aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Необычные церкви: пещерная церковь Св. Петра в Антиохии.


"Разумеется, Иерусалим всегда останется религиозной столицей мира. Но истинное начало церкви язычников, исходный пункт всех христианских миссий, было, несомненно, в Антиохии. Именно здесь впервые основалась христианская церковь, свободная от связи с иудаизмом, здесь началась великая проповедь апостольской эпохи, здесь окончательно сформировалась личность св. Павла. Антиохию можно назвать вторым этапом развития христианства. В смысле чистоты христианской идеи с ней нельзя сравнить ни Рим, ни Александрию, ни Константинополь. (Э Ренан "Апостолы")

Церковь св. Петра в Антиохии под горой Ставрин,  "Крестовой".



 Вход в церковь св. Петра в Антиохии (ныне турками называемом Антакией) был построен во времена крестоносцев и реставрирован капуцинами в 19 веке, когда и он уже был в развалинах. Ранние пещерные церкви, места скрытного сбора последователей Христа ,  в таких фасадах не нуждались, и запоздавшее на 1000 лет по сравнению с первым планом решение  наверняка  вступает в конфликт с начальным замыслом. И даже если церковь не вызывала поначалу активных гонений, то населявшие эти места греки больше вложили б в него своего, им присущего.  

Церковь св. Петра  заслуживает особого внимания уже потому, что она первая христианская церковь в мире и не просто  посвящена св. Петру, а создана им.
Апостол Петр пребывал в Антиохе с 47 по 54 гг. н.э. и будто бы принял участие в создании этой церкви, и был первым священником. Так что церковь св. Петра в Антиохе мать всех христианских церквей и основной архетип, который наследовала только часть церковной  архитектуры.

Может, стоить напомнить, что Антиох того времени был третьим городом мира и напоминал куда более поздние времена, благодаря своей интенсивной жизни. Вот как  писал Э. Ренан о нем в своей книге "Апостолы":
"Антиохия, «столица Востока», третий город всего мира, была центром христианства Северной Сирии. В этом городе насчитывалось свыше 500 тысяч жителей, другими словами, он почти равнялся Парижу до его недавнего разрастания. В нем же была и резиденция римского наместника Сирии. Процветанием своим она была обязана главным образом Селевкидам, но сумела извлечь выгоды и из владычества римлян. Вообще, Селевкиды далеко опередили римлян в искусстве украшать города. Во всем, что составляло в те времена принадлежность всякого большого города Сирии, в храмах, водоемах, банях, базиликах, в Антиохии не было недостатка. Улицы, украшенные рядами колонн, со статуями на перекрестках, были расположены симметричнее и правильнее, чем где бы то ни было. «Корсо», окаймленное четырьмя рядами колонн, которые образовывали две крытые галереи с широким проходом между ними, пересекало весь город и тянулось на 30 стадий (несколько больше лье)]. Но в Антиохии были не только величественные общественные сооружения; в ней были, — что редко можно было найти в городах Сирии — идеальные произведения греческого искусства, замечательные статуи, изящные памятники классического мира, которым в ту эпоху уже не умели подражать. Антиохия была, с самого момента ее основания, типичным греческим городом. Македоняне, пришедшие с Антигоном и Селевком, принесли в долину нижнего Оронта самые живые свои воспоминания, свой культ, свои имена городов. Антиохия сделалась второй родиной греческой мифологии, в связи с которой многие места страны стали называться «святыми местами»...

Но легкомыслие сирийцев, шарлатанство вавилонян, вообще все азиатское лицемерие соединялись на этой границе двух миров и сделали Антиохию рассадником лжи, вертепом всяких мерзостей.
В самом деле, помимо греческого населения, которое ни в одной стране Востока не было так густо (за исключением разве Александрии) в Антиохии всегда было много сирийских туземцев, говоривших на родном языке. Туземцы эти составляли низший класс, живший в городских предместьях и в многолюдных деревнях: Харандама, Гизира, Гандигура, Апате (названия, по большей части сирийские). Браки между сирийцами и греками были обычным явлением; кроме того, по закону Селевка, любой иностранец, поселившийся в городе, становился его гражданином. Поэтому Антиохия, просуществовав три столетия, оказалась единственной в своем роде страной по смешению рас. Нравственность стояла поразительно низко. Подобным рассадникам нравственного разложения свойственно приводить к одному уровню всех своих обитателей. Гнусные нравы многих левантинских городов, где господствовали интриги, где были распространены самые грубые мысли, едва ли могут дать нам понятие о той степени растления, в котором пребывало население Антиохии. Это было дикое скопище шутов, шарлатанов, мимов, магов, чудотворцев, колдунов, обманщиков-жрецов, город скачек, гонок, танцев, процессий, торжеств, вакханалий, безумной роскоши, всех сумасбродств Востока, самых вредных суеверий, фанатических оргий. То дерзкие, то раболепные, то трусливые, то наглые антиохийцы служили живым образцом той черни, преданной цезаризму, которая не знает ни роду, ни племени, ни честного имени, которое стоило бы беречь. Большое «Корсо», пересекавшее весь город, в течение всего дня было наводнено толпой, праздной, легкомысленной, непостоянной, склонной к мятежам, которая была не прочь посмеяться, попеть, послушать пародию, шутку и сотворить любую гадость. Литература в городе процветала, но исключительно риторическая. Зрелища были по меньшей мере странные. Были, например, игры, в которых принимали участие группы совершенно обнаженных девушек, с одной лишь повязкой вокруг бедер. Во время знаменитого праздника Майумы куртизанки при всей публике плавали в бассейнах, наполненных прозрачной водой. Это был какой-то чувственный экстаз, какой-то сон Сарданапала, где перемешивались все способы удовлетворения сладострастия, все формы разврата, не лишенные, однако, некоторой утонченности
".

Ну, Ренан, конечно, дает картину, сильно похожую на нашу современность - мультикультурное общество без устоев и запретов. Но и ханжествует он по этому поводу в стиле 19 века, то есть изрядно. Вряд ли близко  знакомый ему Париж был лучше.

Но снова обратимся к Ренану, который говорит о церкви Св. Петра в числе нескольких иных. "Языческих памятников в этой части города было меньше, чем в остальных. Там еще можно видеть развалины древних храмов, посвященных св. Петру, св. Павлу и св. Иоанну. По всей вероятности, это был тот квартал, где христианство долго еще держалось, после завоевания страны мусульманами, тот самый, которому дали название «квартала святых», в отличие от других, мирских, частей города. Ближайшие скалы, как пчелиные соты, изрыты пещерами, которые, по-видимому, служили убежищем для анахоретов. Когда бродишь по этим утесам, откуда в IV веке праведные столпники, в одно и то же время ученики и Индии, и Галилеи, и Иисуса, и Сакья-Муни, с презрением смотрели на развратный город с высоты своих столпов или из глубины поросших цветами пещер, невольно является мысль, что квартал, где жили когда-то Петр и Павел, должен быть недалеко. Антиохийская церковь относится к числу тех, историю которых легко восстановить, ибо она заключает в себе сравнительно мало басен. Христианские предания, сохранившиеся в городе, где христианство долго и прочно держалось, должны иметь ценность".

Итак, во времена Ренана и церковь Петра стояла в развалинах, и басни, в самом деле, чуть не единственная пища для искателей прошлого. И еще геометрия пещеры церкви св. Петра.

 
Внутри церкви: размеры ее 13 м в глубину, 9,5 метров в ширину и 7 метров в высоту. Понятно, что церковь была ободрана  мусульманскими наследниками Антиохии до камней - нет никакой утвари, от мозаики на полу остались лишь какие-то фрагменты, на стенах лишь следы фресок. Но все же глянем, а что есть в ней действительно базового, первоначального?



Алтарь, понятно, совсем новый, а мраморная статуя Петра поставлена в 1932 году. Стена и ниши в ней - явно куда старше. По стене стекала вода, ее могли использовать при крещении. Потом, после одного время землетрясения, вода исчезла.


Вход в церковь.



В левой части помещения был туннель, по которому церковь можно было покинуть скрытно.  


В тоннеле.
 
И еще о церкви св. Петра сообщают, что вокруг алтаря и на территории рядом находились погребения.

История скудная, большая  часть прошлого, кажется, исчезла начисто. Перестраивали, расширяли, улучшали, ремонтировали. Но все же основа пещеры с водой, туннелем и тайной остается  - и церкви вокруг Антиоха несут отпечатки все той же идеи, и вообще длительный период времени .

Несколько церквей - может, и более поздних, но в русле "антиохийского проекта":



Древний монастырь, превращенный в кладбище в той же древности - не так ли выглядел когда то и храм св.Петра?


Подземная часовня св. Феклы (св. 2 века) в Селевкии (Seleucia ad Calycadnum) 


Церковь в Демре (Мира)



Церковь в Зеугме - http://posmotrel.net/turkiye2005/antep.html#tunnel 

Конечно, в сравнение можно пустить большее число церквей. Однако и так более или менее ясно. что с первой церковью, которую символически изображает церковь св. Петра связана традиция несколько иная, чем та, к которой мы привыкли, несущая отпечаток того места, где она повилась.

 

Tags: Великая Древняя Греция, Технологическая цивилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments