aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Малый ледниковый период и загадка Ивана Грозного. Часть 2.

Малый ледниковый период в России.

 

Что удивительно –  тема климата 16 века в нашей историографии существует на окраине. Она почти полностью поглощена темами правлений Грозного и Бориса Годунова, опричниной и Смутой. Но, все же - в историю того времени вступил сильный и долговременный фактор, который, конечно, очень сильно повлиял на российскую жизнь – а где анализ этих изменений? 

Попробуем для начала установить временной ход событий, связанных с  климатом и отметить, когда они вмешались в историю. Сначала взглянем на изменение цен на рожь в течение 16 века – это вернейший показатель колебаний климата[6]

 

Рис. 4. Цены на рожь в России XVI века

 

Данный рисунок совершенно недвусмысленно обнаруживает времена неурожаев и неблагоприятных событий вроде эпидемий, бывших, как правило, спутниками голода. Общая ситуация в сельском хозяйстве изменилась - цены на зерно за столетие повысились примерно  в 8 раз, от 3-4 копеек за четверть ржи до 27-29 копеек[7], заметно обгоняя цены на промышленные товары. Это, в первую очередь, показатель изменений климата.

 

Крайне неблагоприятными были годы 1548-1550, 1555-1556, 1558, 1560 –1561, катастрофическими 1570-71. Тяжелым был длинный период 1587-1591 гг. Эти же годы отмечаются, как этапы экономического кризиса России XVI века[8], вызвавшие большие демографические потери и отразившиеся в летописях: 

1549 «хлеб был дорог на Двине … и людей с голоду мерло много, в одну клали яму по 200 и 300 человек».

1556, Холмогоры «хлеб не дошел, в осень купили на Двине четверть за 22 алтына» «по 2 годы был голод на Устюзе, пихту ели и траву, и стерво. И многие люди мерли».

1556/57 – «голод по московским городам и по всей земле, а больше за Волжье»

Дженкинс – в 1558-1560 – чума и голод на Волге.

1560, Псков – «хлеб не родился»

1560/61 – был глад велик в Можайске и на Волоке и во иных во многих городах Многа множества разыдеся людей из Можайска и из Волока на Рязань и в Мещеру и в понизовы города в Нижний Новгород

К этому еще следует добавить локальные удары голода и эпидемий по отдельным районам севернее Москвы, а потом и по ней самой.

1551/52 «бысть мор велик в граде Пскове и по волостям, с 7  четверга октября до 7 числа положиша в скудельницу 4800 и покопаша, и после того в месяц и в 3 дни ноября до 9 числа положиша в новую скудельницу 2700 и покопаша… Мроша тогда много простые люди железою. Бысть во граде плач неутешимый… И в год положиша в скоудельницах пол 30-тыс, а по буям не вем колко число».

1552. «Нача смертоносное поветрие быти в Великом Новгороде. И августа вельми сильнее от Семена дня до Николина осеннего.  Многие церкви без служб и быша на долгое время. Всего погибло в Новгороде и Старой Русе 279 594. Перестало после 20 ноября 7061. Эта эпидемия не была локальной, поскольку отмечена на востоке и в центре.

1562, Псков – «рожь худа родилася»

1563, Псков – «дождь был до рождества Христова, а снегу не было» От 9 декабря дороги не было людям, и в городе все было дорого, по 11 алтын рожь.

1565/66 – «хлебный недород» -  неурожай в Новгороде и Пскове.

1566 – «появилось поветрие в Великом Новгороде и Шелонской пятине»

1566, Смоленск – «сентября месяца появилось лихое поветрие: в городу в Смоленску  и на посаде умирают многие люди знаменем… бесчисленно их померло».

1 сентября 1566 «в Можайске на Добрейском яму явилось лихое поветрие: умирали люди знаменем. И государь  царь и великий князь заставу и сторожу велел вкруг того места учиннть крепкие: ис тех мест в Москву и московские города пущать не велел. Лихое поветрие утишилося».

1567/68 в соловецкой летописи: «Глад был на Москве велик.  Купили на Москве четверть ржи в 1,5 р»

Историки отметили, что неблагоприятные изменения начали наступать с Севера. В 1500-1550 гг - на 12-17% снижается население на Северо-Западе, в 50 годы сильно страдает Новгородский край, в первой половине 60-ых годов запустение охватывает западные уезды (Можайск, Волоколамск), к 70-ым годам кризис охватывает центральные и восточные области[9]. Об этом последнем периоде мы поговорим далее.

 

Катастрофа 1570-71-ых годов.

 

Сильнейший неурожай, поразивший всю страну, случился в 1570-ом году. Его описал иностранный опричник Генрих Штаден[10], непосредственный свидетель событий: «Был тогда великий голод; из-за кусочка хлеба человек убивал человека. А у великого князя по дворам в его подклетных селах, доставлявших содержание дворцу, стояло много тысяч скирд необмолоченного хлеба в снопах. Но он не хотел продавать его своим подданным, и много тысяч людей умерло в стране от голода, а собаки пожирали [их трупы]». За неурожаем последовала эпидемия чумы (1571), частый спутник голода. Штаден продолжает: «К тому же всемогущий бог наслал еще великий мор. Дом или двор, куда заглядывала чума, тотчас же заколачивался и всякого, кто в нем умирал, в нем же и хоронили; многие умирали от голода в своих собственных домах или дворах. И все города в государстве, все монастыри, посады и деревни, все проселки и большие дороги были заняты заставами, чтобы ни один не мог пройти к другому. А если стража кого-нибудь хватала, его сейчас же тут же у заставы бросали в огонь со всем, что при нем было — с повозкой, седлом и уздечкой. Многие тысячи умерших в этой стране от чумы пожирались собаками.

Чума усиливалась, а потому в поле вокруг Москвы были вырыты большие ямы, и трупы сбрасывались туда без гробов по 200, по 300, 400, 500 штук в одну кучу. В Московском государстве по большим дорогам были построены особые церкви; в них ежедневно молились, чтобы господь смилостивился и отвратил от них чуму».

Набег крымцев на Москву в 1571 году был также спровоцирован колоссальными потерями населения от голода и чумы. Татары воспользовались этим моментом, они делали это, как показывает обзор их крупнейших набегов, часто.

Убыль населения по платежным записям 1570-80-ых годов составила вокруг Новгорода 76,7%,  вокруг Москвы 57,4%. Цифры запустения только за два года катастрофических года достигали в Коломне 96%, в Муроме 83:%, во многих местах  было заброшено до 80% земель.

Вышеупомянутый Штаден, представляя Рудольфу II план завоевания России с севера, описал в нем состояние российских городов, острогов  и церквей после голода -  "…вверх по Волге лежит еще один большой посад по названию Холопий, где круглый год бывал обычно торг; на нем встречались турки, персы, армяне, бухарцы, шемаханцы, кизильбаши, сибирцы, нагаи, черкасы, немецкие и польские торговые люди. Из 70 городов русские торговые люди были приписаны к этой ярмарке и должны были приходить к ней ежегодно. Здесь великий князь собирал из года в год большие таможенные доходы; теперь же этот посад совсем запустел. Далее водой можно дойти до города Углича; город совсем пуст. Далее лежит город Дмитров; и этот город также пуст… Волок Ламский — незащищенный город, запустел… В центре государства все они [остроги] упали и запустели… По моему расчету в Русской Земле около 10.000 церквей стоят пустыми, может быть, даже и больше, но [во всяком случае] не меньше: в них русского богослужения не совершается. Несколько тысяч церквей [уже] сгнило…».

Заметим, что эти процветавшие города так и не восстановили своего значения, а Холопий посад просто перестал существовать. Если принять слова Штадена за оценку правдоподобную, и считать, что приход одной церкви составлял 100-200 человек, запустение 10 тыс. церквей означало бы исчезновение 1-2 млн.  прихожан, а с детьми – еще больше.

Об упадке одного из главных регионов страны свидетельствуют также сообщения англичан, сделанные с разницей в 35 лет.

До нас дошло донесение торгового английского агента Гасса, который  писал в 1554 году о Вологде: «город большой… в сердце России, окружен многими большими и хорошими городами, здесь большое изобилие в хлебе, вообще в жизненных припасах…». Обилие сельского населения вокруг Москвы восхитило и капитана Ченслера, наблюдавший его годом ранее.

А вот  в  1588 году в России побывал ученый англичанин Джильс Флетчер. Он отметил[11]: «Так по дороге к Москве, между Вологдой и Ярославлем (на расстоянии двух девяностых верст, по их исчислению, немного более ста английских миль) встречается, по крайней мере, до пятидесяти деревень, иные в полмили, другие в целую милю длины, совершенно оставленные, так что в них нет ни одного жителя. То же можно видеть и во всех других частях государства, как рассказывают те, которые путешествовали в здешней стране более…». Это сообщение с одной стороны подтверждает  предыдущие (десятки больших сел), а с другой создает картину быстрого упадка богатого региона. 

 По мнению Флетчера, это запустение было вызвано насилием опричников. Однако  запустение богатой опричной области (Грозный укреплял Вологду, бывшей родовой собственностью московских князей, и в одно время хотел сделать ее столицей страны, Ярославль также был в опричнине), а также одновременное запустение других регионов имеет в основе неурожаи. Хотя роль опричнины в упадке также была велика  – но об этом мы еще поговорим ниже.

Люди, захваченные голодом 1570-ого, в основном бежали на юг, на границу Дикого поля, хоть это и был опасно из-за   крымцев. Именно в тот период времени огромный приток русских и «королевских» невольников  зафиксировали крымские рынки. (Аналогичные процессы происходили и в Речи Посполитой – и там был отток населения на юг и рост казачьих общин). Правда, «московское племя, как коварное и обманчивое», ценилось у работорговцев дешевле  

Тогда же севрюков, то есть жителей Северских земель, стали побаиваться власти, они казались им ненадежными. Среди них было много беженцев из северных и центральных районов (в 1671 году так возник Старый Оскол), часто бессемейных и ожесточенных. В то же время появилось множество разбойников.

Районами, куда бежали голодавшие, были также Заволжье,  Нижняя Волга, а также. реки Яик и Дон – там казацкое население начало быстро расти после 1570 года. Донских и яицких казаков государство воспринимало еще более враждебно.

[6] Маньков А.Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI  века. Издательство АН СССР., М-Л. 1951.

[7] Четверть – это 131 кг. Следовательно, центнер зерна стоил в конце 16 века 20-22 копейки в сравнении с 36-42 копейками в Амстердаме.  Достаточная разница для успешной торговли.

[8] Колычева Е. И. Аграрный строй России XVI века. М., «Наука», 1987 

[9] Каштанов С. М. К изучению опричнины Ивана Грозного //Ист. СССР 1963, №2, с. 114-115

[10] Здесь и далее цитаты из Штадена – по книге: Генрих Штаден. О Москве Ивана Грозного. М. и С. Сабашниковы. 1925 
[11] Здесь и далее цитаты из Флетчера Д. Флетчер. О государстве Русском. В кн. «Проезжая по Московии». М. Международные отношения. 1991

 

Tags: Историометрия, Русская история, Экономика и история
Subscribe

  • Карпов в 2010 о состоянии шахмат.

    Шахматные корольки « АиФ»: — Анатолий Евгеньевич, вы сказали — если возглавите ФИДЕ, реформируете мир шахмат. А зачем ему…

  • Будут ли американцы ловить Гарри Кимовича?

    Комиссия FIDE по этике установила факт коррупции в действиях Гарри Каспарова: экс-руководитель Шахматной федерации Сингапура Игнатиус Леонг обещал…

  • Иллюзорные шахматы.

    Понятное дело, что шахматы - это игра, возможности которой заданы правилами. Не только регулирующими правила для фигур, но и для людей. И, когда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments