aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Самозванчество, как спонтанное явление и как казацкая технология борьбы за власть.

О русском самозванчестве написано довольно  много. К примеру, К. Чистов исследовал связь самозванчества с бытовавшими в народе утопическими легендами[1], Б. Успенский  обратил внимание  связь  этого явления с семиотикой русской жизни[2] и его собственную семиотическую организацию, А. Панченко[3] дал всестороннюю характеристику самозванчества на примере биографии Лжедмитрия I и показал его закономерность, как результата кризиса средневекового общества  в России.  Но самозванцы были не только спонтанным порождением времени, это была вдобавок  социальная технология, которая  применялась определенными общественными группировками.  На примере баз данных наиболее известных самозванцев XVII и XVIII вв. можно оценить, кто стоял за самозванцами и  увидеть,  какова была  динамика этого явления

 

Из 40 случаев самозванчества, которые я собрал,  казаки  создали не менее 18, еще в нескольких они участвовали, как «воспреемники» новорожденного самозванца. Первый казацкий самозванец появился уже в 1606 году, это был некий Илья (Илейка) из Мурома, бежавший к терским казакам.  Количество последующих «лже-», появившихся все в той же среде казачества, говорит о том, что казаки идею поняли, как удобный способ сплочения в государстве, где  принадлежность к царскому роду означает высший авторитет, и обкатывали ее в тот период снова и снова.

Итак это была идея, как казаки могут оказывать на власть прямое влияние.

 

Потому  самозванчество проявилось  также в три периодам, когда казаки боролись за государственную власть – в Смуту, при Разине и при Пугачеве, но проявилось по-разному.

При Разине и в период вокруг этого восстания  самозванцев оказалось мало. В чем тут может быть дело? Может, в наличии самозванческого материала?

Ведь хотя появление самозванца можно поддержать, можно в него поверить, но такой материал обязательно должен наличествовать, должны быть спонтанные случаи самозванства.

 Посмотрим на динамику появления русских самозванцев по 25-летним периодам и сравним ее с солнечной активностью (не 11-летними циклами, но с долговоременными изменениями).
 

 

 

Так вот, период Смуты был временем спонтанного самозванства, и таким же был период вокруг появления Пугачева (а тут еще не учтены случаи самозванства, связанные с Иваном Антоновичем).

А вот разинское восстание протекало на фоне явного спада самозванства. И самозванство в этом восстаниии имело очень маленькое значение. И, хотя и после Разина на Дону и Днепре было немало недовольных казаков, но интереса к самозванцам они не проявили.

С. Соловьев рассказывает о появлении ЛжеСимеона у казаков: «В начале зимы гетман Самойлович дал знать, что в Запороги приехал человек — хорош и тонок, долголиц, не чермен и не рус, немного смугловат, по лицу трудно сказать лета, козаки угадывали, что лет пятнадцать, молчалив, два знамени у него: на знаменах написаны орлы и сабли кривые, с ним восемь человек донской породы, надет на нем кафтан зеленый, лисицами подшит, а под исподом кафтанец червчатый китайковый, называется царевичем Симеоном Алексеевичем: вож его, козак Миюской, говорил судье запорожскому, будто у этого царевича на правом плече и на руке есть знамя видением царского венца. Когда узнали в Запорожье, что Серко приближается, то царевич, распустив знамена, почтил Серка встречею”.

Серко изобразил радость, почтение, но использовал самозванца для своей политической игры, а потом выдал его Москве.

Зато полностью использовал эту уловку Емельян Пугачев – царское имя, царские знаки, историю бегства и даже переименование своих приближенных в известных царских сановников.

 

Получается, что не только желание применить «технологию» имеет значение, но спонтанный настрой.

А вот он оказался велик лишь в два удаленных друг от друга периода, и оба они были связаны с заметными подъемами солнечной активности.

Отметим также, что немногочисленные случаи вмешательства поляков в этот процесс тоже относятся к этим двум периодам. Когда он закончился, то заготовленный про запас самозванец Ивашка I (Ян Фаустин Люба) оказался ни к чему.



[1] Чистов К.В. Русские народные социально-утопические легенды XVII–XIX вв. М., 1967. С. 27–29.

[2] Успенский Б.А. Царь и самозванец // Художественный язык средневековья. М., 1982. С. 201.  

Subscribe

  • Быков и Галковский - два сапога пара.

    Спаривание двух писателей (в смыcле их объединения) напрашивается по ряду заметных признаков: 1. Вытаптывание - оба любят потоптаться на заметных…

  • Галковский, как игроман.

    Дима вконец охренел. Родил к 55 ребенка, планирует построить игровой центр в каких-то исландских подвалах , пишет, что укры, которые гибнут сейчас…

  • Русские и новиопы?

    В нашей современной общественной жизни довольно заметны русские националисты вроде Крылова, Холмогорова, а в последнее время еще и Просвирнина. Что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Быков и Галковский - два сапога пара.

    Спаривание двух писателей (в смыcле их объединения) напрашивается по ряду заметных признаков: 1. Вытаптывание - оба любят потоптаться на заметных…

  • Галковский, как игроман.

    Дима вконец охренел. Родил к 55 ребенка, планирует построить игровой центр в каких-то исландских подвалах , пишет, что укры, которые гибнут сейчас…

  • Русские и новиопы?

    В нашей современной общественной жизни довольно заметны русские националисты вроде Крылова, Холмогорова, а в последнее время еще и Просвирнина. Что…