aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Катакомбы св. Павла и подземная больница ордена св. Иоанна, как прообразы Московского метро.

 Архитектурные идеи не умирают. Они могут использоваться многократно, сплошь и рядом для совершенно иных целей, нежели те, что  были первоначальными.
Но исходная идея однако не исчезает, но она  как бы стушевывается, уходит на задний план, становится идеей утаенной.
Интересней становится, когда такая архитектурная идея используется снова и снова и обрастает скрытыми смыслами, которые уже мало кто понимает и способен истолковать. Особенно, когда не обращает на определенные эволюционные линии смыслов в нашей цивилизации.

На Мальте в Ла-Валетте существует замечательное сооружение, которое было создано для больницы ордена  с. Иоанна еще в 17 веке.



Infirmary of the Knights Hospitlar, Valletta.  Photographer John Borg

Стоит показать фото этого сооружения, поврежденного бомбежками Второй мировой войны, потом еще и пожаром, и восстановленного ныне чтобы служить частью Средиземноморского конференц-центра, какому-нибудь москвичу, чтобы тот сказал - "Да это же типичная станция Московского метро!" Ну да, и ниши будто ведут к путям, и лестница - переход, и конец зала должен бы кончаться эскалатором.  Но если несколько изменить ракурс, то мы увидим, что ниши - это всего лишь ниши, не проходы,  перекрытия  "станции метро" - готические с характерными арками, изобретенными первоначально в Византии, и интересные люстры копируют люстры со свечками.


Факт тот, что подземный зал больницы был когда-то самым длинным подземным залом в Европе (151 метр длиной), и создан был не просто так.  Больница вмещала тогда 900 человек, и этот подземный зал был ее важным помещением, дополнявшим надземную

Зачем больнице помещаться под землей? Можно встретить мнение, что подземная часть нужна была для более бедных пациентов. Но строить для бедняков специальный зал, который по своим затратам на строительство превышал стоимость надземного сооружения,  не странно ли это?
Более понятно иное мнение, что тут лечили эпидемических пациентов и некоторые иные виды болезней. Со времен Гиппократа в этом подземном лечении видели, вероятно, некоторый смысл - больных меньше мучает жара летом, холод зимой.
Есть в этом и еще определенная сакральная символика: подземные сооружения, катакомбы, долгое время понимались христианами, как часть их Веры.
И в этом смысле  строители инфирмария (госпиталя) ордена св. Иоанна имели перед лицом еще один памятник, причем находящийся рядом  - катакомбы св. Павла в Рабате на той же Мальте.


Катакомбы, как прообраз мира иного, понятны - очень большой разрыв с миром, существования вне него.


Не странно ли увидеть в катакомбах станцию метро? Может, и странно, но только поначалу.

Итак, если видеть в строительство подземного госпиталя символику приобщения к св. Павлу и раннему христианству, то можно понять и логику его инновации - подземный зал не строился, как нора в земле, но как своеобразный подземный храм, как часть развития архитектурной традиции христианства. Такой храм и под землей не смотрится тесным или ограниченным своим пространством.

Техническая и архитектурная традиция подземного строительства заинтересовала  в свое время строителей Московского метро.
Правда, там станции создавались разными архитектурными коллективами, но среди станций первой и второй очереди появилось немало таких, чье родство с арочным подземным залом инфирмария на Мальте вполне угадываемо.
И именно эта идея победила - прямоугольные ниши станций типа "Парк Культуры", "Комсомольская" радиальная  или  "Сокольники" кажутся теперь полным анахронизмом. Ведущим типом стали станции вроде "Охотного ряда" (станции экспериментальной, несколько тесноватой), "Белорусской" и станции-лидера - "Маяковской"

Станция метро "Охотный ряд"
Станция метро "Белорусская".



Парадоксальное раскрытие  тайного смысла традиции - станция метро "Маяковская" во время войны притянула свое госпитальерское скрытое содержание, став убежищем.

Между прочим, хотел бы обратить внимание, что в госпитале Св. Иоанна существовало также помещение для психически больных,  на уровень ниже подземного зала. Что соответствует примерно  разговорам о тайном метро или "Луне" пелевинской байки "Омон Ра".

Еще один смысл метро, как символа катакомб, как их воспроизведения на более высоком техническом уровне, в ходу куда менее. А между тем и он не лишен смысла. Когда я слышу крики о разрушении того мира, которым был для москвичей мир подземки, о потере ими, москвичами, к своему метро привыкшему и его знавшему, смысла во все растущем числе линий и станций, которые знать уже нельзя, невозможно, то это крики почти религиозные, настаивающие на консервативной сути Веры и построенного на ней мира. 
 
Tags: Кидалово на Коровах, Меметика, Символика, Технологическая цивилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments