Мурмолка – норвежская шапка?

Кое-что о русских дресс-кодах я писал раньше. Тут самое интересное – что, откуда и когда.

Рис. 1. Мурмолка (Висковатов. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. 
Русская одежда в XIV-XVIII веках).
Поговорим о мурмолках, которые славянофилы сделали символом Руси старинной, а 
Герцен и Белинский – символом ненужного, отсталого для России. Когда славянофилы 
выступили за допетровскую Русь, эту шапку не носил уже никто. Так что ношение старинной 
одежды стало сильнейшим идеологическим жестом и поводом для столкновений.  
Первым пошутил о мурмолках Чаадаев, мол, Хомякова в мурмолке принимали на 
улице за персиянина, потом выскочил, как водится,  Белинский. Как о нем говорил Герцен: 
«после  мрачной  статьи Чаадаева является выстраданное, желчное отрицание и страстное  
вмешательство во все вопросы Белинского. В ряде критических статей он  кстати  и  некстати 
касается всего, везде верный своей ненависти к авторитетам - часто подымаясь до поэтического 
одушевления…Славянофилы, с своей стороны, начали официально  существовать  с  войны против
 Белинского; он их додразнил до мурмолок и зипунов  («Былое и думы»). 
Это вот о чем - Белинский: «Петербургские журналы действительно подтрунивали над 
мурмолками, а московские журналы точно не подтрунивали над ними; но это не потому, чтоб
 мурмолки были смешны только в Петербурге, в Москве же были бы не смешны, а опять-таки 
потому только, что в Москве всего-навсе один журнал, да и тот родственный мурмолкам. А что 
над ними смеялись петербургские журналы - в этом нет ничего предосудительного для 
петербургских журналов... Смеяться, право, не грешно/ Над тем, что кажется смешно»   
(В. Г. Белинский «Ответ «Московитянину»).

 Герцен со временем вспоминал об этой дискуссии с улыбкой:

 "Москва сороковых годов принимала деятельное участие за мурмолки и против них...
Споры возобновлялись на всех литературных и нелитературных вечерах... раза два или три
в неделю. В понедельник собирались у Чаадаева, в пятницу у Свербеева, в воскресенье у
А.П. Елагиной"  («Былое и думы»).

Спорили, конечно, не об одежде, а о формах развития общества. Но у споров были свои символы.
Правительство присматривалось к противника, ища союзников, и расщедрилось, наконец в адрес
"славян":  в 1849 году запретило носить старинную одежду и бороды еще раз, последовав за
Петром. Хотя и западников, понятно, не любило. Но те хоть мурмолок не носили, не нарушали
приличий.

 

Это в качестве введения. Теперь о самой шапке.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «Мурмолка (стар.) — высокая шапка с
 плоской тульей из алтабаса, бархата или парчи, с меховой лопастью в виде отворотов, которые
спереди пристегивались к тулье петлями и пуговицами. М. украшались иногда запонкой с
жемчугом и белым дорогим пером. Между царскими наголовьями они не встречаются, а
носились преимущественно боярами. М. и теперь в некоторых местах Новгородской,
Псковской, С.-Петербургской губ. называются круглые шапки с меховым верхом и со
стеганой подкладкой, без отворотов
.

 

По  Далю: МУРМОНКА, мурмолка жен. шапка, поминаемая в сказках и песнях. Мурманский или
русский берег, в
архан. от Св. Носа до Норвегии. Мурман, мн. -на, обитатель Норвежских
берегов; происходит от скандинавского названия норманнов (Шейн).

 

По Фасмеру: мурман - название части побережья Сев. Ледовитого океана, а также его жителей,
др.-русск. урмане "норвежцы" (Лаврентьевск. летоп.), Мурманские нмци "сев. народы, которые в
союзе со свеянами воевали против русских" (Жит. Александра Невского 35), нурмане
"норвежцы" (I Соф. летоп.), отсюда мурманка "вид меховой шапки", с.-в.-р. (Рыбников),
уже у Аввакума (114). Получено путем дистантной ассимиляции из др.-сканд. Normar "норвежец,
норманн", ср.-лат. Nordmanni (Эгингард, Vitа Саr. 15, Лиудпранд); см. Томсен, Urspr. 49. Отсюда
Мурманский берег, Мурманск – название города.

 
Кажется, ура, вот она родина мурмолок?

По Фасмеру, однако, мурмолка скорей происходит от ермолки. Но ермолка-то к колпакам не
относится (рис. 2, 3)! А мурмолка – это колпак, родственник столбунца и тому подобных шапок
(рис. 4)  Да и проникновение ермолки-мурмолки на север – Псков и Новгород – выглядит
нелогичным.

 

 

Рис. 2. А. Рябушкин: «Сидение царя Михаила Федоровича с боярами в его государственной комнате»). Вот
тут люди в  ермолках. На Руси они назывались тафья. Моду на них ввел Иван Грозный. И ссорился их-за них
смитрополитом Филиппом  - есть картина Турлыгина, на который Колычев обличает Ивана, сидящего в
ермолке (рис. 3).


Рис. 4. Я. Турлыгин.  Митролит Филипп и Иван Грозный. 
И  русское посольство 1576 года кМаксимиллиану II.
Непривычно выглядящий Иван Васильевич, законодатель мод на все, что можно, сидит в ермолке. Хотя
Филиппа и изображают  то в митрополичьем клобуке, то с непокрытой головой,но образец
был для того времени  дан иной - см картину посольства.

 

Рис. 4. А. Рябущкин "Московская девушка XVII века" На голове у боярышни столбунец,  вариант колпака.
 

Так что же носили/носят норвежцы (урмане, мурмане) и свеи? Есть у них колпаки?

Еще какие! Видеть их, правда, можно только на старых картинах и фото, а также на
фольклорных праздниках. Вот норвежец в колпаке на картине Йоханнеса Флинтоэ (рис. 5).

 

 

Рис. 5.Норвежцы из Телемарка в национальных костюмах, Bunad. Обращает на себя внимание колпак
мужчины.
Johannes Flintoe  Folkedrakter fra Gran i Telemark

А вот  шведы  в национальных свадебных костюмах (рис. 6) – мужской колпак похожий на
норвежский
, а у девы настоящий кокошник.

 

Рис. 6. «Свеи» по своим одеждам близки к новгородцам. Соседи, как никак.

 

Вот еще два варианта норвежских колпаков – мужской (рис. 7) и женский (рис. 8).

Рис. 7. Норвежец в шапке - невысоком колпаке.

Рис. 8. Норвежский вариант женского столбунца, представленный на фольклорном празднике.
    Аналогичные шапочки носили и саксонки.

 

Впрочем, тут все реликты прошлого быта. Так, колпак в Скандинавии вытеснили шляпы с
полями. Кики и кокошники – и те устояли дольше. Но вопрос, в общем-то, прост: откуда на Руси
взялись мурмолки? Ранние шапки  ведь  выглядели иначе – невысокие, матерчатый верх,
подобие византийских уборов. Если колпаки - это северная мода, скажем из Пскова и Новгорода,
 то с какой соседской модой она в родстве? Получается, что искать надо у шведов и норвежцев.

Ну и под конец нечто о смысле одежды. Константин Леонтьев почему-то превдкушал,
что Константинополь будет отнят у турков русскими в мурмолках. И, мол, хорошо, что не в кепи.
Он придавал этому большое значение: “Шапка-мурмолка, кепи и тому подобные вещи гораздо
важнее, чем вы думаете;  — внешние формы быта, одежды, обряды, обычаи, моды — все эти
разности и оттенки общественной эстетики живой, не той, т.е. эстетики отражения или кладбища,
которой вы привыкли поклоняться, часто ничего не смысля, в музеях и на выставках, — все эти
внешние формы, говорю я, вовсе не причуда, не вздор, не чисто “внешние вещи”, как говорят
глупцы; нет, они суть неизбежные последствия, органически вытекающие из перемен в нашем
внутреннем мире; это неизбежные пластические символы идеалов, внутри нас созревших или
готовых созреть… Конец петровской Руси близок... И слава Богу. Ей надо воздвигнуть
рукотворный памятник и еще скорее отойти от него, отрясая романо-германский прах с наших
азиатских подошв! Надо, чтобы памятник "нерукотворный" в сердцах наших, т. е. идеалы
петербургского периода, поскорее в нас вымерли. Sapienti sat!” («Средний европеец как идеал и
орудие всемирного разрушения»)

Все хорошо, конечно. Но от "германского праха" так скоро не избавиться - и даже в
нашей символике. Мурмолка – возможно, вполне германский продукт, хоть бы и "со
скандинавским акцентом".
Напоследок осталось только предположить, откуда и когда взялась мурмолка в Москве. Вероятно, из Новгорода или Вологды, и уже после татарского нашествия.


Ах, вот какой подтекст таила ирония А.К.Толстого в едком стишке "Порой веселой мая"!

Он в мурмолке червленой,
Каменьем корзно шито,
Тесьмою золоченой
Вкрест голени обвиты.. - и т.д.

Ну, тут мурмолка просто так, для баловства.
Вряд ли. Там нарочито славянофильский зачин, а потом идёт "модернизация".
Самое смешное, что те, кто были за модернизацию, были ими скорей на словах, чем на деле.

А настоящие модернизаторы, бывало, выходили из слоев, носивших армяки и шапки из валяного сукна.
жители русского севера, особенно поморы, оч сильно смешаны с норвежцами - друг к другу за невестами ходили по морю
Ну да, так и должно быть у соседей.
Вообще поморы - специфическая гибридная народность, сейчас уже ее так рассматривают. По Х-хромосоме славяне, по мДНК финны.
Почему наши не любят норвежских женщин

...
Еще один любопытный аспект отношений россиян и скандинавов: наши мужики не жалуют заморских красавиц. Отчего? Норвежки очень красивы. Это страна блондинок - настоящих голубоглазых и бледноликих златовласок. Но вот характер...

- Если говорить о норвежках, важно учитывать роль алкоголя в их крови. Они, как и все в этой стране, не умеют пить и не видят норм. Начинают драться, материться, - говорит житель Осло Михаил Карелин. - Здесь нередкая картина, когда на тротуаре может долго лежать молодая напившаяся девчонка.

Евгений Османов имел, по его словам, болезненный опыт отношений с норвежкой:

- Образно говоря, итог нашего романа таков. Мне вскрыли череп, сожрали мозги и не положили ничего назад. Поведение подруги было ужасным. Причем не только по отношению ко мне. Однажды ее семья пригласила меня на ужин. Но в ходе трапезы родные переругались прямо в моем присутствии. Надо было слышать, какие слова моя девушка употребляла в отношении родителей! И так было каждый раз. Для меня это дикость.
http://nordeurope.kp.ru/daily/24326/517837/