aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Шахматные истории из МГУ.

Старый Семен со своими шахматными историями спровоцировал процесс:  я тоже  завспоминал.
В основном, про шахматный клуб МГУ и про  его обитателей, а также про Москву шахматную.
 
Вот несколько историй для начала.

Наш клуб.

Размещался он  в зоне "В" Главного здания, влево от входа в общежития. Забавной была уже его топография: сначала длиннющая комната, этакий коридор с  рядами столиков слева и справа, потом поворот налево и еще один длинный коридор, и  окна с обоих сторон - одни, большие, основательные,  выходили во двор зоны В, другие, тонкие, однойслойные, в  квадратный вестибюль входа в нее.
 
По вечерам он почти никогда не пустовал - собирались там то на турниры командного первенства МГУ, то на разные блицы,
В клубе играла свои матчи первенства ВУЗов Москвы и команда университета, боровшаяся за чемпионство то с Инфизкультом, то с Керосинкой (Институтом имени Губкина). За МГУ играли  тогда Гулько,  Юсупов, Долматов, Макарычев и многие другие шахматисты с именами, Из более  молодых запомнился Шипов, блестяще игравший блиц.
Некоторые из них, правда, начинали учебу с серьезных  факультетов , вроде мехмата (как Карпов), ВМК (Макарычев), а заканчивали ее экономистами или журналистами. 
 
Иногда игрались какие-то  забавные матчи - к примеру, с Лениградским  университетом на 20 досках, с иностранными клубами- гостями,  или, скажем тренировочный матч команды сильнейших кандидатов из МГУ с женской сборной страны - причем, кандидаты победили женщин разгромно. 

Многие шахматисты застревали на этом уровне хотя силы у  них  иногда  были превеликие. На моей памяти, правда, многие кандидаты вырвались из своего "класса", и стали заметно выше, вроде Сергея Смагина, который в два года проскочил дистанцию от км к гроссу,. Или  вспоминается еще Алексей Гаврилов, который так запал на шахматах, что за время учебы прошел путь от 2 разряда до мастера, а потом быстро стал чемпионом Москвы и ММ.
Кстати, излюбленным соперником Смагина по бесконечным блицам  был тогда Сергей Иваненко, ныне один из деятелей "Яблока".

Главным тренером по шахматам в университете долгое время был Иосиф Ефимович Ватников, большой комбинатор от шахмат, вроде Бендера, хотя и сделал как то ММ (после чего играть в турнирах практически перестал). 
Вспоминается рассказ гроссмейстера Холмова, как он ездил с ним на сеансы одновременной игры - Ватников, как позже выяснилось, договаривалсся на экстра-оплате, подписывал по три путевки вместо одной. Гонорар с двух  он клал себе в карман. 
Собственно, для Ватникова, это был случай типичный. Он так жил всегда.
А теперь доживает свои годы где-то в США

Главным событием в шахматной жизни университетского клуба было командное первенство МГУ - профессора, студенты, аспиранты, сотрудники бились за честь своих факультетов и все лучшие шахматные силы встречались в эти дни в клубе. Он был тогда сосредоточением ярких  личностей, многие из которых и сегодня на слуху.
 

Гроссмейстер Коноплева

Как некоторые фанатки  шахмат, сделавшие из них особую жизнь, Коноплева была не совсем от мира сего. Шахматы она любила, все остальное в ее жизни  шло самотеком и как попало. И это было видно по всему: какие-то затрапезные свитерки, небрежная прическа,  на уме и на языке шахматы-шахматы-шахматы. Даже среди шахматистов это обращало на себя внимание, как явный перебор..
 
Как-то я увидел ее на одном из турниров, которые проводились тогда  в хороших театральных или концертнх залах, и  их  посещали люди солидные, имеющие в жизни вес.  Коноплева заговорила с двоицей таких зрителей (оба в дорогих костюмах, галстуках) и с ходу предложила им сеанс одновременной игры.
Те переглянулись и пришли к одному мнению. Гроссмейстера распознать в этой растрепе  было никак нельзя, "сеанс" потому прозвучал как-то уж слишком метафорически, неприличным предложением в глумливой для шахмат форме. И они стали ее стыдить: "Ну, как Вы можете, так позорить это место, шахматы, себя!"
"А  что такого? Я часто это делаю" - никак не могла понять Коноплева. Она то имела в виду обычный сеанс в учреждении, которые вверяют таким солидным людям.



Коноплева (справа) играет блиц в Эрмитаже.

Ученик Фишера.

Как то в клуб заглянул один странный человек. Он зашел в тренерскую и стал рассказывать, что в шахматы не играл никогда, хоть и знает правила, но вот купил книгу Фишера, разобрал ее,  и считает что тот гений. Собственно, в этом не было ничего удивительного, многие так считали и считают.
Но человек говорил еще, что он помнит все партии Фишера наизусть, с мельчайшими вариантами, и верит, что пропитался ими настолько, что обыграет любого.  То есть он сам стал воплощением Фишера
Вот это было уже интересно.
С гостем поручили сыграть одному из шахматистов, перворазряднику. Сели играть. Подошло несколько зрителей. Перворазрядник, наигранный и сильный, разыграл сицилианку - гость сыграл вариант по Фишеру. Перворазрядник поймал его на неточности, и выиграл пешку. Получил позицию получше. Уже небрежно переставлял фигурки. Противник бился, однако, как лев: провел тактический удар и выиграл. Казалось бы он мог торжествовать.
Но зрители  разочарованно отвернулись: Фишер  пешку таким способом проигрывать бы не стал. И выгрывать "так" партию тоже. Ученик его как-то уж слишком явно не тянул не  игрока, который овладел шахматами через чтение книги своего кумира.
Он оказался персонажем из другой оперы -  мистификатором, каких  в Москве всегда было немало.

В Афганистан.

В МГУ есть факультет, который готовил, в основном, шпионов. У него особый статус, правда. Это Институт Восточных языков. Ну и шпионы эти были вполне легальные, занимали какие-то должности в посольствах и других представительствах. Но они знали язык и могли налаживать контакты, проводить аналитическую работу и т.п.
В нашу компанию которая встречалась по вечерам в клубе, входил студент  К. с этого факультета-инстиута. Он был всегда  спокоен, очень выдержан. И даже проигрыши не сильно переживал. Тем удивительней было, когда  он  как-то пришел пьян, и с руганью вцепился в иностранца-серба Левчича, который  часто бывал в клубе, "Это все из-за вас, суки!"
От серба его отделили и товарищ его увел. Никто не понимал в чем дело.  Но товарищ  К.  вернулся и объяснил.
Оказалось, что К посылали в  Афганистан, переводчиком. А там вовсю кипела война.
Позже я спрашивал у его однокурсников, как сложилась судьба К.? Оказалось, очень удачно. Он стал
 в Афганистане советником, рос  по службе, а потом вернулся в Москву и там тоже не потерялся. 
 
Tags: истории, шахматы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments