aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Пьяный Таль.

Из книги Г. Сосонко «Мои показания»:
Выписка из милицейского протокола:
«Гражданин ... в состоянии крайнего алкогольного опьянения тащил на спине другого гражданина, впоследствии оказавшегося Талем М.Н.»

Сын Таля, Гера: 
"Он пьянел быстро. С его здоровьем ему немного было надо, но, удивительное дело, после того, как наступал так называемый "кайф", он мог выпить много, но "хуже" не становился... От усталости мог задремать или заснуть, что называется, посреди стола.

И ни один человек из тех, кому доводилось видеть пьяного Таля, не может сказать, что он становился неприятным, злым, агрессивным, потерявшим рассудок... Он никогда не доставлял окружающим неприятности. Его обожали в любом виде и относились к нему, как к свято-чтимому... Даже те, которые видели его в таком состоянии впервые..."

Нона Гаприндашвили:
"...вообще в наших матчах побеждал Таль. Я сопротивлялась, выигрывала некоторые партии, но общий счет был в его пользу. Так вот, я хотела выиграть у него матч и поэтому сказала, что хочу сыграть с ним, когда он будет выпивший. Он сказал, что не против, и однажды я его подловила. Мы были на каком-то приеме в Англии, он выпил, и потом мы стали играть в блиц.
Это было бесподобно! Выпивший, он играл в блиц так, что близко нельзя подойти! Это я никогда не забуду, потому что его обычная игра – ничто по сравнению с тем, как он играл тогда! Играл блестяще, с жертвами, красиво".
Марк Тайманов:
"Жутко и смешно получилось в Гаване. Во время шахматной олимпиады он отправился в ночной клуб с Корчным. Виктор пригласил на танец кубинку, и ее кавалер разволновался. Когда Корчной вернулся за столик, в него полетела бутылка. Но попала она, разумеется, в Мишу, - для него вечер закончился госпиталем. На следующий день Таль сбежал оттуда - чтобы с перебинтованной головой сесть за доску".
Ч. Султанов:
"Через полчаса я был в гостинице «Интурист». Около «люкса» Таля, с портфелем в руках, туда-сюда ходил Владимир Багиров.  «Что происходит?» – спросил я у него. «А я, как и ты, ничего не понимаю. Он мне позвонил, сказал, что хочет поиграть со мной в блиц, и просил взять с собой часы и шахматы».«Ну, и почему Вы не играете?» – спросил я. «А я его жду уже больше часа. Он в ресторане. И не один».
Я вошел в ресторан, и за одним из столиков я увидел Мишу с несколькими девицами (как потом выяснилось, они были из ансамбля «Березка»).
Он уже был в глубоком «порядке», и с моим приходом пир продолжился. Таль пил как-то нехорошо – не чувствуя количества выпитого. Я вспомнил как в 1954 году на командном первенстве СССР по шахматам среди юношей в Харькове, тренер нашей команды Султан Халилбейли, налив полный стакан сухого вина, предложил выпить Талю. «Что Вы, я столько вина за месяц не выпью», – сказал он и слегка пригубил – прошло менее 10 лет.

Вскоре происходящее начало меня беспокоить, и я ему осторожно сказал: «Там тебя Володя ждет» (почему-то, Володя не хотел зайти в ресторан, хотя мы его приглашали). «Да, да, я помню. Я ему звонил. Сейчас пойдем». И вскоре, в его номере «люкс», начался блиц-матч. Это было незабываемое зрелище – напротив друг друга сидели аккуратный, выбритый и хорошо отдохнувший Багиров и ….Таль, состояние которого детализировать не хочется.
Почти в каждой партии, от понятного неловкого движения Таля, фигуры рассыпались на доске, и Багиров пытался остановить часы, чтобы привести доску в порядок, но Таль низменно говорил: «Нет, нет, только за счет моего времени!»
В один момент, он вообще «поплыл», и я укоризненно поглядел на Багирова, но тот был полон решимости продолжить матч, так как счет уже был не в его пользу. «Плавание» продолжалось недолго – уже в следующее мгновение демонический взгляд Таля устремился на доску.
Когда Багиров понял, что ему не отыграться, счет рос не в его пользу, после моей третьей просьбы, он предложил закончить игру.
Мы все попрощались и договорились встретиться завтра.
Через час мне позвонил председатель Спорткомитета республики Махмуд Алиевич Искендеров: «Слушай, что делает Таль в Баку?» – спросил он меня.
«Он приехал, как частное лицо. Отдыхает после турниров», – ответил я.
«Отдыхает», – как-то зло сказал Искендеров. «Приходи в «Интурист» – у него тяжелый приступ».
Картина была тяжелой – после нескольких уколов Миша спал, и около него дежурил врач скорой помощи.
...
Прошли годы, но тот необычный блиц-матч, своей какой-то фантастичностью, неземной зрелищностью так и остался в моей памяти".
Tags: Шахматы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments