aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

На древнегреческий театр современным взглядом



Интересная статья Дмитрия Трубочкина в "Независимой газете" от 26 ноября 2008 г.
Написана, правда, так себе, но  точка зрения автора меня заинтересовала.

Как отмывали деньги древние греки

КАК СТАВИЛИ ПАМЯТНИКИ САМИМ СЕБЕ

У нас сложилась привычка считать классическую эпоху V века до н.э. — от Эсхила до смерти Софокла, Еврипида, — завершающуюся комедией Аристофана, чем-то наподобие театрального музея. Но если мы задумаемся о конкретных, повседневных событиях, то заметим много новаций не только в драматургии или постановочной практике, но и в организации зрелищ, в частности в том, как работали финансовые схемы.

Государство за короткое время, пользуясь системой демократии, выстроило такую схему финансирования, по которой крупнейшие фестивали регулярно получали до 75% частных средств. Затрачивая около 25%, государство находило разнообразные способы нематериального стимулирования тех людей, которые вкладывали деньги в новые постановки. Если какой-то спонсор — хорег — давал деньги на снаряжение хора, певшего дифирамб, то он мог сам в красивом наряде, в позолоченном венке вывести этот хор перед десятью тысячами человек. На протяжении многих веков спонсор победившей труппы считался одним из победителей театральных состязаний и получал возможность воздвигнуть себе памятник.

Существует легенда, которая в виде исторического анекдота дошла до нас. Какой-то скупой хорег (а может, не скупой, а доведенный до нищеты своей расточительностью в драматических состязаниях) выиграл вместе со своей труппой, но не имел денег поставить себе памятник. Он также имел право заказать картину знаменитому художнику, повесить ее в общественном месте и на этой картине написать: «Я такой-то, победив на таких-то драматических состязаниях, заказал эту знаменитую картину у такого-то художника в таком-то году». Картину он заказал, но не имел возможности оплатить художнику его работу, и в результате получился пустой холст. Там было написано: «Я — такой-то, победил на таких-то драматических состязаниях и заказал эту картину в таком-то году». Над ней, конечно, все смеялись, но её можно считать первым концептуальным произведением, созданным благодаря театру, а также благодаря нищете или слишком большому спонсорскому рвению.

 

БЛАГОДЕЯНИЯ ГОСУДАРСТВА ГОСУДАРСТВУ

Ближе к концу V века до н.э, в период деятельности Софокла и Еврипида, был создан так называемый зрелищный фонд. Государство принимало на себя обязательства финансировать траты народа на праздничные мероприятия. Что туда входило? Во-первых, участие в коллективных жертвоприношениях и общественных пирах. Затем — участие в городских праздничных процессиях, собирающихся для посещения священных мест и совершения обрядов. Наконец, третья и самая важная часть трат из зрелищного фонда заключалась в том, что государство давало деньги своим гражданам на посещение театра. Вот тут и возникает загадка не только для нас, но и для позднеантичных историков.

Отчего вдруг в определенный момент истории государство ввело платные билеты? Первоначально — согласно легенде — посещение театра было бесплатным. Затем стало платным, и почти одновременно с этим государство стало выдавать деньги, чтобы граждане платили и посещали театр.

Какая-то несуразица получается. Вместо того чтобы раздавать бесплатные билеты, раз уж всё оплачивается, государство выделяет своим гражданам большую сумму, чтобы выдавать каждому какие-то небольшие деньги. Из суммы, ему выдаваемой, он должен брать часть на повседневное питание в течение праздника, а часть сдавать на билеты — государству. Один из поздних античных авторов пишет, что первоначально все места были бесплатными, но потом беднота настолько обнаглела, что стала занимать почетные места, предназначавшиеся для жрецов и политической элиты, то есть для тех, кто имел полное право сидеть на первых местах.

Один анекдот дошёл до нас и рассказывает, что как только афинское государство стало собирать в театре не только своих граждан, но и приезжающих из других стран послов на театральные состязания, некоторые послы стали садиться не на те места. Иностранцам полагалось сидеть (если они не особо почетные) на задних местах. В одной комедии, от которой сохранился только фрагмент, актёр, играющий женщину, жалуется от её лица, что женщин настолько не уважают в государстве, что сажают в театре аж позади иностранцев, то есть на самые задворки.

Но есть еще одно интереснейшее античное свидетельство, что те деньги, которые государство выкладывало на оплату посещения собственными же гражданами театра, возвращались государству в виде налога с тех, кто продавал гражданам билеты. Итак, гражданин получал от государства и сразу отдавал деньги за посещение театра людям, ответственным за наем театра. А эти самые люди в виде налога отдавали их обратно в государственную казну. Получается кругооборот, который уже становится интересен: как мы знаем, на определенной стадии оборота денег возникает новое качество — например, деньги попадают с одной статьи расходов на другую, то есть отмываются.

И вот это заставило меня присмотреться к кругообороту средств в классическую эпоху. Почему государство было заинтересовано в том, чтобы возвратить деньги без извлечения прибыли. И, возможно, даже действовало себе в убыток, поскольку часть выдаваемых денег граждане, естественно, тратили на приобретение пропитания в коллективных праздничных пирах.

Разгадка пришла тогда, когда выяснилось, что чиновники, ответственные за распределение средств и за контроль над этими средствами, получали возможность финансировать свою деятельность дополнительно за счет собираемых налогов. Иными словами, если мы часть средств поместим в зрелищный фонд, раздадим его гражданам афинского государства, те безропотно понесут его ростовщикам, которые отвечают за содержание театра во время праздничных мероприятий. А государство эти же деньги в виде налогов соберет с ростовщиков в казну, и теперь госаппарат получит право их тратить на себя. Деньги, прошедшие этот кругооборот, так сказать, отмыты.

 

 

ВОЙНА ИЛИ ЗРЕЛИЩА

Был такой знаменитый человек по имени Эвбул, который в IV веке до н.э. во времена Демосфена являлся казначеем зрелищного фонда. В Афинах было два фонда — военный и зрелищный. Как видите, и тогда стоял вопрос — тратить на войну или на культуру?

Демосфен в своих речах настойчиво твердил: граждане, у вас есть средства на войну, возьмите деньги из этого зрелищного фонда! Я, конечно, вас не заставляю (нетрудно догадаться, что люди, покровительствовавшие зрелищному фонду, обладали могуществом)… Да и как перед всем народом сказать, что, мол, откажитесь от ваших денег и отдайте их на защиту государства! Он не мог выступить в открытую: переведите средства из зрелищной казны в военную. Демосфен выразился мягко, но сам факт этой речи говорит, видимо, о том, что средства перетекали то туда, то сюда.

Эвбул был настолько могущественным казначеем и настолько талантливым финансистом, что обеспечил в трудные финансовые времена для Афин регулярное пополнение зрелищного фонда, и даже его рост. Демосфен деликатно замечал, что люди, взявшие власть по управлению зрелищной казной, пришли бедными или малосостоятельными людьми, а уходили из этой должности богачами.

То же самое, видимо, происходило и с Эвбулом, который несколько раз снаряжал на личные средства большой трехвёсельный военный корабль — очень обременительная обязанность и очень важная для государства.

Получается, что театр — первый зафиксированный в истории государственный и общественный институт, через который шла отмывка государственных денег. Народ получал свою маленькую прибыль, но и государство получало львиную долю своих денег обратно, одновременно получая право расходовать их более свободно через конкретных чиновников — на самих ли себя или на какие-то нужды государства.

 

АКТ СПИСАНИЯ У ДРЕВНИХ РИМЛЯН

Известно, что организаторы зрелищ в эпоху Римской республики, вносившие свои собственные средства на возведение богатых сценических фасадов, изготовление каких-то колонн или статуй из невиданных сортов мрамора и т.д., после завершения торжеств у всех на глазах эти диковины, возведённые на их денежки, увозили и ставили в своих дворцах, на своих виллах.

Примечательна судьба знаменитейшего театра Скавра, видимо, самого крупного в Средиземноморье, построенного всего на один месяц. Плиний его описывает как нечто выдающееся — вмещалось 80 тысяч человек ! Это, конечно, преувеличение. По его же словам, вместимость театра значительно превышала численность тогдашнего населения. Фасад состоял из трех архитектурных уровней. Нижний — мраморный, средний — дутое разноцветное стекло, а верхний — дерево с позолотой!

После того как этот театр простоял около двух месяцев, его разобрали. В итоге в историю вошли, как римское чудо, и театр Скавра, и атриум дома Скавра, собранный из тех же самых колонн. Плиний воображал такую картину: как рабочие волокли причудливые колонны разобранного театра на Палатинский холм, где стоял дом Скавра, мимо древних храмов, из которых на всё это смотрели с укором лица божеств.

Как такое могло быть в демократическом государстве? Видимо, тот факт, что политик потратил свои собственные средства на народ, служил извинением его последующей нескрываемой роскоши. Юлий Цезарь, прежде чем стать великим и знаменитым, влез в огромные долги: он вкладывал деньги в массовый наём гладиаторов для публичных боёв, в строительство сооружений для зрелищ, чтобы угодить народу, а народ, естественно, извинял его, когда Цезарь тратил деньги у всех на глазах на собственные частные развлечения.


Tags: Великая Древняя Греция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments