Галковский провещился в очередной раз... про русских.

 

"Русский человек привык к примитивному отвратительному губошлёпству. Он это называет "диалогами". Меня приятно удивила русская парикмахерская в Нью-Йорке. Русские там просто стригли клиентов. Молча. Вообще парикмахеру полагается ублажать клиента разговорами. Но представляю какими разговорами мог бы "ублажать" русский. "А вот, смотрите, ножницы то в одном сантиметре от сонной артерии. Хи-хи, промблема". "А хошь я те матерное слово на макушке выстригу? Промблема". "А ухо крутануть щипцами для завивки? Промблема". На Западе проблем не любят. "Промблематиста" бьют дрекельем и швыряют в грязь. Навсегда. Там слабоумный русский бомж ползает улиткой среди таких же прибабахнутых славян или турок и решает "промблемы" дальше".

Нью-йоркская парикмахерская мудрость. А про русского? Ну, обычный галковскоход. Обычный русский человек по ходу этого пассажа  превращается в слабоумного русского бомжа.

Фраза в ряду  других фраз Галковского, превращение неизбежное, потому что освоенное, как дважды два:

 

"Русский химик или физик, русский экономист, русский юрист, русский историк (не историософ, а фактограф) это, как правило, нечто невыносимое. Еврей учёный – какая весёлость, ироничность, лёгкость, свобода. И чем «учёнее», чем позитивнее и техничнее, тем легче, лучше. А русский – зуда. И зудит, зудит, зудит. Тупость чудовищная. Утилитарный абстрактный ум. Грубый, славянский. Извилин мало, зато кора толстая. Русский экстраверт – вещь тяжёлая, тяжёленькая. И главное, всё тянет туда. Это не расовая аномалия, а некоторый русский тип, тип, очень часто встречающийся.
Конечно, тип догматика груб всегда. Но западный тип получил удивительное религиозное смягчение. Ведь западная наука возникла из богословия. Русская наука с самого начала развивается как нечто диаметрально противоположное. То есть прежде всего как нечто некрасивое. Русский учёный безобразен. И где вы видели в русской литературе образ учёного? Ну ка, поищите. В серебряном веке разве, в чертовщине стилизаций Белого. Нет, следовательно, самого НАЦИОНАЛЬНОГО ТИПА учёного. И существование русского в науке возможно только за счет серьёзного обеднения личности".

Ясно? Вернадский, Менделеев, Ключевский  или, скажем, Колмогоров - типы несуществующие, личности обедненные.

Крестьяне. Тут уж просто поток слов.

"Работал крестьянин - в поле, в избе. В церкви, в присутственном месте или у барина - просил, винился. А в бане отдыхал. Парился. Пил водку, ебался со свиньёй под балалайку".

".... "фольклор", который и вообще есть вещь весьма и весьма сомнительная, а у русских в силу ряда причин отсутствует напрочь. Русские народные сказки - есть заимствования и переложения европейских лубков нового времени, так что все эти бесконечные "иваны-дураки" и "золотые рыбки", будто бы выражающие глубины народной психологии и самостийно порождённые народной утробой, являются кальками большей частью немецких сказок ("Ганс-простак", "Принц и камбала" и т.д.). Равно и так называемые "русские былины" есть продукт творчества скандинавских скальдов и наёмных греческих баянов, ублажавших братву в далёком домонголье. Потом распевки вышвырнули за ненадобностью, а народ подхватил и в опошленном и окарикатуренном виде донёс до фольклористов XIX века. Этот процесс точь в точь совпадает с процессом трансформации лакейской моды. Выбрасывать вышитые золотом камзолы было жалко, и дворяне в 18-19 веке обряжали в блестящее старьё своих слуг. Сидят господа в скромных сюртуках, а кофий им подносят талантливые представители народа, разодетые в пух и прах: тут и позументы, и золотые галуны, и парики напудренные. Очень они талантливые, холуи. Или "русская" одежда деревенских баб, все эти византийские сарафаны и кокошники, в своё время выброшенные высшими сословими на помойку и подобранные талантливым "народом". Вы себе представляете сочинение "народных песен", часто прекрасных? Один поселянин сказал слово, другой - другое, пастушок заиграл на свирели - вот и произведение искусства? Нет, конечно, просто имя автора забыли, а песню поют. Другое дело, ЧТО подхватили и ЧТО поют, в этом, пассивном смысле конечно можно говорить о природных склонностях того или иного народа. Но активного творчества здесь нет и быть не может по определению".

"КГБ это паразит чистой воды, паразит сорганизовавшийся в систему. Я думаю, это единственный в мировой истории КЛАСС ПАРАЗИТОВ. Возникший из его величества русского крестьянина. Конечно ИДЕЮ и стимул дали евреи. Но мясцо - русское. ... Русский крестьянин, оторвавшись от земли, лишь частично превратился в горожанина, волна пошла дальше, с перехлёстом и возник советский "аристократ" - социальный паразит, живущий за счёт города, угнетающего свою же деревню, в которой живут уже какие-то нелюди, создавшей в богатейшей стране мира паразитический спекулятивный капитализм….Русский крестьянин действительно превратился в еврея (мечты сбываются). И еврея очень плохого. Собственно ЖИДА".

«Мир создаваемый им, получался  каким-то собранием   ограниченных,   безъюморных, безликих, отвлеченных драчунов, и чем больше он находил в их  взаимных  действиях ума, хитрости,  предусмотрительности,  тем становился  этот мир глупее,  пошлее и проще.»    В. Набоков «Дар»

 

Вера в свое творение предполагает какие-то измерители творчества вообще. Один из них – традиция, другой – новизна.

Большая часть объектов ненависти Галковского в этом качестве и в этом обществе совершенно не нова – разве что крестьян и русскую баню так еще не третировали. Так что Галковский, можно сказать, глубоко традиционен и, одновременно, развивает новую тему внутри старой.

Не ново и то, что объекты его ненависти связаны через принадлежность к определенной тайной силе. Правда, это не просто масонство или иудаизм, как у предшественников – ранг ее выше. Это «восточность», которая может быть то масонской, то крестьянской, то иррациональной, то схоластической, и ей может быть пропитан и народ, и язык, и  способ философии, и общественные перемены, и бытовые привычки. Следовательно, можно следовать ее движение, переличивание, перетекание, метаморфозы. Можно отовсюду ее выделить и ее движением документировать исторические и общественные процессы. Вот  идея! Новая! 

 Это второй, наряду с автобиографией, центр «Бесконечного тупика». и всего, что после него. Звучит дико, конечно. Но уж такая получается космогония: двойное солнце мышиной норы. 

Я бы попытался описать ее еще и так: первая компонента идеи – тотальная борьба двух начал: Запада и Востока, имеющая много образов, тысячи воплощений, не предполагающая иных «внепартийных» общественных явлений. Восток – это желтая раса, Азия, евреи, масоны и даже внутренние необразованные низы «белых» обществ. В абстрактном плане Восток - это схоластика, иррациональность, мистика, то есть воплощенное старинное зло, которые якобы абсолютно, субстанционально присуще Востоку и людям с «восточной кровью». Запад – это белая раса, не совпадающая  с антропологическим понятием «кавкавзоиды», выделенная даже из нее - то есть это только белые Западной Европы без сомнительных белых окраин, это европейские элиты – основания европейской  государственности, в абстрактном плане – это глубокая рациональность, философия, содержательное познание мира.

 

Две силы воюют – и борьба идет тайно. Отсюда так важны провокация, сговор, тайные организации, агенты, фигуры влияния. Мир поделен, позиции известны – по крайней мере, двум элитам противостоящих сторон.

Это важная вторая компонента идеи Галковского – элитарность обоих  противостоящих миров, хотя, по его мнению, они и элитарны по-разному. Если восточный мир элитарен традиционно, обрядово, то западный элитарен по уровню мышления, по пониманию мира, рационально и плодотворно.

  Наконец, третья часть идеи – специфика участия России в борьбе миров. Как промежуточный, не дошедший до высоких степеней посвящения в европейскую жизнь, не так четко дифференциированный мир, Россия становится второстепенной ареной столкновения противоборствующих сил, скорее жертвой, чем силой. Подготовка революции – сознательный процесс, который, в конце концов, отчасти вышел из-под контроля масонов и евреев, и которым овладели низы и второстепенные фигуры. Так думал наш Дима вначале в "Бесконечном тупике", где еще нет Прозрения.  Потом пришло Оно и, он понял вдруг, что на деле вторая сила была куда умней и мощней - Англия! (Или эта идея оказалась плодотвореней, сколько всего можно было на эту тему написать! Возник дуализм - с одной стороны, у Димы все еще живет идея паразитизма России, с другой - она лишь пещка в больщой английской игре.

Сама история падения России, увиденная с этой точки зрения, позволяет Галковскому ворваться в историю и культуру России и начать раздачу оценок – разоблачения, пинки, затрещины так и сыплются. В самом деле, Чехов в «БТ» начинает выступать в качестве фигуры влияния, Владимир Соловьев – как претендент на желтую власть, Бердяев – как второстепенный предатель, Толстой – как безответственный писака – так далее, и в том же духе.  Никто ничего не стоит. А это та Россия, в любви к которой Дима клянется. Что уж говорить о России советской, которую Дима отвергает. 

 
 А кто герой в таком русском мире? Только что немецко-русский чиновник, цивилизатлор этих диких русских. Или император Николай I, чиновник великий, но не преуспевший..



И, нет сомнений, что еще и сам Галковский-сан, некое новое воплощение духа канцелярии. Литературно-философское. А получилась почему-то всего лишь все та же русофобия.

 

 

Инвалиды - вот точная спецификация русских. И никакой космогонии.
А откуда взялось такое мнение?
Когда?
История знает?
Попробуйте над этим подумать.
Как феерично.
Скажите, Вам неизвестно, знаком ли Галковский с Новодворской? Я думаю, они вместе смотрелись бы хорошо, а уж что бы понаписали!
Это вряд ли. Валерия Ильинична либералка и городская партизанка-революционерка, Дима консерватор из "Нашего современника" и обыватель.
Хосподи
Вы бы еще о Крылове или Холми с таким подходом писали. :) Мне кажется, в ЖЖ просто существует сильно преувеличенное мнение (как в ту, так и в другую сторону) об Утенке. Он просто пиарщик: http://bagirov.livejournal.com/278492.html?thread=8992988#t8992988

На зряплате. Коллега "профрусских" и прочих нацдемов и т.п. мусора.

Меня его пост про "мощщи" развеселил донельзя. Три года назад Утенок доказывал, что Зализняк подлец по фотографии, а свою гениальность подкрепил фоткой статуи с пиписькой. :)
Re: Хосподи
Да ну, писал я это как-то довольно давно...
Тут просто цитатка недостающая подвернулась.
Про "диалоги".
Чувствуется, вложил в него папаня или кто-то из ребят немало "диалогов".
Re: Хосподи
Три года назад Утенок доказывал, что Зализняк подлец по фотографии, а свою гениальность подкрепил фоткой статуи с пиписькой. :)

Ну, физиогном он знатный. И пипис известный.
Re: Хосподи
Кстати, я тут по ходу хотел подправить текст, а визуальный редактор ЖЖ (странная штука), пользуясь случаем, сожрал его половину. Потому тест вышел усеченный наполовину. И Вы видели запев без припева.
Интересно, а откуда у этого... автора столько ненависти все-таки.
На самом деле текст мой выглядел несколько иначе. Там и ответ был на Ваш вопрос. Теперь я восстановил его, почитайте.

Визуальный оедактор все же у ЖЖ шальной - возьмет, и обрежет полтектста в конечной форме.

Ужасно интересно кого из русских ученых он видел. И кто именно произвел на него впечатление зуды. Я конечно, не академик, но впечатления полярные.
Непонятно как связано богословие и красивость, и как возможно стать ученым за счет обеднения личности.
Много в общем-то вопросов.
Но вот это всемирное вещание, на уровне Льва Николаевича, не подкрепленное глубиной мысли Льва Николаевича, дает ощущение что в данном случае, мы имеем дело не с мыслителем и философом а балаболом, простите мне это слово я хотела сказать еще хуже.
Да никого он не видел, мне кажется. И - даже - не читал, хоть есть мнение, что Галковский начитан. Балабол чистейшей воды.

Такое впечатление, что с какого то момента Утенок решил:
1. Что все понял, а дальше можно угадывать интуицией.
2. Будет вольным стрелком и добьется славы - он гений. Это, как говорится, не возделывая никакого сада, никуда не вкладываясь.

Ошибочка вышла, однако. 1. Без образования получаются только враки. 2. Стрелок уходит от всех и отовсюду со скандалами, потому что и стрелок он неважнецкий.
Сад же (то, чем занимается ДГ больше всего) оказался компьютерными играми.
Но там и без него есть кому работать.
А человек Галковский достаточно гнусный - завистлив невероятно, скандален, пуст.
Что радоваться откровенному мусору?
"Тупик" -компиляция из цитат, ценна только история Димы и его отца алкоголика.
Написано талантливо, чем и взял всех.
Но идея тотального крушения страны из трагедии не очень симпатичного предка выводится плохо.

Святочные рассказы - вам понравилось? А Бунина, Сологуба или Чехова читать пробовали?
Сами Вы - кто?
Да, интересно. Я читал, но полезно и перчесть. Буду думать.
Не думаю, что это уж так интересно.
Сам Галковский уже стал совсем неинтересен, потерял ауру пророка и тайновидца, прояснился. Слишком понятен.

Слова, слова, слова.