aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

«ПЕТРИФИКАЦИЯ». Количественная оценка петровских реформ. Главы 4-5.

4. Падение численности населения в петровской России.

Мы уже говорили о смертности в армии и на работах. При том  население России при  Петре уменьшалось как в результате смертности, так побегов  за ее пределы. Многие имеющиеся расчеты опираются на  подворные переписи, которые еще в 1911 году проанализировал М.Клочков[i].

Цифры их следующие:

1686 – 789.311 дворов 

1710 – 635.412 дворов убыль примерно 154 тыс. дворов или 20%

1716  - около 526 тыс. дворов, убыль 33% - последняя оценка  по частичной выборке.

 

Если исходить из оценки примерно 7 душ мужского пола на такой двор, то в 1686 году было бы  5,6 млн. чел. облагаемого подворным налогом населения, в 1710 4,5 млн. чел, (убыль 1,1 млн. чел), в 1716  - 3,7 (убыль 1,9 млн. чел). Примерно на такую оценку полагался в свое время П. Милюков[ii]. Но, конечно, оценки «в лоб» не могут быть точны, и еще М. Клочков считал, что в ответ на увеличивающееся экономическое давление государства,  крестьяне, связанные близким родством,  во многих случаях объединяли свои дворы, несмотря на запреты и угрозу наказания. В пользу этого говорит факт, что введение подушной подати в 1724 обнаружило 5,4 млн. плательщиков (правда, ею тогда обложены были, к примеру,  холопы и однодворцы, которые не попали б в подворную перепись).

Но все же убыль дворов и населения  во многих случаях была вполне реальной.

 

Во-первых, при подворных переписях часто указывались причины потери дворов – «переведены» (вымерли), «нищенствуют», «разбойничают», «в бегах». Причем потеря кормильцев вела зачастую и к гибели их иждивенцев. Во-вторых, обратим внимание,  по переписям 1686 и 1710 годов население в северных и центральных губерниях, особенно донимаемое принудительными работами, и при том чаще страдающее от неурожаев, упало на 21- 40% (Санкт-Петербургская  40,3%, Москва 24%, Смоленск 21,2%), но зато выросло в Киевской губернии на 2,6,  Казанской на 14,8, Азовской 36, Сибирской 47,9%. Можно ли такую разницу объяснить недостатком изобретательности жителей Центра и Севера, но хитростью жителей окраин? Вряд ли. Это миграция на фоне реальной убыли населения.

На малолюдных окраинах, подальше от царя, можно было  жить несколько спокойней, проще было прокормиться. Население   при Петре  бежало на юг и восток. Хотя Сибирь в те времена в основном прирастала ссыльными – к примеру с 1686 года по 1710 год прибыло почти 20 тыс. дворов. (140 000 душ мужского пола), да и в  Азов тоже ссылали на каторгу.

Кстати, русские  современники петровских реформ оценивали цену Северной войны   в миллион русских душ. Еще один свидетель -  Иоганн-Готтгильф Фоккеродт. Он в 1737 писал свои записки, обобщая опыт пребывания в России с 1715 г. Вот что он говорит  об убыли населения от деятельности Петра: 

"...едва ли не все дворяне жалуются, что у них не довольно подданных для обрабатывания земель и что их очень убавилось с начала нынешнего столетия. Причины, которым они приписывают такую чрезвычайную убыль, следующие: 1) Великое множество людей, выведенных из страны Петром I отчасти в качестве рекрутов, отчасти же согнанных им как наемных работников на постройки крепостей, пристаней и каналов: изо всех их не вернулось назад и 30-й доли от того, что распоряжения об их продовольствии были такие жалкие, что большая часть этих работников умерли с голода, не добравшись до места.2) Необычайные налоги, какими облагали страну в военное время и собирали их жестокими насильственными средствами, что и заставило великое множество крестьян бросить дворы их и удалиться с семействами в соседние земли, особливо в Польшу, так как в России никто не смел взять их к себе под строгим наказанием: в последний Польский поход русские в одной Литве открыли и отправили опять в Россию до 200 тысяч (?) такой крестьянской сволочи, однако ж довольно много из этого числа опять убежало в Польшу".

 

5. Государственный террор.

Чтобы заставить население платить высокие налоги, безропотно гибнуть на стройках или в армии, существует только один путь – террор. Так было при  предшественнике Петра Иване Грозном, так  при их общем последователе  И. Сталине.

Государственный террор имеет вполне характерные типологические  черты: прежде всего опора  силу (у Петра это была армия, а внутри ее лично преданная ему гвардия), как на способ подавить протесты, связанные с экономическими и социальными трудностями. Затем - преследование определенных групп населения (к примеру, староверов, -  и это, заметим,  при глумлении Петра над верой, подчинении церкви   Синоду), политический сыск (у Петра было два учреждения, которые его вели - Преображенский приказ и Тайная канцелярия), репрессии и несоразмерные проступкам наказания, преследующие цели устрашения, поощрение доносов. В эту характерную  картину Петр вносил личные черты полного неуважения к человеческому достоинству, вмешательства в частную жизнь, физического насилия. А. Буровский  приводит характерный фрагмент одного из указов Петра: «Поелику по Невской першпективе шатается множество обормотов бездельных в штанах гишпанских, полиции их брать и лупить кнутом нещадно, пока сии гишпанские штаны в обрывки полные не превратятся».

Тот же А. Буровский[iii] пишет про 60 тыс. жертв петровского политического  сыска. Возникает вопрос, на какое время пришелся максимум правительственного террора?  После стрелецкого бунта 1698 года  значительные события сопротивления Петру и  его карательных мер приходятся на 1706-1718 годы, с которыми совпадает период наибольших финансовых сложностей петровскогосопадаетательня Петру и7-1718 годими к нему людьми.\\ии  правления.

Существует также определенная эволюция правительственного запугивания населения  при Петре, ее отчасти можно проследить хронологически.

 

1695. Появление Преображенского приказа, ведавшего, по начальному замыслу, материальными делами «потешных» полков, потом занявшегося судом по делам их военнослужащих,  а потом ставшего органом политического сыска, суда и расправы. Обратим внимание на это соединение функций, характерное для инквизиции.  О. Чайковская, автор замечательного очерка о Преображенском приказе[iv], сформулировала очень точно:  «Преображенский приказ судил вне закона».

Обращает на себя внимание, что функции карательной службы взяла на себя будущая гвардия. Все правление Петра лейб-гвардия оставалась в ведении Преображенского приказа, причем не только формально: к примеру, она конвоировала и охраняла государственных преступников, что делает ее аналогом опричников или более  поздних, сталинских войск НКВД Вспомним также,  как при известии о бегстве царевича и его пребывании в Вене, Петр послал туда «группу захвата» из гвардейских офицеров (Федор Шушерин, Степан Сафонов, князь Мещерский), возглавляемую Николаем Румянцевым. Группа по указанию царя должна была царевича схватить и «тайно…увезти отсюда в Мекленбург или куда потребно». До таких  «великих» дел  доросли гвардейские «птенцы гнезда Петрова».

 

1698 год. Стрелецкий бунт, и в этой связи заметное проявление активности Преображенского приказа.

Несколько смущает   разнобой цифр из разных источников по поводу бунта, но их суть от этого меняется мало.  Из 2500 стрельцов-бунтовщиков 1698 года на поле боя погибло 37, большая часть была схвачена, 130 человек из них казнил воевода Шеин. Вероятно, за эту «мягкость» на него гневался  и едва не убил Петр. Из  захваченных Шеиным стрельцов около 2000 было казнено Петром. Им, фактически, были выбиты все стрельцы, кроме стрельцов-подростков, которых  клеймили и уродовали – резали уши. Петр лично участвовал в следствии и рубил головы. Скрывшихся упорно ловили и уничтожали много лет. И это за бунт, повлекший всего 4 смерти. «Коэффициент мести» =  550 (по Н.Б Голиковой, исследовавшей бумаги Преображенского приказа,  было казнено 1182 стрельца [v], но свидетели-современники (Г. Корб[vi]) говорят   о больших цифрах).  

Отметим, что недовольство стрельцов  было обоснованным: Петр обращался с ними, как с регулярным войском, не вернув их домой после Азовского похода, и предназначая и для дальнейшей службы вне Москвы. Но этого не позволял ни статус полурегулярного стрелецкого войска, ни проблемы, которые возникали в положении стрельцов при таком решении (малые оклады стрельцов  компенсировались возможностью зарабатывать ремеслом и торговлей, многие имели семьи, которые в их отсутствие бедствовали). Таков, однако, сам принцип террора: справедливость не при чем.

Кстати, об этом акте запугивания, как о явлении модернизации: первой новинкой, привезенной Петром из Европы, была казнь колесованием, оттуда же он привез набор пыточных инструментов.

1706 год. Астраханское восстание. Шесть главных зачинщиков были колесованы перед зданием Преображенского приказа; из 365 человек захваченных 320 были казнены, остальные  45 умерли под пытками.

1707-1708 год. Петр послал на Дон полковника князя Ю.Долгорукого с заданием возвращать беглых с Великой Руси (бюджет страдал от потери царской собственности - подданных). Старания ретивого полковника спровоцировали казака  К.Булавина, который его убил,   и так описал, за что: «…и они, князь с старшинами, будучи в городках, многие станицы огнем выжгли и многих старожилых казаков кнутом били, губы и носы резали и младенцев по деревьям вешали, также женска полу и девичья брали к себе для блудного помышления на постели, и часовни все со святынею выжгли».

Восстание это было, в общем-то,  осуждено на поражение, потому что между казаками не было единства. Часть казаков хотела примирения с царем, и попыталась купить его головой Булавина. И Петр советовал брату убитого князя Юрия, Василию Долгорукому, направленному на подавление восставших, рубить станицы примкнувших к Булавину:   «Самому же ходить по казацким городкам и деревням, (из которых главный пристанный городок на Хопре), которые пристают по воровскому, и оные жечь без остатку, а людей рубить, а заводчиков на колеса и колья, дабы тем удобнее оторвать охоту к приставанью <…> к воровству людей; ибо сия сарынь, кроме жесточи, не может унята быть. Прочее возлагается на рассуждение г[осподина] Майора».

Но и после смерти Булавина  террор продолжался. Господин майор «рассудил»: было выбито до 10 тыс.  казаков.

 

1700-1725. Наказания по указам. 1716. Воинский устав.

Угроза тяжелого наказания – обычная черта многих петровских указов и его воинского устава, который регламентировал не только  воинские отношения.

Н.С. Таганцев[vii]: «В Уложении царя Алексея Михайловича число случаев, обложенных смертной казнью, доходило до 54, а по исчислению проф. Сергеевского— до 60 случаев, в Воинском же уставе Петра Великого смертной казнью угрожается в 200 артикулах…   в законодательстве ПОЯВИЛИСЬ МНОГИЕ НОВЫЕ ВИДЫ ПРЕСТУПНЫХ ДЕЯНИЙ, ВЛЕКУЩИХ ЗА СОБОЙ СМЕРТНУЮ КАЗНЬ: ….  суеверные преступления, чернокнижничество, заговор ружей, массу государственных преступлений, увеличивающихся благодаря «слову и делу», практике Преображенского приказа и т. д.;  … СМЕРТНУЮ КАЗНЬ СТАЛ НАЗНАЧАТЬ  законодатель и ЗА ТАКИЕ ДЕЯНИЯ, которые в эпоху судебников и приказной   практики облагались ТОЛЬКО ТЕЛЕСНЫМИ или членовредительными наказаниями».

При Петре, к примеру, могли казнить за порубку, за выработку седел русского образца, за торговлю русской одеждой. Пойманных дезертиров казнили по жребию – одного из трех (русская рулетка, так сказать, в ее первоначальном виде).

Воинский Устав 1716 года (часть «Краткое изо­бражение процессов или судебных тяжб») свидетельствует о вытеснении состязательного процесса розыскным, инквизиционным. Одни и те же лица вели розыск, рассматривали дело и выносили приговор, все втайне, решение выносилось по документам. В качестве доказательств рассматривались: собственное призна­ние обвиняемого, свидетельские показания, письмен­ные документы.  Признание делается «царицей доказательств»: "Когда кто признает, что он виновен есть, тогда дальнему доказу не требуют, понеже собственное при­знание есть лучшее свидетельство всего света". Добывалось признание  допросом с пристрастием и пытками. Пытали не только подозреваемых, но и свидетелей.  Выше, для участников  астраханского восстания, мы видели, что от пыток погибло 45 из 365 человек, примерно 1/8.

 

1718. Следствие над царевичем Алексеем Петровичем и организация Тайной канцелярии. Ведение следствия, суда  и расправы над всеми,   причастными к делу царевича были  замыслом  создания  Тайной канцелярии (во главе с Толстым), второго органа политического сыска после Преображенского приказа. Петру, однако, открылась ошеломляющая картина: царевичу сочувствовали виднейшие сподвижники самого императора – Василий, Григорий и Яков Долгорукие, Дмитрий Михайлович Голицын, Федор Апраксин, Борис Шереметев. Петр связал всех их круговой порукой, заставив подписаться под смертным приговором царевичу, от чего будто бы отказался только Борис Шереметев. Но после смерти Петра именно Долгорукие и Голицын  оказались сторонниками передачи власти сыну царевича Алексея, будущему Петру II. Тайная канцелярия не прекратила своей деятельности после суда над царевичем  и его смерти.  

1722. Введение духовной инквизиции. Эта мера, направленная против старообрядцев, собственно, была одним их последних аккордов петровского террора. С. Зеньковский[viii]:  «Документы со всей очевидностью показывают, что миссионерство, сбор двойных налогов, наказания старообрядцев за раскол и за осуждение политики Петра I слились в одну неразрывную систему ужасных преследований, пыток, ссылок, казней, вымогательств и грабежа населения».

1724. Введение в действие так называемого Плаката, резко ограничивавшего возможности передвижения крестьян, особенно вне своего уезда Это мера, требовавшая оформления документов от крестьян и их помещиков.  Это мера, характерная для полицейского государства, серьезно уменьшила мобильность крестьянского населения и его предпринимательскую деятельность.



[i] Клочков М.. Население Руси при Петре Великом по переписям того времени. Том 1. С. Петербург. 1911 г.

[ii] Милюков  П. “История государственного хозяйства” СПБ., 1905

[iii] Буровский. А М. Проклятый император.

[iv] Ольга Чайковская Великий царь или Антихрист? «Звезда» 2001, №3

[v] Голикова Н. Б. Политические процессы при Петре I. По материалам Преображенского приказа. М., 1957, с. 157

[vi] Корб И. Г. «Дневник путешествия в Московское государство ...» В кн. Рождение империи. — М.: Фонд Сергея Дубова, 1997.

[vii] Таганцев Н.С. «Уголовное право» М. 1902

[viii] Зеньковский С.А. Петр I и раскол. В кн. усское старообрядчество", том II, Москва, 2006


Tags: Историометрия, Русская история, Экономика и история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments