aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Путешествие-бегство царевича Алексея Петровича: досье с иллюстрациями. Часть 4.


Дальнейший маршрут: Венеция-Падуя или Верона-Мантуя?

Есть одна сложность, связнная с маршрутом поездки царевича  по Италии: мы знаем основные  его пункты, но не знаем  промежуточных. Скажем, такой вопрос, как ехал царевич со спутниками  из Инсбрука (и Тренто, который не миновать на этом пути) дальше, на Рим? По Мережковскому, он ехал в Рим через Мантую и Флоренцию, то есть по самой короткой дороге.

А если исходить из письма Афросиньи, которая писала царевичу на обратном пути  (будучи беременной, она ехала назад более длинным и спокойным путем) из Венеции,  то возникает вопрос, не побывал  ли царевич  в Венеции, хотя она и лежала в стороне от прямой дороги?

Афросинья в этом письме пишет ему так, будто город этот им уже знаком, и про то,  что она не сумела побывать в опере, та была закрыта (в конце XVII века в Венеции было 7 опер, это была настоящая оперная столица – но Афросинья могла этого и не знать, говоря об одной-единственной, которую могла бы посетить с Алексеем).

Такой поворот в маршруте кажется возможным. В конце концов, царевич был шурином австрийского императора:  маршрут мог быть не просто кратчайшей дорогой, но еще и попутной демонстрацией итальянских чудес.

Точные ответы на вопросы о маршруте хранятся где-нибудь в астрийских архивах.  А мы попытаемся представить себе оба варианта пути.

Вариант 1. Венеция-Падуя.

Венеция, конечно, была европейской знаменитостью уже и в те времена – многовековый сильный конкурет Турции в освоении Греции и Эгейского моря, крупнейший торговый город, центр итальянской  утонченности, город искусств.

Какой увидел Венецию царевич? Он мог увидеть ее глазами Луки Карлевариса, знаменитого художника, жившего в Венеции именно в то же время. В его видах есть несколько существенных для нас элементов – скрытая или явная тревожность, которая время от времени могла овладевать царевичем,  и еще – хорошо прорисованные костюмы того времени.

Luca Carlevaris  «The Wharf, Looking toward the Doge's Palace » Schloss Sans-Souci, Potsdam

Luca Carlevaris  «The Bridge for the Feast of the Madonna della Salute » 1720  Wadsworth Atheneum, Hartford

Кстати, городские виды Венеции того времени  - свидетельства появления европейского туризма. Путешествие в далекий красивый город, среди которых Венеция была одним из самых желанных, подтверждалось картиной. Для видов Венеции появился даже специальный термин – ведута.  Карлеварис был одним из его основателей.

 

Царевич мог увидеть город таким, каким его увидел венецианский уроженец Джованни Каналетто  ( Giovanni Antonio Canaletto) (1697-1768) – Венеция оборачивается у него то красивой гаванью, то  романтической трущобой, то торговой уличкой-каналом. Для точноти пропорций художники того времени пользовались камерой-обскурой. Применял ее и Каналетто. Так что сомнений в точности его изображений нет, а настроение у него более легкое и веселое, чем у Карлевариса, как у человека из другого века. Так оно и было, впрочем – Карлеварис был стар, а Каналетто молод

 

The Basin of St. Mark. 1738-40, Oil on canvas. Museum of Fine Arts, Boston, MA, USA.

 

Grand Canal: Looking North-East from the Palazzo Corner-Spinelli to the Rialto Bridge. c. 1725.   Gemäldegalerie Alte Meister, Dresden, Germany

 

 

Rio dei Mendicanti: Looking South. 1723.  Ca'Rezzonico, Venice, Italy

А еще в Венеции   были  оперные театры. В 1637 году тут был построен "Teatro di San Cassiano" (вблизи моста Риалто, у церкви Сан Кассиано). Вот тут, возможно,царевич и познакомился с оперой  - на выбор остается еще Мантуя, где тоже был оперный театр.

 

Giovanni Antonio Canal (Canaletto) "The Rialto Bridge, Venice"

Опера тех времен – это новая эпоха в культуре, воцарения барокко и музыки. Тем более она могла поразить воображение молодого человека из России, для которого музыка была важна  (не зря до замка Эренберг его сопровождал певчий), но целое музыкальное представление, декорации, игра актеров была воплощенной фантазией.

 

 

Оперный театр XVIII века, Рим.

 

О Падуе, как городе, послужившем образцом для воображаемого  Иерусалима для самого Дюрера, я писал ранее (Два города Дюрера: Содом и Иерусалим.) Такая Падуя могла удивить и на фоне Венеции. Хотя, может, в реальности она была иной.

 


Вид Падуи. F. B. Werner XVIII century



 

Вариант 2. Верона- Мантуя

Верона всегда была  романтическим городом. Привести влюбленную пару в город Ромео и Джульетты,  уже придуманных Шекспиром, конечно, было бы интересно.

Верона того времени, несравнимая с Венецией,  воздействовала бы своими архитектурными красотами – от римского цирка до ренессансной архитектуры, мостами, замком, который будто бы послужил когда-то образцом для Московского Кремля.

Bernardo Bellotto. View of Verona and the River Adige from the Ponte Nuovo. 1747-48. Oil on canvas. Gemäldegalerie, Dresden, Germany.

Bernardo Bellotto Ponte Delle Navi, Verona

 

Современное фото древнеримской Арены. Уже с 18 века тут проводят оперные представления, а ныне тут проходят оперные фестивали.

  

Замок Веччио, построен в 1354-1376. Стены с зубцами в форме ласточкиного хвоста, конечно, похожи на те что мы видим у Московского Кремля. Но такие зубцы – не приоритет замка Веччио – их можно увидеть в Тренто, Венеции, Виченце,  Флоренции. А Кремль, говорят,намного больше похож на миланский замок, потому что его спроектировал миланец Пьетро Антонио Солари.

 

Эти и другие достопримечательности Вероны можно найти здесь. http://www.intesys.it/Tour/Eng/ Но наша цель – не обзор памятников, а погоня за впечатлениями путешественников  из начала XVIII века.

Отправимся вслед за ними в Мантую. Она, конечно, была городом очень своеобразным. Созданные в XII веке для защиты города искуственные озера  превратили город в подобие речной Венеции, одновременно дав ее жителям пропитание в виде рыбоводства. Архитектура города напоминала соседнюю Верону.

 

Мантуя, карта города 1575 года

Но такой город не мог расти. В конце XVIII века одно из озер осушили.
Но взгляд в Мантуе было чем насытить и в начале века.

В Мантуе был необычный кафедрал св. Петра, улочки – каналы, как в Венеции и прекрасные ренессансные здания.

 

Кафедрал

 

Рассмотрев 2 пути мы могли бы только сказать, что и в том, и в другом варианте Алексею Петровичу было чему поразиться и над чем подумать. Может, именно тут он начал ощущать хотя бы относительную правоту отца?
Эта мысльего подвела, но основания для нее были – царевич видел рукотворную Европу, видел то, чем могла бы стать Россия.

А впереди были еще очень сильные впечатления – Флоренция, Рим, Неаполь.


 
Tags: История Европы, Русская история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments