aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Несколько хороших древнегреческих притч.

Притчи задают некие правила поведения и мышления, иногда  неочевидные.  Некоторые можно воспринять, как образец, а некоторые - хотя бы иметь в виду. Вот образцы притч из Древней Греции.

О дружбе.

 
"В Сиракузах жили два друга — Дамон и Финтий. Дамона арестовали за долги и приговорили к смерти.
— Позволь мне отлучиться до вечера, чтобы устроить свои домашние дела, — попросил Дамон правителя города Дионисия, — а вместо меня останется Финтий.
Дионисий рассмеялся над такой наивной уловкой, но согласился.
Дамон ушел. Подошел вечер, и, поскольку Дамона не было, Финтия повели на казнь. Но тут, продравшись сквозь толпу, подоспел Дамон:
— Я здесь, прости, что замешкался.
Дионисий, увидев это, воскликнул:
— Ты прощен! И прошу, позволь стать твоим другом!"

Три сита Сократа.

Один человек спросил у Сократа:
— Знаешь, что мне сказал о тебе твой друг?
— Подожди, — остановил его Сократ, — просей сначала то, что собираешься сказать, через три сита.
— Три сита?
— Прежде чем что-нибудь говорить, нужно это трижды просеять. Сначала через сито правды. Ты уверен, что это правда?
— Нет, я просто слышал это.
— Значит, ты не знаешь, это правда или нет. Тогда просеем через второе сито — сито доброты. Ты хочешь сказать о моем друге что-то хорошее?
— Нет, напротив.
— Значит, — продолжал Сократ, — ты собираешься сказать о нем что-то плохое, но даже не уверен в том, что это правда. Попробуем третье сито — сито пользы. Так ли уж необходимо мне услышать то, что ты хочешь рассказать?
— Нет, в этом нет необходимости.
— Итак, — заключил Сократ, — в том, что ты хочешь сказать, нет ни правды, ни доброты, ни пользы. Зачем тогда говорить?

О негодяях (Эзоп).

У бедняка была деревянная статуя бога. «Сделай меня богатым», — молился он ей, но молитвы его оставались напрасны, и он сделался еще беднее. Зло взяло его. Схватил он божка за ногу и ударил об стенку головой. Вдребезги разлетелась фигурка и из нее высыпалась горсть червонцев. Собрал их счастливец и говорит: «Низок же и глуп ты, по моему мнению: почитал я тебя — ты не помог мне, хлопнул об угол — послал великое счастье».
Кто обращается с негодяем ласково — остается в убытке, кто поступает с ним грубо — в барыше.

Чужие. (Эзоп).


Курица, не имевшая цыплят, нашла змеиные яйца, стала их насиживать. Из них  вылупились змееныши, которых курица стала оберегать и кормить. Смотрела на это ласточка и говорит: "Вот ты, молодка, стараешься о них, и не думаешь, что они вырастут и задушат тебя. Как не старайся, это ведь чужие проныры, а не свои дети.


Про "понаехавшего". (По М. Гаспарову)

Анахарсис, восьмой при семи мудрецах, был скиф...Этот Анахарсис, говорят, ездил в Грецию, был учеником Солона и своею мудростью вызывал всеобщее удивление. Он явился к дому Солона и велел рабу сказать хозяину, что скиф Анахарсис хочет видеть Солона и стать ему другом. Солон ответил: «Друзей обычно заводят у себя на родине». Анахарсис сказал: «Ты как раз у себя на родине — так почему бы тебе не завести друга». Солону это понравилось, и они стали друзьями.
Грекам казалось смешно, что скиф занимается греческой мудростью. Какой-то афинянин попрекал его варварской родиной; Анахарсис ответил: «Мне позор моя родина, а ты позор твоей родине». Смеялись, что он нечисто говорит по-гречески; он ответил: «А греки нечисто говорят по-скифски». Смеялись, что он, варвар, вздумал учить мудрости греков; он сказал: «Привозным скифским хлебом вы довольны; чем же хуже скифская мудрость?» Смеялись: «У вас нет даже домов, одни кибитки; как же можешь ты судить о порядке в доме, а тем более — в государстве?» Анахарсис отвечал: «Разве дом — это стены? Дом — это люди; а где они живут лучше, можно и поспорить».

Мудрость от понаехавшего (о нас, фактически).

О вине Анахарсис говорил: «Первые три чаши на пиру — это чаша наслаждения, чаша опьянения и чаша омерзения». А на вопрос, как не стать пьяницей, он сказал: «Почаще смотреть на пьяниц».
Его спросили, что ему показалось в Греции самым удивительным. «Многое, — ответил он. — То, что греки осуждают драки, а сами рукоплещут борцам на состязаниях; осуждают обман, а сами устраивают рынки нарочно, чтобы обманывать друг друга; и что в народных собраниях у них вносят предложения люди умные, а обсуждают и утверждают люди глупые».
И когда Солон гордился своими законами, Анахарсис говорил: «А по-моему, всякий закон похож на паутину: слабый в нем запутается, а сильный его прорвёт; или на канат поперёк дороги: маленький под него пролезет, а большой его перешагнет».

Цена внимания толпы.

Однажды Диоген на городской площади начал читать философскую лекцию. Его никто не слушал. Тогда Диоген заверещал по-птичьи, и вокруг собралась сотня зевак.
- Вот, афиняне, цена вашего ума, - сказал им Диоген. - Когда я произносил для вас умные речи, никто не обращал на меня внимания, а когда защебетал, как неразумная птица, вы слушаете меня, разинув рты.

Сила слова

Подчинив Грецию, Александр Македонский потребовал от афинян, чтобы ему выдали оратора Демосфена, который в своих речах обличал македонского царя. Демосфен в ответ на это рассказал афинянам басню Эзопа о волке, овцах и собаке. Волк уговорил овец выдать ему охранявшую их собаку. Овцы согласились, а когда они остались без охраны, волк передушил и всех овец. Тогда афиняне послали к Александру старого полководца Фокиона, прославившегося в войне с персами.
- Александр, ведь ты стремишься к славе? - спросил Фокион. - Если это так, то подари Афинам мир и отправляйся в Азию. Ты добьешься воинской славы, побеждая не соплеменников-эллинов, а варваров. А среди соплеменников прославишься добротой. Александр согласился с этим простым советом и перестал требовать выдачи Демосфена.
Tags: Великая Древняя Греция, Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments