aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Современность, как бунт депривантов.

 

Несколько лет назад я переводил одно необыкновенно интересное интервью чешского психолога, Ф. Коуколика. Сейчас нашел его в своем компьютере и снова ему поразился.

Оно о многом говорит, если прочесть его внимательно: о неповторимости нашей современности, о типах людей,  о человеческой душе, которая стала ресурсом для экономического развития и опасностях такого использования человека. А для меня так еще и о прошлом, об истории.

 

 

Отрывки из интервью доктора наук Франтишека Коуколика, зав. Отделением невропатологии факультетской больницы в Праге-Крч и ученого, который 30 лет занимается исследованием человеческого мозга.

Наши известные психологи Йозеф Лангмейер и Зденек Матейчик занимались проблематикой ранней депривации, то есть психического страдания. Вы в 1996 годы вместе с доктором Яной Дртиловой, психиатром, книгу под названием «Бунт депривантов» - кстати, вызвавшую большой оклик не только среди специалистов. Ваша точка зрения была иной, вы использовали совершенно новые понятия: депривант и депривация. Могли бы вы их объяснить подробнее?

 

Мы восхищаемся пионерской работой обоих вышеупомянутых психологов. Их работа одна из немногих чешских работ, которые имеют мировой уровень. Они ясно оценили и описали влияние социальной среды на психическое развитие в раннем детстве. Но наше ощущение, что проблема шире. Исходим притом не только из клинического опыта и ежедневных наблюдений, но и также еще с одной точки зрения, клинико-биологической. Пытаемся оценить, за что отвечают гены, а за что – обучение или опыт – как во время пренатального развития, то есть перед рождением, так и во время детства и дальнейших фаз жизни. Мы попытались описать нейробиологические представления, что случилось и  делается в мозгу многих людей, которых обозначаем общим понятием «деприванты». Мы попытались описать, насколько значительно влияние общества, социального давления, состоящего, например, в насилии в данном обществе или нищеты. Говоря вкратце: человеческий мозг, особенно его кора, не только самая сложная система во всей известной нам Вселенной, но также и самая пластичная. Под влиянием внутренних и внешних факторов он всю жизнь строится, достраивается и перестраивается.  Уже в результате нашего с Вами разговара в Вашем мозгу образуются миллионы новых контактов – возникают, говоря метафорически, новые нейронные карты. Я считаю, что эти «нейронные карты» - сотни миллиардов контактов между нервными клетками - в  мозгу любимого ребенка, совершенно иные, чем в мозгу ребенка нелюбимого или используемого для зла. Эти карты живут своей собственной жизнью. Их носитель на основе этой деятельности неким образом себя ведет. Конечно, реализуется наследственность и другие, весьма сложные влияния.

 

Как бы вы охарактеризовали деприванта?

Деприванты – это люди, которые по биологическим, психологическим или социокультурным причинам не достигли человеческой нормы или потеряли ее. Это выразительнее проявляется в области чувств, чем в интеллектуальной области. По отношению к норме они являются в определенном смысле «неудавшимися» или «покалеченными», но не больными.

 

Как их опознать?

Эти люди, особенно их наступательные типы, имеют тенденции тратить все усилия на получение власти и имущества и на манипуляцию другими людьми. Это запасная программа человечества, в которой не хватает необходимой доли ответственности, альтруизма и творчества. Деприванты имеют тенденцию объединяться в коалиции. Уничтожают высшие, более дифференцированные эмоциональные и  моральные ценности. Разрушения иногда - это их базовая жизненная программа.

(С. Алданов: «Поневоле я в этой части интервью вспомнил Петра I или Сталина. К ним относится и эта бесчувственность, и манипуляция людьми, и потеря нормы),

 

По-вашему, мы живем во времена исторического бунта депривантов?

 

Уже во введении книги «Бунт депривантов», которая вышла в 1996 году, мы говорили, что мы не историки. Думаю, что огромные волны преступности, которые пришли в определенные времена, чтобы потом снова опасть, вызваны относительно большими количествами депривантов, чем в иные времена. В настоящее время у меня есть ощущение, что их количество растет, как и эффективность их деятельности. Проблематику мы подробней разобрали в новой, двухтомной книге, которая называется «Жизнь с депривантами». Исследования в последних пять лет также чрезвычайно преуспели. Вторую часть книги мы назвали «Основы ступидологии», потому что считаем, что к оснащению депривантов в растущей мере относятся иррациональность, абсурд, намеренная пропаганда и контроль сознания.

 

Как это возможно, что некоторые люди не знают страха? Это оттого, что у них не работает та часть мозга, в которой возникают эмоции?

Крайне социопатологические личности, как, например, хладнокровные убийцы, вообще не переживают. Эти люди, собственно,   отличаются биологически, психологически и социально. Предполагается, что их неспособность испытывать страх и муки совести зависят от отличающейся структуры лобных долей и других частей мозга.

 

Вы упомянули, что рассматриваете человека, как биопсихосоципальный континуум. Что из этого следует?

Люди имеют биологический, психологический и социальный «слои». Первым являются миллиарды нервных клеток их мозга и биллионы их взаимных контактов, которые, как я уже сказал, в течении всей жизни и больше всего в детстве, постоянно под действием внутренних и внешних импульсов строятся, достраиваются и перестраиваются.  Второй слой – это проявление функций биллионов таких контактов, например такой, как психика. Третий слой – это культура, социальная и культурная среда. Все три слоя в каждом из нас в каждый момент находятся в постоянной взаимодействии с возможностью обратной связи. Что бы ни стало в социальной среде, это может повлиять на психику, что, в свою очередь, повлияет на структуру и деятельность миллиардов нервных клеток – и наоборот.

 

Внешние влияния оказывают радикальное влияние  на мозг?

Из методов визуализации мы знаем, что одно культурное влияние может изменить деятельность мозга на всю жизнь. Пример: еще недавно в Португалии бедные семьи не могли послать в школу всех детей. Это отражалось на девочках. Было принято, что самая старшая дочь в школу не ходила, но младшая – да. Несколько лет назад один португальский нейропсихолог обратил внимание, что те сестры, которые вообще не ходили в школу, имеют проблемы в одном языковом нейропсихологическом тесте. Он связался со шведским институтом, имеющим позитронный эмиссионный томограф, посредством которого вы можете наблюдать, что делается в мозге человека при нагрузке. Взяли сестер читающих и нечитающих и дали приведенную задачу, добавили другие. Обнаружилось, что читающие сестры решили ту же задачу иными частями мозга, другим способом и намного эффективнее, чем сестры нечитающие. Вывод: чтение и письмо на всю жизнь меняют архитектуру и функции человеческого мозга. В нем возникают совершенно новые «нейронные карты» - в результате социального влияния. Наше мнение о депривантах просто и звучит так: если таким образом перестраивают человеческие мозги  «положительные»  влияния, перестраивают их и влияния «негативные».

 

В социальный контекст можно включить, кроме прочего, и влияние телевидения и СМИ, где нет нужды ни в множестве информации, ни в агрессии и насилии.

Ситуация сложнее. Сразу в нескольких отношениях. Не думаю, чтобы было больше информации. Больше того, что подобно информации, то есть фактоидов. Разобраться, что в море сегодняшней пропаганды настоящая информация, а что ее подобие, сложно. Часть массажа мозгов в СМИ это разрушительное насилие, как и разрушительное использование сексуальности в отрыве от чувственного отношения.  Если зритель, например ребенок или созревающий индивидуум, гармоническая личность, живущая в гармонической среде, которая разъяснит ему ситуацию, то мало правдоподобно, что он эти типы поведения позже скопирует. Наоборот, это правдоподобней для детей или подростков, которые в эмоциональном отношении менее насыщены и проводят перед экраном больше времени, чем в реальном мире. Что для меня выглядит совершенно несправедливым, это то, что насилие и самоцельная сексуальность используются, как инструменты получения выгоды. По эволюционным причинам приматы  не могут не обращать внимания на насилие и сексуальность. Если вы обратите внимание на структуру телевизионной передачи с вышеуказанным содержанием, то увидите, что насилие, которому люди учатся, собственно, наполнитель в цепи реклам. Потому что:  если обратите внимание миллионов зрителей, то имеете большую аудиторию, а большая аудитория  определяет цену рекламы. Другими словами: во имя прибыли подвергается опасности немалая часть, прежде всего, детской и подростковой популяции

 

Недавно Вы цитировали одного из крупнейших психиатров прошлого столетия Джона Боулби, который в 1946 году обратил внимание на так называемое «эндемическое повреждение связи между матерью и ребенком» и, по вашему мнению, до определенной меры предвидел эпидемию депривации. Какую это имеет связь с тем, о чем мы сейчас говорили?

Фундаментальным образом. Организация объединенных наций уже двенадцатый год издает доклад о развитии человека. Называется Human Development Report и, весь, собственно, относится к глобализации. Этот доклад от 1999 года содержит главу с названием Невидимое сердце. Она говорит о том, что наибольшим риском глобализации является то, что она наказывает альтруистическую заботу. Речь идет не только о заботе о детях, но и о заботе о беспомощных, старых, а также об эмоциональных отношениях между взрослыми людьми.  Эти вещи не являются товаром и их нельзя продать. 

 

Что это означает на деле?

Молодая пара, которая хочет иметь детей, экономически и психологически наказывается за то, что хочет иметь детей, то есть за то, что делает нечто совершенно необходимое для будущего общества. Она наказана уже тем, что ее жизненный уровень снижается. С моей точки зрения это может быть одна из тех веток, которая глобализация режет под собой. Не только либеральные экономические направления считают альтруистическую заботу за нечто, что находится в свободном доступе, нечто вроде воды или воздуха. Однако, это не так. Чем больше глобализация будет наказывать альтруистическую заботу, тем меньше будет любви, тем больше будет наступательных депривантов.

  

Это звучит очень пессимистически...

Скорее, реалистически. Попробуйте угадать, сколько женщин используются на работе так, что эмоционально «выгорели». У них нет сил заботиться о детях, нет сил дарить или принимать чувства. Приведу два примера с целого ряда научных работ. Существуют шкала эмоциональной опустошенности, она имеет ряд ступенек. По этой шкале в образце американской популяции, состоящем из 10 000 людей, до 44 % находилось в верхних слоях опустошения, 13% было на границе опустошения, 43 % не имело признаков опустошения. То  есть более половины людей из этого образца более или менее серьезно эмоционально ущербных. Это, кроме того, весьма усталые люди. Другая работа, которая исследовала группу депрессивных людей, обнаружила, что одной из существенных компонент депрессии является, как это не звучит банально и комично, недостаток прикосновений. Просто этих людей мало гладят. Другими словами, нарушено одно из базовых правил высших приматов – взгляд прямо в глаза и прикосновение. Если хотите нечто такое наблюдать у нас, будет достаточно, если на час остановитесь в супермаркете и будете смотреть, как мамы и папы ведут себя по отношению к детям. Увидите целую шкалу поведения от полных любви отношений до ледяной, бранчливой, несчастной агрессии – и можете оценить их роль в возникновении депривации.     

Еще бы хотел к этому добавить: для того, чтобы мать, а точнее сказать, родители воспитали во всех отношения квалифицированного члена общества нужно двадцать – двадцать пять лет. Они вкладывают в воспитание огромные суммы денег и всю свою жизнь. По моему мнению, супербогатые глобализационные системы этим матерям  за «готовый качественный  продукт» нечто дать. Я это говорю совершенно серьезно, хотя это и звучит, как шутка. Если б женщины знали, что им кто-то за качественного двадцатипятилетнего ребенка «заплатит», будут иметь один из наивысших стимулов делать эту «работу» как следует. Не будут, к примеру, сидеть со стаканом у телевизора, по крайней мере те из них, в которых осталось человеческое, а будут заниматься детьми…

 

 



Tags: Генетика, Детство, История, Общество, Расслоение человечества, Современная история, Современный упадок, Экономика, чешские заметки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments