aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Как Булатов формулировал про мейнстрим в современном искусстве.


 Русский Журнал: Как бы вы охарактеризовали современную ситуацию в российском искусстве?

Эрик Булатов: Здешнюю ситуацию не надо отрывать от общечеловеческой, от того, что происходит в Европе и Америке. Те же процессы, что идут там, происходят и здесь. О них надо говорить и думать. Самое главное в них - американизация, которую можно считать синонимом глобализации. И выражается она в том, что искусство и бизнес сливаются в единое целое.

РЖ: Что это означает конкретно?

Э.Б.: Прежде художник должен был располагать минимальными условиями работы - холст, краски, помещение. Нередко где живет, там и работает. После завершения - выставка, продажа.

Сейчас все устроено иначе. Художник прежде всего сам должен обеспечить себе финансовые возможности для того, чтобы делать большие проекты. Обеспечить деньги и пространство. Именно с этого художник должен начать. Сначала деньги. Таким образом, выстраивается обратная перспектива: художнику прежде всего сейчас нужны способности бизнесмена-менеджера, а во вторую очередь - просто одаренность. Но талант бизнесмена важнее, потому что удачный поиск спонсора сам по себе уже гарантирует успех. Дальше все срабатывает по цепочке. Тот, кто вложил средства, постарается их оправдать всеми правдами и неправдами. Он выжмет все возможное. Таким образом, получается, что успех заложен изначально, предопределен.

РЖ: Но как это происходит на деле? Стихийно? Или как-то организованно, спланированно?

Э.Б.: Например, в Америке, сейчас такие вещи "закладывают" еще на стадии обучения. Художник здесь в первую очередь антрепренер, управленец, а если ему понадобятся для осуществления проекта какие-то другие навыки, имеющие отношение к живописи, он наймет ремесленника. Это и есть глобализация, которая проявляется в полном слиянии бизнеса и искусства.

РЖ: Соотносится ли то, что получается в результате таких действий, с обычным, "каноническим" поведением автора, когда он занимается только своим делом?

Э.Б.: Возникает совершенно другое искусство. Странно, что для работ Мэтью Барни и моих существует одно и то же слово: "искусство". Мы ведь делаем абсолютно разные вещи. Новое искусство агрессивно и полностью отменяет традиционное. Эта агрессия многомерна и проявляется в политике музеев, прессы, управленцев, которые пытаются активно влиять на вкусы, спрос.

Правда, мне бы не хотелось, чтоб мои высказывания воспринимались исключительно со знаком "минус". В этом новом искусстве есть немало интересных и сложных вещей. Пятисерийный цикл "Кремастер" того же Барни или восьмичасовая экранизация "Поминок по Финнегану" Джеймса Джойса, предпринятая художниками Микелем Квиумом и Кристианом Леммерцем, - это мультимедийные проекты с многоярусными системами аллегорий и метафор, в которых показ скульптур, инсталляций, рисунков является неотъемлемой частью.

РЖ: Если все же вернуться к России...

Э.Б.: Русская ситуация старается дублировать Запад. Но она более разорвана. Разброс проявляется в том, что по сей день сосуществуют несколько линий. До сих пор актуальна национальная линия левого МОСХа (Глазунов, Шилов, Церетели - за пределами, разумеется), опирающегося на сезанизм. С другой стороны, активно желание преуспеть на Западе, сделать карьеру там. Но тем не менее может выработаться позиция, которая сумеет противостоять этому натиску и противопоставить что-то реальное.




Barney Matthew, Cremaster 5, 1997
Tags: Общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments