aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Сегодня день памяти Иоанна Златоуста. Русская "книжная сладость".

Голова Иоанна Златоуста, с иконы.
Для икон Иоанна кажется удивительным, что на них изображен один и тот же узнаваемый человек.
 Но это если не знать, что мощи Златоуста сохранились в нескольких  местах, голова Иоанна долгое время хранилась в Ватопедском монастыре на Афоне,  а потом, попав в Россию, стала реликвией Успенского собора, а ныне перенесена в Храм Христа Спасителя. 
Сейчас она путешествует в Нью-Йорк, в  Знаменский синодальный собор Русской православной церкви за границей (РПЦЗ), где  ей поклонятся верующие Америки.

Десница Иоанна хранится в Филофеевском монастыре на Афоне

Великий учитель церкви в современном российском общественном сознании, наверное, не имеет своего места.
Такое уж у нас общество.
А начни о нем говорить, или цитировать, он разом бы начал отзываться тем, что мы как-то откуда то усвоили и знаем. Откуда? Сами посудите. 

"Корыстолюбивые богачи - это какие-то разбойники, засевшие при дороге, грабящие проходящих и зарывающие имущества других в своих кладовых".

Богатые становятся псами, злее самих псов, и "как свиньи в грязи, они услаждаются, валяясь в нечистотах сребролюбия". 

 "Сначала Бог не сделал одного богатым, а другого бедным и, приведши людей, не показал одному многих сокровищ, а другого лишил этого приобретения, но всем предоставил для возделывания одну и ту же землю. Каким же образом, когда она составляет общее достояние, ты владеешь столькими-то и столькими участками, а ближний не имеет ни клочка земли?"

Это все первоначальное христианство, его суть,  а нам покажется, что это коммунизм.

Причем, это христианство имело  моральную силу бороться с властью за свои исходные ценности: "Когда на ипподроме была воздвигнута серебряная статуя императрицы, Иоанн произнес свою знаменитую проповедь, начинавшуюся словами: "Вновь Иродиада беснуется, вновь возмущается, вновь пляшет, вновь требует главы Иоанна на блюде". 

 А вместе с тем Иоанн Злотоуст был высокообразованный грек из эллинизированной Антиохии Сирийской, и он привносил в развитие  христианства и его литературы высокую культуру эллинизма.

Приведу несколько цитат, которые показывают чрезвычайно развитые понятия Иоанна. Первая - он передает слова друга, Василия, обращенные к нему с упреками в том, что он его оставил:
"Теперь трудное время; зложелателей много; искренняя любовь исчезла; место ее заступила пагубная ненависть; мы ходим "посреди сетей", и шествуем "по зубцам городских стен" (Сирах. 9:18); людей, готовых радоваться постигающим нас несчастьям, много; они отовсюду окружают нас; а соболезнующих - нет никого, или очень мало. Смотри, чтобы нам, разлучившись, когда-нибудь не навлечь на себя великого осмеяния и еще большего вреда. "Брат от брата вспомоществуемый – как город крепкий и высокий, и силен как прочное царство" (слав. - Притч. 18:19). Не разрывай же этого единения, не разрушай этого оплота".
 
Златоуст отвечает:

"....  Итак, чем я оскорбил тебя? Отсюда я намерен пуститься в море защиты. Тем ли, что употребил хитрость перед тобою и скрыл мое намерение? Но это служило к пользе и твоей, когда ты обманулся, и тех, которым посредством укрывательства я выдал тебя. Если укрывательство во всех отношениях есть зло и никогда нельзя употреблять его даже на пользу, то я готов принять наказание, какое тебе угодно, или лучше, так как ты никогда не согласишься наказать меня, я сам себя накажу так, как наказывают судьи преступников, обличенных обвинителями. Если же оно не всегда бывает вредно, но делается худым или хорошим по намерению действующих, то оставь обвинять за то, что ты обманулся, а докажи, что эта хитрость употреблена была на зло; а пока это не будет доказано, не только не должно укорять и обвинять, но справедливо было бы, если бы желающие быть признательными даже хвалили употребившего хитрость. Хитрость благовременная и сделанная с добрым намерением приносит такую пользу, что многие часто подвергались наказанию за то, что не воспользовались ею. Припомни, если хочешь, отличнейших из военачальников, начиная с глубокой древности, и ты увидишь, что их трофеи большей частью были следствием хитрости, и такие более прославляются, чем те, которые побеждали открытой силой. Последние одерживают верх с великой тратой денег и людей, так что никакой выгоды не остается им от победы, но победители бедствуют нисколько не меньше побежденных и от истребления войска и от истощения казнохранилища; притом они не могут наслаждаться вполне и славой победы, ибо не малая часть ее принадлежит иногда и побежденным, которые побеждаются только телами, преодолевая душами, и если бы возможно было им не падать от ударов и постигшая смерть не сразила их, они никогда не потеряли бы мужества. А победивший хитростью подвергает неприятелей не только бедствию, но и посмеянию...  "

Это изощренная культура воина и разведчика на вражеской териитории.

Но увы, также  культура нетерпимости и войны со всем, что не твоей стороне. Впечатляет, скажем, пассаж о язычестве:

"Между тем язычники, не имея у себя ничего такого, никогда не слышав божественных вещаний, даже, так сказать, и во сне всегда занимались только бреднями людей умопомешанных (такова языческая философия), перечитывали пустословия поэтов, привязаны были к деревам и камням и не знали ничего здравого и полезного ни в верованиях, ни в правилах жизни; а жизнь их была еще более нечиста и преступна, чем учение. Да и могло ли быть иначе, когда они видели, что их боги находят удовольствие во всяком пороке, что они чествуются срамными словами и еще более срамными делами и это принимают, как празднество и почесть; кроме того, чествуются и гнусными убийствами и умерщвлением детей, - и в этом люди подражали богам же. Но, несмотря на то, что они ниспали до такой глубины зла, вдруг, как бы какой машиной, поднялись на высоту и явились нам, блистая с самого верха небес".

Как - приняли христианскую веру и перестали быть язычниками. 

Но, впрочем, тут время, его дух  и его задачи. Не будь учителей церкви, ей была б суждена иная дорога и иная история. 
А для русских Византия была школой, а Иоанн Златоуст одним из любимейших учителй.

"К самому первому времени славянской письменности принадлежало, очевидно, и собрание слов И. Златоуста, дошедшее до нас в Супральской рукописи XI века. Тут помещен перевод двадцати его слов, - других сравнительно с помещенными в Златоструе Симеона. Одна из его бесед помещена в Святославовом сборнике 1073 года. Из древнейших собственно русских памятников, семнадцать слов Златоуста находятся в Четьи-Минеи XII века (за май месяц) и семь слов в сборнике Троицко-Сергиевой Лавры XII века. Не замедлил перейти к нам и труд болгарскаго царя Симеона "Златоструй", именно в списках XII века, при чем о популярности этого сборника можно судить потому, что уже в древнейших списках его ясно дает о себе знать рука чисто русских "списателей", которые результаты своих дум и чувств при чтении творений любимаго отца церкви вольно или невольно вносили в переписывавшиеся ими экземпляры сборника. Рядом с "Златоструем" перешли к нам и другие сборники творений Златоуста, как напр. "Маргарит", "Учительное Евангелие" (состоящее из собрания 75 слов Златоуста на евангельския чтения) и другие. Но о любви наших предков к творениям великаго отца может еще более свидетельствовать тот факт, что они не только пользовались готовыми сборниками, но и сами составляли их. Так уже очень рано у нас стали появляться сборники самостоятельные, принадлежавшие собственно русским "списателям". Наиболее известными из них были, так называемые, "Златоусты", распространенные во многих списках особенно XIV-XVII веков, хотя первыя редакции их несомненно появились гораздо раньше. Сюда же должны быть отнесены и так называемые "Измарагды", также весьма распространенный вид сборников из творений св. Иоанна Златоуста, который наконец приобрел столь широкую популярность, что его имя сделалось, так сказать, синонимом всякой "книжной сладости" и под его именем нередко издавались даже собрания творений иных отцов, отчасти и самих русских духовных писателей, среди которых не замедлил явиться и свой самородный русский Златоуст, каковой высокопочетный титул прилагался, как известно, к Кириллу епископу Туровскому (почил в конце XII века)".

Получается, что Златоуст  - одно из оснований русской книжности и литературы. С него многое началось.

Умер Иоанн Златоуст со словами: "Слава Богу за все. Аминь".

Иоа́нн Златоу́ст (греч. Ιωάννης ο Χρυσόστομος; ок. 347 — 14 сентября 407) — архиепископ Константинопольский, богослов, почитается как один из трёх Вселенских святителей и учителей вместе со святителями Василием Великим и Григорием Богословом.


 


Tags: Византия, великая Древняя Греция, литература, меметика, русская история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment