aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Путешествие-бегство царевича Алексея Петровича: досье с иллюстрациями. Часть 3.

Встреча с Италией.

Продолжаем тему: 
Путешествие-бегство царевича Алексея Петровича: досье с иллюстрациями. Часть 1.
Путешествие-бегство царевича Алексея Петровича: досье с иллюстрациями. Часть 2.

 

Тренто (древнеримский  Тридент, название дано по трем горам вокруг)

Это был первый  город на пути путешественников, который сочетал в  себе черты немецкой и итальянской культуры, находясь на их границе. Он примерно за 170 лет   до этого  попал под протекторат Габсбургов, но был  епископатом, церковным владением, с преимущественно итальянским населением. Кстати, Тренто был известным местом добычи серебра,а такжеместом проведения Тридентского собора.

Тренто на карте XVIII века

 

Вид Тренто на акварели Дюрера (1494). .

 

Замок Тренто на акварели Дюрера (1495)

После Инбрука начинался мир иной архитектуры и иной культуры. Суровую немецкую прочность и простоту сменяла итальянская изыканность. О ней писал известный швецарский историк культуры Якоб Буркхардт:

«Чем менее значительны были преимущества, которые давало происхождение, тем более высокие требования предъявлялись к индивидууму как таковому, к тому, чтобы он в полном объеме проявил все свои положительные качества; а кроме того, и общественная жизнь с тем большей необходимостью должна была установить себе пределы и облагородиться за счет своих собственных сил. Поведение отдельного человека и высшие формы общественной жизни делаются свободно и сознательно творимым произведением искусства.

Уже сам внешний вид и окружение человека, как и обычаи повседневной жизни, в Италии более совершенны, красивы и в большей степени утонченны, нежели у народов где-либо за ее пределами. Вопрос относительно жилищ высших сословий относится к ведению истории искусства; здесь необходимо подчеркнуть то, насколько жилища эти по удобству и своему гармоническому и разумному устройству превосходили замки, городские усадьбы и дворцы величайших людей Севера. Одежда менялась здесь таким образом, что невозможно ее даже сопоставить с модой других стран, тем более что с конца XV в. в Италии вошло в обыкновение перенимать у них фасоны. То,что итальянские художники изображают как современный им костюм, это есть, вообще говоря, наиболее красивое и изящное из всего, что имелось тогда в Европе, вот только невозможно быть уверенным, изображали ли они господствующее в моде,  и были ли они достаточно точны при его изображении. Как бы то ни было, несомненным остается то, что нигде не придавалось такое значение костюму, как в Италии. Эта нация была, да и остается щепетильной в том, что касается внешности, к тому же даже самые серьезные люди причисляли возможно красивое и шедшее к лицу одеяние к вещам, необходимым для полного совершенства личности».

Венецианское платье, начало 18 века , шелковая блуза того же времени

Шелковый костюм,Болонья, около 1740

«Особого рассмотрения заслуживает стремление женщин существенным образом изменить свою внешность с помощью косметических средств. Ни в какой другой стране Европы, кроме Италии, с самого падения Римской империи не существовало столь многочисленных и многообразных дополнений по части облика, цвета кожи, волос. Все стремятся к нормальному внешнему виду, и силятся его достичь пусть даже с помощью наиболее бросающихся в глаза, совершенно очевидных средств введения в заблуждение. Здесь мы полностью отвлекаемся от всего прочего одеяния, которое было в XIV столетии в высшей степени пестрым и нагруженным украшениями, позднее жена смену ему пришел костюм, для которого была характерна более благородная роскошь, и ограничиваемся косметикой в узком смысле этого слова».

«…применение парфюмерных средств вышло за обычные рамки разумного, распространяясь на все окружение человека. По случаю празднеств даже вьючных животных умащали мазями и благовониями, а Пьетро Аретино благодарит Козимо I за благоуханный денежный подарок».

«Далее, итальянцы были тогда также убеждены в том, что они чище северян. На основании общих культурно-исторических мотивов эти их притязания следует скорее разделить, нежели отвергнуть, поскольку чистоплотность является компонентой совершенства современной личности, а таковая ранее всего оформилась у итальянцев; также и то обстоятельство, что они были богатейшей нацией тогдашнего мира, говорит скорее в пользу этого, чем против. Доказательств, разумеется, получено никогда не будет, и если говорить о первенстве в отношении предписаний чистоплотности, то в качестве самых старых ее примеров можно указать на средневековую рыцарскую поэзию. Как бы то ни было, наверняка можно сказать то, что здесь усиленно подчеркивается всесторонняя опрятность некоторых выдающихся представителей возрождения, особенно за столом, а в качестве воплощения грязи всяческого рода в Италии фигурировал немец».

Так что в Италии царевич нашел иной мир: не жесткий немецкий, который так полюбился его отцу, но куда более мягкий и утонченный, близкий душе царевича. И он погрузился в него, как  в мечту.

Секретарь Кейль жаловался канцлеру графу Шенборну, что молодые люди, которых он сопровождал, предавались пьянству. Можно себе вообразить, однако, эту картину: вечером они приезжают в новый город, идут в тратторию, слушают музыку и пение (музыку любят оба), пьют прекрасное легкое итальянское вино под ворчание недовольного секретаря, который не может их оставить без присмотра, и как среди ночи вся компания бредет в гостиницу. Ночью молодые люди трудятся друг над другом в любовной лихорадке, а утром их будит солнце и пение птиц.


Tags: Русская история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments