aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

"Скифские серьги" - или имитация истории от Грубаса.

Не без интереса более или менее регулярно читаю истории Грубаса.
Его изображение нашего времени и любовь к хэппи-эндам мне симпатичны. Хотя, конечно, сходство некоторых баек между собой, их схематичность заставляют иногда  улыбнуться.
Типична, к примеру, для Грубаса ситуация, которая кажется неразрешимой, но на самом деле содержит уже в себе элемент решения, он вдруг находится - и наступает хэппи-энд. 

Короче, такие случаи напрашиваются на пародию. 
Или, по крайней мере, на имитацию.

Ну, что-то типа такой, в духе его львовской темы и историй от старого КГБшника Юрия Тарасовича. 
Пробую.

"Моя одноклассница Вера была очень красивой девочкой, и притом умной, побеждала на олимпиадах по математике и физике. Оба ее родителя были университетские преподаватели, русские, которые попали во Львов в свое время по распределению, и ей светил Львовский универ. Однако  в  нашем городе,   хоть красивом и гордом, но провинциальном, Вере  учиться не хотелось.
Потому после   школы она решилась уехать в Москву, причем выбрала серьезное МВТУ. И вот там познакомилась с одним хорошим парнем, родом из донских казаков, которого полюбила. Я был на их свадьбе, мы гуляли в "Космосе".  Парень, кстати, подарил ей на свадьбу невероятной красы золотые серьги, которые ему, единственному сыну в семье, оставила бабка, именно в качестве подарка будущей невесте. Таких серег точно ни у кого не было - два конька, сделанные в скифском стиле.

Уже на пороге была перестройка, и, когда настали времена всеобщего купи-продай, муж Веры оставил  свой НИИ и занялся торговлей спиртным, одним из первых начал гонять в Москву фуры с водкой "Смирнофф", хорошо зарабатывать, и снова одним из первых был убит какими-то братками, которые начали прибирать этот бизнес себе. Причем, и деньги почти все при том пропали.

Вере осталась небольшая двухкомнатная квартирка в Москве, за ВДНХ. Год она погоревала и вышла замуж за еще одного однокурсника, и вдобавок к дочке от первого мужа у них появилось еще и сын, жили они небогато, но счастливо, пока  и тут не случилась очень неприятное событие. Муж ее, специалист по АЭС, на свое несчастье ездил на  ликвидацию аварии в Чернобыль, и внезапно заболел, очень серьезно, и на операцию потребовались, как сейчас говорят, нереальные  деньги, больше 100 тысяч баксов. Ни у Веры, ни у родственников ее мужа таких средств не было. Собирали они деньги, конечно, всем миром, но собрали всего 10 тысяч.

И тут Вера вспомнила про свои серьги. Причем, догадываясь, что ее могут и обмануть, понесла их показывать не ювелиру, а археологу, специалисту из Пушкинского музе. Тот пришел в восторг, и сказал, что серьги эти не просто выглядят, как скифские, а настоящая древность, которую, наверное, когда-то выкопали из кургана, и стоить должны очень дорого, такие, мол, на аукционах "Кристи" продаются за сотни тысяч. Но музей их не купит, денег нет. Специалист,  энтузиаст еще советских времен, стал умолять, чтобы она отдала их в музейную коллекцию.

Вера, конечно,   не согласилась, мужа надо было спасать.
Но оказалась в странной ситуации. На руках у нее было явное сокровище, хотя и очень непростое. Продать серьги в Москве было можно, но опасно, она это понимала. И нужную сумму ей скорей всего получить бы не удалось, в 90-ые убивали и за  куда меньшие деньги. Поехать с серьгами за границу - было можно, но если бы таможенники обнаружили бы контрабанду, ей светила бы не только конфискация, но и срок. Да и там - что делать, к кому обращаться?
И она стала спрашивать совета у некоторых знакомых, и обратилась ко мне. Я сразу подумал о Юрии Тарасовиче, и поехал с Верой к нему на дачу.
Тот сказал, что ему очень не нравится ситуация, но, кое что присоветьвать он может. Во-первых, чтобы не сесть, надо хотя бы иметь документ, что серьги принадлежат Вере официально, и что они не украдены, а хранились долгое время в семье ее умершего мужа. Такая же бумага ей понадобится и за границей. А во-вторых, почему бы ей не обратиться именно к фирме "Кристи".  И больше он о серьгах слышать ничего не хочет и вообще ничего о них с этого момента не знает.

Вера отправилась к родителям бывшего мужа с подготовленным документом и фото серег. Те подписали документ у нотариуса. И потом Вера с немалым трудом получила английскую визу, купила билет в Лондон. Когда пришел день отлета она, трясясь от страха, отправилась в Шереметьево. Перед таможенниками Вера, однако, как-то собралась, и спокойно прошла на посадку. В Англии Вере удалось все, причем документ владения оказался самым важным,  Юрий Тарасович знал, что говорил,  хотя серьгам потом  пришлось пройти еще 2 экспертизы и надо было ждать аукциона. 
Скифские серьги на аукционе ушли за сумасшедшие деньги, больше 250 тыс. долларов. Операция мужа тоже  прошла успешно. Но, пока Вера ждала результата экспертиз и аукциона, ей удалось устроиться на стажировку в Лондоне, благо деньги нужны всегда. Дальше - больше, и мужу после операции тоже нашлась в работа в Англии, и теперь, когда я бываю в Лондоне, я захожу к счастливой семье в гости.
Юрий Тарасович, когда  рассказал ему эту историю, и подивился, откуда он знал все эти тонкости, улыбнулся и сказал: "А знаешь, была у меня еще одна история со скифским золотом...
"

Но ее я расскажу как-нибудь потом. 
Tags: Настроение, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments