aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Шахматные истории из МГУ - 3.

Александр Рошаль и Сиран Чечелян.

Факультет журналистики в МГУ отличался от остальных факультетов кардинально: иной дух, иной нрав. Поступить трудно, учиться вроде бы и нет. Никаких тебе наук, воспитание собственной натуры к требованиям профессии (или натаскивание ее на ее задачи?).
И это было видно даже по его шахматистам.

Долгое время на первой доске команды журналистов играл Александр Рошаль. В той шахматной среде он выделялся, как яркое пятно: красивый мужчина, элегантный, никогда не носящий джемперов или свитерков, всегда в костюме, с красивым галстуком. Он и держался соответственно - величественно, аристократично. Глядя на него, можно было понять, что некоторые чуть ли не рождаются министрами или главными редакторами журналов. Позже, заходя в "64", я только получил дальнейшее потверждение тезису: даже в небольшом коллективе Рошаль царил. 
Журнал тот стал  отпечатком его личности.
В университетском клубе вокруг него обычно закипало общение -  Рошаль. приягивал людей. В этом, как мне показалось, и состоял его основной талант. Мастер, кстати, он был вполне полноценный, но  не более того.

Чечелян, который тоже играл за журфак на первой или второй доске, в некотором смысле был  антитезой Рошалю - непривлекательный молодой человек в задрипанном свитерке, но при том легендарно известный среди студентов-журналистов всеми возможными пороками - игрой в карты, пьянством, драками, колоссальным женолюбием, уже в те времена интересом к наркотикам.
А еще у него был большой шахматный талант,  он  в школьные годы   выиграл несколько турниров и какое-то время числился среди надежд советских шахмат. Кстати, я видел в Шахматном информаторе его партии той поры - играл Чечелян очень интересно.
 
Его за "подвиги", и несмотря на все шахматные заступничества, изгнали из университета, но благодаря тем же заступникам он восстановился в нем позже и уже мирно его заканчивал,  надежно и эффективно играя за свой факультет.
Теперь это был только шахматный мастер. Этакий айберг, на поверхности шахматы, в глубине все тайны натуры. Впрочем, все мы айсберги.

Сергей Талдаев.

А вот еще один шахматист из МГУ, но  из тех, кто канули куда-то, как в Лету, не оставив после себя следа ни среди знакомых, ни в Интернете.
Талдаев учился на биофаке, и был из тех горемык, что поступают в университет благодаря и вопреки: благодаря своим природным талантам и вопреки неполному психическому здоровью. Чаще всего в юности оно выступает, как  сильная  интроверсия, позже превращается в реальный недуг.
.
Окончить МГУ таким юношам удается - в конце концов, тут надо просто сдавать экзамен за экзаменом, общаясь прежде всего  с книгой. А вот  вписаться в дальнейшую жизнь сложно: не берут на работу, и вообще не  очень выстраиватся отношения  с людьми.

Сергей на свое счастье играл в шахматы. Тоже средство коммуникации, тоже путь к другим. Его шахматный потенциал можно было оценить по той игре, которую он показывал, попадая в тяжелую позицию - тут включалась его фантазия и отыскивала невероятные возможности в дальних концах неочевидных вариантов. Он спасался из, казалось бы, начисто проигранных позиций. Как то он показывал свою партию. Невероятным показалось, как много он видел, какие варианты считал учитывал. Это был огромный талант.

Партнеры по блицу зауважали его, потому  играть с Сергеем было интересно. В их среде он расцветал, доверие будто гнало его наверх.

Но тут Талдаев, наконец, окончил университет и отправился в родное Гродно. Больше его никуда не брали.
Было это в восьмидесятых. Пару лет он наезжал в Москву, жил у знакомых шахматистов, играл в блиц в московских парках, где его имя тоже узнали и оценили. Говорят, он выполнил норму мастера в белорусском чемпионате к концу того странного десятилетия.

И все на этом. Больше мне о нем неизвестно ничего. 

Tags: шахматы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments