небольшой отряд ногаев из 130 человек во главе с мурзой Ибреимом с сыном, бежавшим с русской службы. Мурза дополнил картину тяжелого положения России. 14 марта Девлет-Гирей провел военный совет и решился на поход – однако, по   неудачному опыту 1555 года, он рассчитывал на налет на окраину, который дал бы пленников. На большее хан  поначалу не рассчитывал. 
В начале апреля ханское войско собралось у Перекопа, где было усилено ногаями, а потом двинулось на Северскую землю. По пути хану доставили перебежчика – сына боярского Башуя Сумарокова (имя говорит о татарском происхождении). Московский гонец (димпломат) Севрюк Клавшов пишет со слов татарского князя Сулеша, участвовавшего в походе: «Он де царю говорил, что на Москве и во всех московских городах по два года была меженина великая и мор великий, и межениною де и мором воинские многие люди и чернь вымерли, а иных де многих людей государь казнил в своей опале. И государь де живет в Слободе, а воинские люди де в немцах. А против де тебя в собранье людей нет. И царю де говорил, чтоб царь шел прямо к Москве». Девлет-Гирей, однако, на такой вариант решился не сразу, поскольку для такой цели его армия была невелика.
Однако в середине мая на Злынском поле (у Болхова) появились еще перебежчики - «государские дети боярские белевцы Кудеяр Тишенков да Окул Семенов, да колужане Ждан да Иван Васильевы, дети Юдинкова, да коширяне Федор Лихарев, а прозвище Сотник, да серпуховитин Русин, а с ними десять человек из людей. И царь и царевичи про государя и про московское собрание все выспрашивали». (Тут, судя по именам - все русские люди). Кудеяр Тишенков «поимал царя за узду… и говорил: только де ты, пришод к Москве, ничего не учинишь, и ты де, меня на кол посади у Москвы, стоять де против тебя некому». То есть – если ничего не выйдет по моему совету, то посади меня на кол!
Последующие события, таким образом, были заданы этими «изменниками». Слово это взято в кавычки, поскольку оно неточно. Это ведь редкая самоотверженность - перебежчик не только явился сам, но готов своей жизнью ответить, лишь бы досадить своему правителю. И еще важная деталь, это не единичный поступок, тут собралась большая группа единомышленников, желающих поражения Грозному! Это явное свидетельство созревшего недовольства народа бесчинством своего монарха. Аналогично этому наличие сопротивление опричникам на окраинах страны – иностранный опричник Штаден упоминал, что на севере опричников уничтожали   небольшие отряды местных жителей. 
Сторонние наблюдатели-англичане хорошо разобрались в ситуации того времени –  Джильс Флетчер, появившийся в России в 1589 году, удачно обобщил их мнение, сделав целый ряд  сбывшихся предсказаний. Флетчер пишет: «…Иван Васильевич обыкновенно говаривал, что народ сходен с его бородой: чем чаще стричь ее, тем гуще она будет расти, или с овцами, которых необходимо стричь по крайней мере один раз в год, чтоб не дать им совершенно обрасти шерстью». Перечисляя разные методы пополнения властью своей казны Флетчер говорит о состоянии «овец»: «Чрезвычайные притеснения, которым подвержены бедные простолюдины, лишают их вовсе бодрости заниматься своими промыслами, ибо чем кто из них зажиточнее, тем в большей находится опасности не только лишиться своего имущества, но и самой жизни. Если же у кого и есть какая собственность, то старается он скрыть ее, сколько может, иногда отдавая в монастырь, а иногда зарывая в землю и в лесу, как обыкновенно делают при нашествии неприятельском. Этот страх простирается в них до того, что весьма часто можно заметить, как они пугаются, когда кто из бояр плидворян узнает о товаре, который они намерены продать».
Флетчер говорит о последствиях правления Грозного «Столь низкая политика и варварские поступки (хотя и прекратившиеся теперь) так потрясли все государство и до того возбудили всеобщий ропот и непримиримую ненависть, что (по-видимому) это должно окончиться не иначе, как всеобщим восстанием». Флетчер говорит, что народ будет рад поддержать интервентов: «…безнадежное состояние вещей внутри государства заставляет народ, большею частью, желать вторжения какой-нибудь внешней державы, которое (по мнению его) одно только может его избавить от тяжкого ига такого тиранского правления».
Общая депрессия, упадок сил, потеря ориентиров часто сопровождает тиранические периоды правлений – такие настроения можно проследить после Петра I или Сталина. Их желание решить проблемы государства за счет средств и жизней людей лишало смысла само понятие государства, как приемлемой формы организации жизни. Договор о правах и обязанностях подданных приобретал огромный перекос в пользу обязанностей и бесправия. Пренебрежение подданными вело к кризису их миров – и желанию уничтожить обидчика, пусть самой дорогой ценой.
Конечно, далеко не все приходили к такому крайнему выводу. Девлет-Гирей переоценил свой успех – поход следующего года с намного большей армией около 80 000 человек, целью которого был полный разгром России и отторжение Казани и Астрахани, кончился для него тяжелым поражением. Победили его люди, понимавшие, что Россия оказалась на краю пропасти.
Но Грозный потом уничтожил победителя битвы при Молодях - боярина Михаила Воротынского, который, конечно, стал привлекательной фигурой для всей задавленной и ограбленной Грозным России. Деятельность тирана имеет свою логику – низы выжимаются ради государственных целей, конкуренты уничтожаются, когда их заслуги начинают казаться опасными для власти.
И тут возникает вопрос – кто, собственно, изменник? Защитник своих прав и интересов Кудеяр Тишенков, до поры до времени, нет сомнений, государству верно служивший, или посягнувший на его права Иван Грозный, который провозглашал:   "жаловать есмя своих холопов вольны, а и казнить вольны же".

А теперь  параллели,   попытка увидеть некоторые связи: В 1584 году умирает Грозный, в 1604 разгорается Смута, длящаяся до 1613-ого. Ей способствовал большой голод 1601-03. 
Примерный срок созревания политического кризиса и его преодоления на новых основаниях - 20 и 30 лет.

Петр I умирает в 1725-ом, система его мало кого устраивает, в 1730-ем дворяне требуют ограничения монархии, но не получают своего,  весь последующий век проходит в дворцовых переворотах, демонстрациях фактической силы дворянства. Дворяне добиваются "Манифеста о вольностях дворянских в 1762-ом .  
Борьба за него идет примерно 27 лет. А восстание Пугачева состоялось в 1773-ем, 43 года спустя. Нет особого сомнения, что это тоже реакция на петровскую систему. Но у дворян достаточно сил ей противостоять и отстаивать свои выгоды.

В 1953 умирает Сталин, 9 лет спустя власти стреляют в Новочеркасске,  15 лет спустя наступает "пражская весна", подавленная реакцией. Но проблема власти, опирающейся прежде всего на военную силу,  обозначена, будущего у нее нет.  В 1989 году система начинает отказываться от себя, в 1993-ем процесс заканчивается частичным ее демонтажем (15 и 40 лет).

Каждый из этих переворотов кажется консервативной части "предательством". Между тем - за кризисом нерешимые и нерешаемые в рамках старой системы экономические проблемы.
 


1 Детали по книге: В.П. Загоровский «История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке». Издательство Воронежского университета, 1991, с. 160-169. Автор привел фрагменты ранее не публиковавшиеся донесений двух русских агентов в Крыму.
Tags: Русская история, Экономика и история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments