Древнегреческая машина для жеребьевки судей. Возможно ли применение клеротериона в современности?

           Эту машину, которая называется клеротерион, 5 раз упоминал Аристотель в «Афинской политике», и еще несколько раз она встречается в других древнегреческих источниках.  Мы знаем ее также по двум фрагментам, найденным археологами. Принцип ее действия в целом понят и сделана действующая модель.

Клеротерион

Вначале о сохранившихся фрагментах машины для жеребьевки (рис.1 и 2). Основа клеротериона – прямоугольная  таблица из камня или дерева, состоящая их вертикальных и горизонтальных рядов, число вертикальных рядов варьирует от 2 и до значений более 10 (на рис 1 всего 2 ряда, на рис. 2 их 11), а число горизонтальных  составляет несколько десятков.

 

Рис. 1 Верхняя часть клетотериона с двумя вертикальными рядами, 2 век до н.э.. Athens, Epigraphical Museum 13255

Рис. 2 Нижняя часть большей  машины для жеребьевки была обнаружена  в 1935 году при проведении раскопок на Афинской агоре. Содержит 11 вертикальных рядов. 3 век до н.э.   Ancient Agora Museum in Athens.

 

 

Отверстия клеротериона служили для помещения бронзовых «билетиков» для жеребьевки, принадлежащих потенциальным  судьям.

 

Рис. 3. Такие бронзовые полоски- пинакионы (мн. ч. на греческом пинакиа) - вставлялись в отверстия машины для жеребьевки. Полоска содержала имя потенциального судьи, имя его отца и значок филы (фратрии, родового объединения, позже района территориального расселения, возникшего на основе филы). Полоски каждый из избранных  судей – гелиастов – получал в результате ежегодных выборов судей – также  по жребию.

 

Еще  частями клеротериона были  трубка с воронкой и шарики двух цветов. Трубка имела затвор внизу. Схема клеротериона приведена ниже (рис. 4), а на рис. 5 действие клоеротериона на действующей модели демонстрирует профессор Баттлер из Университета Ридинга.

Рис. 4. Реконструированный клеротерион.

 

Рис. 5. Профессор Баттлер из Университета Ридинга объясняет действие клеротериона на реконструированной действующей модели.

 

Начнем с конца и пойдем к началу процедуры (подробное, но несколько путаное описание на русском можно найти в статье В.Н.Руденко[i], показавшееся мне более простым английское описание тут[ii]).

1.                  Клеротерион позволял выбирать горизонтальные ряды из заполненных бронзовыми полосками-билетиками табличек. Для этой цели служили шарики двух цветов, последовательно падавшие  через трубку с воронкой в ячейку. Число белых и черных шариков было пропорционально числу рядов, которые следовало выбрать и отсеять. Шарики предварительно перемешивались и  их выпадение было случайным процессом. Выпадение белого шарика, таким образом, означало принятие  судей (целого горизонтального ряда), черного – их отбраковки.

2.                  Табличка заполнялась по рядам, принадлежащим отдельным филам, но также случайным образом. Происходило это в самом начале. Существовали ящички, в которые вначале кидались таблички потенциальных судей. Архонты выбирали их каждого ящичка по одной табличке с именем случайным образом. Выбранный также наугад  вытягивал дальнейшие таблички из того же ящичка и последовательно заполнял ячейки по вертикали.  Он же входил в состав суда вместе с другими выбранными.

3.                  В Афинах жребием  сроком на один год выбиралось 6000 судей – гелиастов – по 600 от одной из каждых 10 фил. Каждому члену образованных групп после принятия ими присяги выдавалась табличка из бронзы с написанной на ней одной из десяти букв от «А» до «K», обозначающей соответствующую группу. На табличке также указывалось имя, отчество судьи и дем, к которому он принадлежал. Эта табличка – пинакион (pinakion) – была действительна в течение всего срока исполнения гражданином полномочий  судьи. Избранные судьи разделялись еще на 10 отделений, дикастериев, разбиравших отдельные дела.  С IV века до н.э. состав дикастериев стал определяться исключительно в день суда, так что никто из гелиастов не мог заранее знать, в какую секцию он попадет и по какому делу будет судьей.  Чтобы ускорить процесс выбора судей, сделать его свободным от произвола, пропорциональным и исключить сговор избранных судей применялись такие машины для жеребьевки, причем  состав судей мог, вероятно, набираться и через несколько машин, когда состав суда, зависящий от важности дела, был велик.

 

Общественное значение клеротериона.

 

Руденко довольно спорно пишет о механизме отбора через машину для жеребьевки  и его сущности:  

 

«...Клеротерион иногда справедливо считают первой в мире техникой кластерной рандомизации. Демократическая система древних афинян была построена на недоверии ко всем простым полноправным гражданам, а также к гражданам, наделенным публично-властными полномочиями. Поскольку каждый из граждан в то или иное время, так или иначе, исполнял публичные обязанности, принцип недоверия распространялся на все древнеафинское общество.
Клеротерион – важнейший инструмент реализации принципа недоверия в такой системе правления. Его можно рассматривать, с одной стороны, в качестве гениального изобретения древних греков, а с другой стороны, как квинтэссенцию пороков демократии. С помощью клеротериона достаточно легко и просто решалась проблема формирования состава судебных отделений из числа граждан, не связанных с интересами истца и ответчика, осуществлялось формирование различных органов публичного управления.

 В то же время сама эта «машина» являла собой символ устройства общества, основанного на распрях и интригах, лжи и несправедливых оговорах. Поэтому клеротерион одновременно воплощает собой гражданскую зарегулированность формирования состава органов публичной власти и управления.

.
Как известно, древним грекам не удалось обеспечить эффективной работы тех же судов присяжных, так как все тонкости отбора присяжных сходили на нет, когда вставал вопрос об оплате их труда. При недостатке денег в казне труд мог быть оплачен вынесением обвинительных приговоров, влекущих изъятие средств осужденных, часть которых шла на покрытие довольствия присяжных, Такие приговоры выносились все чаще и чаще. Это был путь к самоизживанию демократии, основанной на всеобщем недоверии».

 

Почему машина должна быть еще и символом общества, построенного на пороках демократии, и даже их квинэссенцией,    обоснованным не выглядит, и тут и автора явная путаница в понятиях. Принципу доверия, получается, противостоит принцип доверия – но в развитом обществе его место займет какая-то форма деспотии.

Что касается несправдливости судов ввиду отсутствия  денег для оплаты судей, то это влияние спада экономики, конечно же. А также хорошая демонстрация факта, что демократия по сути своей доступна обществам с более высоким уровнем жизни.

 

Джулиан Диббел, автор английских примечаний, восхищается простотой и элегантностью машины для жеребьевки, в которой по его мнению, замечательно сочетаются принципы порядка (таблица) и случайности (при заполнении таблицы и выбросе шариков), а также ее дизайном.

 

Возможно ли современное применение принципов афинской демократии?

Что еще ценно с точки зрения сравнений: Клеротерион изобретен не позже 4 века до н.э., а первые современные  машины для выборов появились лишь в конце 19 века. То есть лишь тогда, когда они стали действительно необходимы. Демократия уровня афинской до того просто не существовала, да и, собственно, не существует и до сих пор. Выбирать мы можем, но оказаться на выборной должности по жребию, как в Афинах, уже нет. Можно сказать, конечно, что современное общество куда сложней, нужна квалификация.

Но, оказывается, на уровне  бюджетов общин вполне возможно привлечь к обсуждению рядовых граждан, и сделать их решающими участниками процесса принятия решения.

 

Нечто подобное начали ради эксперимента практиковать  в Китае в провинции Жегуо (см. приложение). Об этом сообщал журнал «Тайм»[iii]. Джордж Фишкин, профессор Стэнфордского университета, помогший китайцам создать для этой цели систему случайного выбора 175 граждан, рассказал о деталях проекта. Бюджет представляют таким выборным лицам  конкурирующие эксперты,  которые обосновывают свои возможности и отвечают на вопросы. Выборные собираются в малых группах, обсуждают возможности и придумывают вопросы, которые они хотели б задать экспертам на пленарном заседании. Получив ответы на пленуме, они продолжают обсуждение. Процедура повторяется несколько раз, и в результате принимается решение, совершается принципиальный ыбор. Так, в Жегуо предпочли строительство новых очистных сооружений вместо строительства дороги. Люди не только решают, но становятся активными и заинтересованными участниками процесса, начинают судить о делах  значительно квалифицированней, с цифрами в руках, читают необходимые книги. Конечно, как выборные лица они получают содержание.  В Китае подобную систему хотят в рамках того же эксперимента расширять на дальнейшие общины.

Автор статьи в «Тайм», Д.Клейн, видит в этом возможность развития и для западной демократии.

Мне кажется, что такая система вполне могла б начать работать на уровне районов и в России.

 

В заключении – всего один простой вопрос: является ли система афинской демократии и машина выбора граждан для управления, который ей служила, всего лишь прошлым, или еще и будущим?

 

 

 

Приложение – цитата из «Тайм».

 

But what if there were a machine, a magical contraption that could take the process of making tough decisions in a democracy, shake it up, dramatize it and make it both credible and conclusive? As it happens, the ancient Athenians had one. It was called the kleroterion, and it worked something like a bingo-ball selector. Each citizen — free males only, of course — had an identity token; several hundred were picked randomly every day and delegated to make major decisions for the polis. But that couldn't happen now, could it? Most of our decisions are too complicated and technical for mere civilians to make, aren't they?

 

Actually, the Chinese coastal district of Zeguo (pop. 120,000) has its very own kleroterion, which makes all its budget decisions. The technology has been updated: the kleroterion is a team led by Stanford professor James Fishkin. Each year, 175 people are scientifically selected to reflect the general population. They are polled once on the major decisions they'll be facing. Then they are given a briefing on those issues, prepared by experts with conflicting views. Then they meet in small groups and come up with questions for the experts — issues they want further clarified. Then they meet together in plenary session to listen to the experts' response and have a more general discussion. The process of small meetings and plenary is repeated once more. A final poll is taken, and the budget priorities of the assembly are made known and adopted by the local government. It takes three days to do this. The process has grown over five years, from a deliberation over public works (new sewage-treatment plants were favored over road-building) to the whole budget shebang. By most accounts it has succeeded brilliantly, even though the participants are not very sophisticated: 60% are farmers. The Chinese government is moving toward expanding it into other districts.

"The public is very smart if you give it a chance," says Fishkin, 62, who has been conducting experiments in what he calls "deliberative democracy" for nearly 20 years now. "If people think their voice actually matters, they'll do the hard work, really study their briefing books, ask the experts smart questions and then make tough decisions. When they hear the experts disagreeing, they're forced to think for themselves. About 70% change their minds in the process." Fishkin has done this on several continents and in many countries, including the U.S. In Texas, he ran a deliberative-democracy process for a consortium of utilities, from 1996 to 2007, which gradually transformed the state from last to first in the use of wind power. "Over that time, the percentage of people — and these were stakeholders, utility customers — willing to pay more for wind went from 54% to 84%," he says. (He also ran a "National Issues Convention" for public television in 1996.)

Given all the noise afflicting the country, this might be a productive moment for deliberative democracy. "It works best when you have hard choices," Fishkin says. "Despite what you see and read, this is not a nation of extremists. What you see on TV, and in most polling, is an impersonation of public opinion. The actual public isn't really like that, especially when it is given something more than sound bites and distorted political messaging. If you give people real choices and real consequences, they will make real decisions."

So why doesn't Obama transform his blue-ribbon budget commission into a deliberative-democracy exercise? Let his 18 commissioners — who range from a conservative budget wonk like Congressman Paul Ryan to former Service Employees union leader Andy Stern — prepare a briefing paper for 500 Americans selected by Fishkin's team and then make themselves available for close questioning. Let them lay out the most vexing budget choices we face. Let the whole process be televised. It doesn't have to be binding. I'll bet the kleroterion would produce results bolder and more credible than anything Obama's commission will recommend. "People are tired of the elites telling them what to do," says Fishkin. Perhaps it's time to turn that process upside down».



[i] Руденко В.Н. КЛЕРОТЕРИОН КАК ВЫРАЖЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ АФИНСКОЙ МОДЕЛИ ДЕМОКРАТИИ Альманах "Дискурс-Пи",     Выпуск 5, (Составитель - Е.М. Сурина) Екатеринбург,  2005

[iii] JOE KLEIN  How Can a Democracy Solve Tough Problems?  "Time» Thursday, Sep. 02, 201? 2010

 

Спасибо, замечательная система, о которой я, признаться, не слышал. Вполне может использоваться для ротации депутатского корпуса, но при одном условии: из списка кандидатов в депутаты должны быть убраны все те, кто так или иначе находится на содержании государства (пенсионеры, государственные и муниципальные служащие и проч.) или не имеет ни кола, ни двора, как это делалось в Древней Греции.
Ну, и пенсионеры могут быть представлены, мне кажется. Если только не совершенно синильные. Насчет госслужаших тоже верно, хотя можно и спорить, кто именно. Имущественный ценз? В Древней Греции исключались рабы и бродяги. И, что существенно, женщины.
Последнее, конечно, не может быть принято. Но, кажется, многим женщинам и не хотелось бы участвовать в таких выборных структурах. Хотя как знать.
В любом случае эта система позволит отказаться от дурацких и дорогостоящих выборов, когда кандидаты в депутаты заваливают избирателей "обещалками". Порядочные люди в таких шоу заведомо не участвуют, поэтому не удивительно, что в представительских органах власти концентрируется всякая шушера.
Что касается представительства разных слоев населения, то при Екатерине II была система (она изложена в "Жалованной грамоте городам"), при которой каждое место в Думе закреплялось за представителем дворянства, купечества, мещанства, "имянитых граждан" (в том числе ученых) и проч.
Сословная система не пропорциональная. Она делает всякие штуки вроде за одного небитого двух битых дают, 10 крестьян = 2 купца = 1 дворянин.

Жеребьевка имеет свои преимущества, особенно, когда решаются местные дела.
Она справедливей, чем существующая система с обещаниями, мелким подкупом избирателей - и неисполнением обещаний.
Согласен, жеребьевка справедливее, проще и дешевле. Именно поэтому в России эта идея никогда не будет реализована. Довод противников один: "Народ еще не дорос!" Так они говорят, когда заходит речь о выборности судей и шерифов, о праве граждан на ношение огнестрельного оружия.
Думаю, что самое время такую систему опробовать.
Взять по району в каждой из, скажем, 10 областей из разных регионов, и опробовать, как она будет работать.
Законодатели разведут руками: "Для этого нужно вносить изменения в кучу законодательных и нормативных актов, а на это нет ни времени, ни желания". В России с ее тотальной централизацией провести этот эксперимент невозможно. Я был приятно удивлен, когда узнал, что экспериментирует Китай. Выходит, там местные органы управления имеют большую свободу действий, чем у нас.
Пока нет. Всего один небольшой район Но если так будет продолжаться, учиться у них и у древних греков будут все.
Чем-то напоминает сайт для получения ответов из фильма "Шоссе 60".
Там был механизм случайного выбора - получение ответа "да/нет". Идеи похожи - переложить выбор на механизм, который работает "сам".
Понятно.
Интересно, что греки так свободно создали механизм, построенный на вероятностях.
Я, честно говоря, не очень понял, как этот механизм работает. А ссылка с описанием на русском не открылась.
Да все просто: заполнили табличку полосками с именами судей - по простым правилам, каждая фила свой столбец, но случайным образом. И стали последовательно выпускать из трубки с воронкой шарики. Так, белый - берем ряд, черный - нет, снова черный - нет, белый - берем.

Надо, чтобы такая система использовалась при выборе страны, подавшей заявку на проведение чемпионата мира по футболу. Англичане поддержат.
Поздно, батюшка, фарш пошел.
Лотерея рождения. Каковы шансы родиться  в той или иной стране.

 
Re: Поздно, батюшка, фарш пошел.
Не торопитесь бросать чепчики в воздух. Я надеюсь, вы не считаете, что члены исполкома ФИФА почти единодушно проголосовали за Россию исключительно из-за любви к нашей стране? Британские журналисты взялись за дело и девять к одному, что ЧМ-18 в России по формальным причинам (вскоре точно так же бортанут Украину с ЧЕ-12) не состоится.
По поводу новой инициативы. Скажите, каковы шансы, имея русского папу и русскую маму, родиться мулатом в великой (Пеле, Гарринча, Рональдиньо и др.) Бразилии и не бегать в юности на лыжах по снегу, а играть в футбол на пляжах Копакабаны?:)
Sortition - Equality by Lot
Hi,

I am a member of a small group of people who are interested in promoting the practice of sortition in modern society. We have a blog at equalitybylot.wordpress.com (equalitybylot.wordpress.com) - please drop by and join the conversation.

Best,
Yoram Gat