aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Москва и Кидалово: один город, разные судьбы.


 
"Оккупировали!"

Мне все еще интересно, что сделало из Москвы почти окончательно и бесповоротно -  Кидалово.
И как складывается сожительство и конкуренция этих двух по сути разных городов (географически это одно, психологически еще нет) внутри одного Большого Кидалова.  Кто выживет, а кто вымрет? Пока ясно, что Кидалово побеждает на всех фронтах.

 Только что встретил мнение Елены Батуриной об изменениях, которые она сегодня видит в Москве: "чувствую себя (тут) некомфортно. Знаете, такое ощущение, что город оккупирован – по психологии, по энергетике в городе". Ну, кто оккупировал, оно ясно - "федералы": «федеральные чиновники завидовали Лужкову, потому что он мог открыто позволять себе излишества благодаря богатой жене»

Некоторое время назад Батуриной было тут заметно легче: "... нам комфортно на московском рынке из-за того, что мы стараемся хорошо строить. Это отмечают все участники рынка. Все, что связано с "Интеко", — всегда высокое качество. Поэтому объяснимы наши цены — чуть выше цен наших конкурентов. Скажем так, превышение нашей цены над ценой конкурента соответствует тому лучшему качеству, которое мы предлагаем. Это наша гордость. Такой вот фирменный знак. Мы считаем, что нам не должно быть стыдно за то, что построили".

Воообще все московские проблемы хорошо именно так изучать, с двух точек зрения, "ДО" и "ПОТОМ".
Возьмем простой пример, жилье и гостиницы в Москве.

 
 Батурину тогда же, когда ей было еще комфортно в Москве, спрашивали: 
— Что касается гостиниц, то ситуация и в Москве аховая. Цены просто запредельные.
— Надо строить больше гостиниц.
— Почему они не строятся? Туристов ведь хватает.
— Если рассматривать с точки зрения бизнеса, то жилье и гостиницы — это совершенно разные бизнесы. Инвестиционный цикл жилья — это быстрые деньги. Недаром, сначала насытив рынок жильем и заработав эти деньги, практически все строительные компании начинают вкладывать в строительство гостиниц. Это бизнес, который не приносит большой прибыли, но дает хорошую капитализацию".

Очень мило: быстрое бабло надо всем срубить, ждите, пока оно не кончится. Но с Москвой дело вообще особо сложное: она растет, как раковая опухоль, тут быстрые деньги  не кончаются никогда, и посему насыщения рынка тут пока  так и не произошло. Сама Батурина о своих планах из того "ДО": — "Мы хотим до 2011 года сформировать пул коммерческой недвижимости порядка 1 млн. кв. м. И выйти на объемы строительства около 600 000 кв. м жилья, из которых половина будет строиться в Москве.

Батурину еще спрашивали:

— Как вы прокомментируете стагнацию на рынке жилья в Москве?

— Я не считаю, что это стагнация в связи с насыщением рынка. На рынке заработали другие механизмы. Это IPO крупных компаний: допэмиссия Сбербанка, "Роснефти", ВТБ. Все это отвлекло ресурсы с рынка жилья. Почему растет цена на жилье в Москве? В основном из-за того, что его покупают не москвичи, а приезжие - это инвестиционное жилье, вложение денег. Таких квартир порядка 60%.

Между прочим, отличное объяснение: появились быстрые деньги - все кинулись их рубить и оставили рынок жилья. Кончились - давай назад к жилью, которое на 60% рассчитано на приезжих.

"ДО", а именно 9.6.2010,  к Лужкову обращался Николай Левичев из "Справедливой России" с  обобщением, чем становится Москва в результате подобной "экономической" политики: "Город за время Вашего правления подвергся чудовищным процедурам, которые под видом так называемой градостроительной политики методично производили необратимые для лица Москвы пластические операции. В итоге столица, вместо образа благородной, умудренной почтенным возрастом и завораживающей изысканными манерами дамы производит впечатление сверкающей вульгарным украшательством насиликоненной дивы. Из Москвы вытравлен дух исконно русского города, стерт ее неповторимый профиль, утрачен ее уникальный язык. В Москве больше нет места маме с детской коляской, пенсионеру с шахматной доской на бульваре, семье на парковом газоне. Москва стала местом для бесправных роботов, прожигающих свою жизнь в дорожных пробках. Москва стала местом для двуногих существ, запрограммированных на бесперебойный шопинг в бескрайних стеклобетонных пунктах торговли. В обустройство этой антиутопии в границах столицы вливались огромные финансовые потоки, мощь которых смывала на своем пути любой признак старины, любой древний камень. Огнем рейдерских пожаров выжигалась история, воплощенная в стенах архитектурных памятников.
Все это происходило вопреки воле жителей столицы, вопреки протестам, просьбам, обращениям. И часто вопреки Закону. Категорические установки закона "Об объектах культурного наследия" переводились в плоскость противоречивых дискуссий, в ходе которых понятие исторической ценности обрастало двусмысленными оговорками и неоднозначностью"
.

Последнее - это, кажется,  о мнении Батуриной, которой  не понравилась Венеция: "Несмотря на то что историческая застройка должна быть сохранена, если ничего не делать, то город превратится в мертвый. И примеры тому мы знаем. Та же Венеция, которой все восхищаются, выглядит ужасающе...Может получиться как в Венеции — городе, который застыл в своем развитии. Я, честно говоря, с ужасом гляжу на Венецию, на эти жуткие облупившиеся дома - страшное зрелище на самом деле. С одной стороны, очень романтично ездить на гондоле среди этих домов, но с другой — я, как строитель, как гляну на углы... город-памятник, наверное, это не самое хорошее решение для города, который активно развивается".


Ну, и  вернемся, к нашим баранам, оккупантам,  пардон, застройщикам. Пару слов про так называемое социальное жилье, то есть нечто для неимущих и малоимущих.
Батурина: "...я считаю, что сейчас не время строить в Москве социальное жилье. Для подобных проектов нужны территории городов-спутников: это дешевле, городская земля очень дорогая. Есть смысл заработать в центре города на земле и эти деньги направить на исполнение социальной функции на окраине.

Но даже  и это жилье на окраине -особенное

"Абсолютно разные варианты распределения подобного жилья: для совсем малоимущих — социальный наем, далее — ипотека, затем — субсидирование первоначального взноса, когда на гражданине лежит обязанность выплачивать все. Достаточно активно обсуждается тема наших бывших советских жилищно-строительных кооперативов: когда граждане собираются в кооперативы, им дается кредит на строительство социального дома, и далее через ипотечные механизмы этот кредит на строительство гасится банку".

Насчет первого варианта: "Жилье попадает к ним в собственность, но продать они его не могут в течение определенного времени. Налоги, которые взимаются с продажи данной квартиры, делают неэффективной эту сделку в качестве просто спекулятивной продажи. С моей точки зрения, очень разумная система, поскольку жилье строится для определенных категорий граждан и это не давит на коммерческий рынок".

Короче, такие вот правила игры предлагались для москвичей. Центр - под инвестиции, под 60% с деньгами, остальные, которые вне рынка - потом-потом, на окраинах и в городах-спутниках получат жилье   в долг и будут платить. Не думаю, что и сегодня что-то изменилось. Механизмы то все те же: дурной рост Москвы на нефтяных и газовых деньгах, что делает ее привлекательной для "гостей", и - быстрые деньги, которые руководят ее "развитием".
А как Вам, Елена Николаевна, насчет ощущений жителей от оккупантов, которые наш любимый город-памятник оккупировали и стали "активно развивать" его? Вы подозревали, что такие эмоции тоже существовали?
Tags: Вокруг театр, Кидалово на Коровах, Общество, Современная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments