aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

"Все кругом козлы!" Или служили два юриста - и ага!

 Однокурсник и критик Путина Леонид Полохов (на фото)  вспоминает Путина на протяжении его жизненного пути.

Полохов, правда, лепя Путина по деталям, лепит и себя. Ведь в таких текстах все, как правило, устроено на противопоставлениях и сближениях. Это интересно, потому что кое-что мы узнаем и о "зеркале", в котором отражается нынешний человек N 1 в России.  О среде и ее законах.

Полохов о себе и о Путине.

"Ильгаму (одногруппник из Азербайджана) родители снимали комнату. Он приезжал из Азербайджана, привозил бочонок коньяку, мы у него собирались тут же... Иногда собирались у меня – мой отец, генерал-лейтенант, после Дальнего Востока был направлен советником на Кубу, а перед моим окончанием юрфака вернулся (он стал зам. командующего войсками Ленинградского военного округа) и ему дали квартиру. К себе Путин не звал никогда, хотя иногда с нами выпивал".

"Взаимовыручка и дружба всегда были на первом месте. Иногда, может, и не совсем законно. Но раз человек мой друг, ему надо помочь… Конечно, если что-то страшное - тут уж надо строго по закону. А так, по мелочи – почему не простить..."

"Прозвищ как таковых ни у кого тогда не было, но меня звали либо Маэстро, либо Дюк, Хмарина — Хмакин, Путина – Путька..."

"В те годы в прокуратуре было намного демократичней. Мы работали с душой, раскрывали дела, пили с ментами водку, устраивали по этому поводу гульбища в кабаках…"

"Потом я на пять лет выезжал за границу: работал в военной прокуратуре в нашей группе войск в Венгрии. Многие связи за это время потерял. Когда приезжал в отпуск, звонил Хмарину (он практически в моем дворе жил тогда, да и сейчас рядом живет): «Витюля, я приехал.» «Ну все, мы с Путькой к тебе придем…».

"... мы  ...  организовали общественный «Комитет социальной защиты военнослужащих». В «Комитет» обращались военнослужащие и члены их семей, а так же граждане, кто за помощью, кто за советом, а то и просто поговорить. Именно работа в «Комитете» и помогла мне принять решении о согласии баллотироваться кандидатом в депутаты Ленсовета. Кстати, к нам обращался за помощью и будущий депутат Сергей Степашин. Члены «Комитета» помогли ему в составлении предвыборных документов". (Неожиданная защита будущего депутата). 

И вот 1991 год. Подходит ко мне известный в городе депутат Верховного Совета РФ и говорит: «Надо бы вам с Курковым (начальник управления КГБ по Питеру и Ленобласти) поговорить. Они все хотят уходить в отставку после путча. Прослышали, что якобы сюда хотят назначать человека со стороны, не из органов (Степашина)».

Я к Путину... Он тогда уже был председателем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. Он мне сказал: «Начальником КГБ города и области будем назначать Степашина. Хозяин так сказал.» Я ему: «Вова, мозги совсем отсырели? Я против Сергея Вадимовича ничего не имею, мы с ним даже знакомы. Но не понимаю, как человека приглашают на такую должность, и он может соглашаться, зная заранее, что он не справится?»

"Я ведь к Вовке несколько раз приходил перед этим назначением: все пытался образумить - что вы делаете? А он говорил: «Это не наш с тобой вопрос. Давай о тебе поговорим.»

У него была идея – меня куда-то приткнуть. Не в прокуратуру. Работать в городе. Например, курировать игорный бизнес по линии местного правительства. Он сказал: «Если мы не будем сами его курировать, от мэрии, тогда это захватят бандюги.» Я отказался, и сказал ему: «Вы уже пол-Питера продали.» Он на меня обиделся…

Моя жена – врач. Однажды ко мне, как к депутату, пришли врачи, говорят: «У нас есть аптека, мы хотим ее приватизировать. Нам не дают. Деньги нужны. Они есть у людей, которые могут купить аптеку, но не имеют права работать. Как быть? Помогите через Путина.» Он тогда всем занимался.

Я пошел к Путину. Он говорит: «Я тебе предлагал самому заниматься, ты отказался. Это не наши вопросы. Это все у хозяина в руках

Он ни разу не помог тем людям, по которым я обращался (он вообще помогал только своим — с кем дружил, с кем спортом занимался...)". "...ради справедливости замечу, что однажды он все-таки помог. У меня был близкий друг (он уже умер), и когда он уволился из прокуратуры, Путин помог ему найти приличную работу".

"Хотя мы общались с Путиным, с Собчаком у меня были отношения очень непростые. Был однажды случай. Собчак чуть не час выступал перед сессией депутатов – прямо как лектор перед студентами на тему: «Питер – город свободной экономической зоны.»... И вот я подхожу к микрофону, Собчак мне со злорадством: «Проходите к трибуне, вам и место здесь, как прокурору.» Я обращаюсь к нему: «Анатолий Александрович, не знаю, кому вы читали лекции в университете. Слава богу, что не мне. Вы сейчас рассказали ни о чем. А насчет свободной зоны, то я знаю одну, как прокурор. Но она не свободная, зона-то.» Зал грохнул. После этого аншлаги в газетах: «Прокурор Полохов: «Зона несвободы».

Проходит пара дней, Вова меня встречает: «Хозяин недоволен, нас всех собирал. Просил меня поговорить с тобой - чего ты кидаешься на всех.» А я ведь никого не трогал, кроме Собчака…

… Когда Собчак узнал, что депутаты меня «делегировали» в прокуроры, он, мне прямо сказали, был в ужасе (да и от кандидатуры Иванова тоже). Тут же Путин на проводе: «Надо встретиться срочно.» Я приезжаю в Смольный. «Будешь в нашей команде, - говорит мне Вова, - хозяин сказал, что поддержит твою кандидатуру.» Я говорю: «А если так получится, что мне придется браслеты надевать на кого-то из вас, что будет? Я же могу.» «Разговор же идет не о браслетах…» «Но я же пока еще прокурор. И с печатью. А в законе, Вова, написано, кто санкцию дает: прокурор. Я – прокурор, ты меня не путай.» «Я тебе про команду говорю, а не про прокуратуру.»
Я в команду не пошел. Они хотели иметь прокурором кого-то типа Саши Бастрыкина - свой человек, следователем не работал и будет выполнять все указания... "

"В 1996-м Собчак проиграл губернаторские выборы, и в отношении администрации Санкт-Петербурга его периода правления начали расследование. Путин тоже был в списке. Не секрет, что я приезжал в прокуратуру и говорил: «Не троньте моего друга. Вова там не при делах.»

"Почему я изменил отношение к Путину 
В этом смысле поворотным для меня стал 1999 год. Во-первых, он (тогда еще глава ФСБ) поступил не по-мужски и не как юрист, когда в прямом эфире «сдал» похожего на генерального прокурора Ю.Скуратова, когда тот якобы развлекался с «девочками» в бане (он тогда с ходу заявил, что пленка – настоящая, хотя такого рода экспертизы делаются очень долго).

Но я понимал, что Вова, конечно, никакой не лидер. Он попал в лихое, пьяное время, когда на должности назначались по звонку. Но, тем не менее, я был рад за Вову. Но, когда он «сдал» Скуратова, я вычеркнул его из списка своих друзей, пожалел, что помогал ему и с удовольствием дал интервью в газете «Московский комсомолец», где уже возмущался не только его поступком в отношении генпрокурора".

О Путине.
"Путин был тихий, не душа компании".

"Володя был очень спокойным, уравновешенным парнем. У нас на факультете, помню, был такой случай - кто-то из студентов проворовался. Как он тогда защищал этого парня! Куда же, мол, он пойдет, надо простить… У него был характер справедливого человека на тот момент".

"....он часто так говорил: надо мне выше, надо мне больше… Что мне в Путине всегда нравилось – его чувство юмора, хотя не всем такой юмор по нраву".

"Мне кажется, что таким, как сейчас, Путина сделали «контора» и его работа в мэрии".

"...Мы с ним часто сидели на заседаниях Ленсовета в задних рядах, шушукались.
Вроде дружили, но он никогда не рассказывал о своей семье, и меня про домашних никогда не спрашивал, в гости не звал…

Он не понимал, что происходит в России — он же долго был в Германии. Я ему объяснял, что такое «Народный фронт», кто такие «Выборы-90»... Некоторых людей, впрочем, он знал — по своей работе в органах — там разработка на них была".

"Вначале встреч у нас всегда была маленькая перепалка по поводу власти. Его традиционная прелюдия к разговору, - о том, что все кругом козлы".

"Летом 1991 года (как раз только Собчака избрали мэром) мы до хрипоты спорили о выборах: «Чем меньше депутатов, тем меньше с ними возни», - говорил он. «Вова, а зачем тогда выборы?», - спрашивал я… «Да они не нужны...»
Он заверял: «Мы боимся, что сейчас начнутся выборы, криминал попадет во власть. Как в Новокузнецке, где в мэры выбрали бывшего уголовника.» А я ему: «Какая опасность, Вова? Ну, изберем мы судимого человека. В милицию его не возьмут работать, в КГБ. А если народ избрал, может, он хороший мэр будет.» Он мне: «Ты с ума сошел? Представляешь, сколько по России могут таких мэрами стать?»

Путин возглавил ФСБ.

"Кстати, в том, первом разговоре я у него спросил: «Ну как у тебя там? Трудно?» Он говорит: «Не то слово, сам знаешь.» «А зачем сунулся?» Не помню, что он на это ответил, а потом спросил: «А ты не хочешь?» «Нет.» «Ты и не пойдешь.» «Не пойду.», - отвечаю. «Знаешь, почему? – спрашивает. - Потому что ты дальновидный.» Но получается, что это он дальновидный".

"У Путина есть, на мой взгляд, чисто профессиональная проблема, как у управленца. Он до работы у Собчака никогда никем не руководил. С 1975 по 1990 год – этот человек не был даже начальником отдела. Подсчитайте - 15 лет после окончания юрфака – тебе уже хорошо за тридцать, ты уже зрелый мужчина, ты должен что-то понимать в этой жизни, должен чему-то учить людей. Быть руководителем - это же ответственность перед всеми.

А он все эти зрелые годы никем не руководил, он крутился в чекистской системе как оперативный работник. Как исполнитель. И вдруг в одночасье он попадает к Собчаку, его сразу кинули замом. Подняли. Сами его и испортили..." 

Рекомендую, вообще-то, исходный текст. Но мое личное впечатление: вон один чиновник из системы рассказывает о другом чиновнике. Много у них общего. Среда. Приватное решение вопросов. Определенные принципы. Но много и отличий. Один был "Дюк" (герцог то есть), сын генерала, душа компаний, другой просто Путька, дом такой, куда сына генерала не звали, в компаниях не прославлен. Один сформировался, как начальник, другой имеет недостаток - "никем не руководил", подчинялся. Подчиняться научился, правда, хорошо. "Хозяина"  (Собчака) воспринимал преданно как на службе, так и в изгнании, и даже после смерти. Хотя многих вокруг в своей среде воспринимал "козлами". Скинул "козла" Скуратова,  что матерый военный чиновник"Дюк" оценил, как ошибку. Своего скинул. Меж тем тем он же считал нужным выступать простив Собчака - почему? Потому что не человек системы?

Но работают в этой системе командами. Степашина поставили - одна команда переполошилась. Предложил Путин Полохову вступить в команду Собчака - Полохов почему-то про железки на руки Собчака  заговорил. К другой команде он принадлежал, надо думать, к военной или еще какой.
Занятно, конечно, узнать, что Путин человек системы по ряду признаков (КГБ-ФСБ), но и не совсем. Нарушает определенные ожидания - Собчак тому пример. Если только Собчак - не человек КГБ/ФСБ.

А что касается психологической лепки, то портрет неплохо коррелирует с тем, что создавала Людмила Путина. Или Березовский, к примеру. Хотя у Путиной взгляд в глубину характера. А у Березовского - взгляд интригана, для которого все - лишь фигурки на клетчатой доске.
Tags: Истории, Общество, Современная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments