aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Сексуальная революция в Древней Греции. Часть 3. Сравнения.

Сексуальные революции и контрреволюции в евпропейской истории. 

 

Смена отношения к наготе – важный момент  в  выделении сексуальных революций – и контрреволюций.

Афродита, Эрос и сатир, Афинский археологический музей.

 

В общем—то сексуальные революции в разные моменты истории обладают некоторыми базовыми чертами сходства и многочисленными различиями. Интересно знать, что важно, а что второстепенно для того, чтобы такая революция совершилась, а также как заканчиваются такие революции, верней, к чему они приходят. Но для этого надо сначала рассмотреть, что, собственно,  называется сексуальной революцией,  дополнить  список подобных явлений, а потом заняться сравнениями.

 

Особенные периоды  истории: смена  кодов  секса и отношения к нему.

 

В литературе о том, что мы называем сексуальной революцией в первую очередь, а именно о СР 20 века можно прочесть, что она  – это смена социальных кодов, касающихся половых отношений. Она характеризуется существенными преобразованиями сексуальных ценностей, ориентаций, норм, санкций и сексуальных отношений, раскрепощающими личность и общество, нивелирующими общественные моральные нормы о запрете секса вне брака, целомудрии, однополой любви и т.п. С  внешней стороны, в обществе становится допустимым публичное обнажение, свободная любовь, слабеет институт брака.  И еще часто говорится, что сексуальная революция возникла в западном обществе в результате  ослабление христианства.  Первыми признаками сексуальной революции в современном обществе предлагается считать теории Вильгельма Райха  в 30-ые годы  или появление журнала «Плейбой» в 1953 году

 Но под описанные понятия смены кодов попадает довольно длительный период и до того, что предлагается считать «первыми признаками». Вспомним хотя бы, в 1925 году в России возникло общество «Долой стыд» и ню стало темой некоторых фотографов, иногда очень талантливых и заметных. То и другое было, конечно, отзвуком западного влияния. Фотографы осваивали ню с момента  появления фотографии. А что касается нудизма, то в 1890-е годы в Германии была издана первая брошюра по его теории - "Культ наготы" Генрих Пудора, потом  книга  Генриха Ингевиттера "Нагота" (распродана тиражом в 90 тыс. экземпляров), им же основано  первое нудистское общество "Тифаль". Пришедшая вскоре Первая мировая война еще больше ослабила  запреты на обнажение.  Что стало с любовью, браком, семьей? Литература между двумя войнами зафиксировала большие перемены и в этом.

 

Но типична ли сексуальная революция  лишь нашего времени и стоит ли потому говорить лишь о современной ее версии?  Не только.  В истории – явно много похожих моментов и то, что происходило в 6-5 вв. в Древней Греции узнаваемо именно, как смена кодов в сексе и браке.  В истории существуют многочисленные подобные явления,  даже если ограничиться территориально лишь Европой и Средиземноморьем.

 

Мы ранее затронули аналогичные сдвиги в Египте 11 в. до н.э,  в Древней Греции в конце 6-5 вв. до н.э. Но это  далеко не все. Посмотрим,  когда еще происходила «смена кодов» в области отношений полов (табл. 1)



        Скажем, Древний Рим:  такое впечатление, что римляне 1 в. н.э. буквально тонули в похоти. И это, как мне кажется,  объяснимо сложившейся социальной структурой общества: для многочисленных воинов Империи  лупанарии (бордели) были, как дом родной. Продажная любовь пропитывала римское общество, как молоко бисквит. Взять хоть Помпеи: в момент гибели это маленький городок с 25 борделями. Можно ознакомиться, к примеру, с
очередной «Камасутрой» на спинтриях, жетонах борделей (рис. 15), или с их фресками (рис. 16). Вообще секс пропагандировался открыто и повсеместно  (рис. 17)

Об этой системе говорится, как о полигимнии, не путать с полигамией.  В богатом обществе многие его члены-мужчины (игра слов запланирована) могут позволить себе купить много женщин помимо брака. И они делают это, потому что   так в той или иной степени принято. В Древнем Риме все это не просто становится нормой, но распространяется вширь и вглубь и затрагивает всех и вся.

 

Рис. 15. Жетоны-спинтрии борделей-лупанариев обещают сексуально озабоченным  рмслянам большие эротические радости, включая и «группен-секс».

Рис. 16. Одна из фресок, украшавших помпейский бордель.

Рис. 17.  Римская масляная лампа 1 или 2 века изображает нечто вроде «секса на кухне».

 

С другой стороны, заметим, 1 век – это вершина технического развития Рима, что   очевидно на примере технических шедевров того времени – мостов, акведуков, туннелей для водоснабжения, осушения озер,  и даже  транспорта. Но технический переворот был подготовлен предшествующим периодом – адаптацией достижений греков вместе с самими греками-инженерами, а также медиками, учителями, скульпторами,  и т.п. Потому   уже и конец 1 века до н.э. можно считать началом колоссального технического переворота. Однако заимствуя чужую технику и некоторые чужие социальные коды, римляне перестали держаться некоторых  старых табу.

 Не потому ли это были и времена огромного разврата в обществе. Достаточно посмотреть на биографии Калигулы или Нерона. Калигула: «На Капри Калигула с удовольствием присутствовал на пытках и казнях, а по ночам бродил по кабакам и притонам, предаваясь всевозможному разврату. Он  … женился уже после того, как лишил девственности свою родную сестру Друзиллу, как познал сотни жриц любви, как предавался разврату с Эннией Невией…Супруга его умерла при родах,  … вдовец вполне мог наслаждаться изощренными ласками Эннии Невии, которая была женой Макрона, стоявшего во главе преторианских когорт. Да, они оба стоили друг друга, ведь Невия догадалась, прежде чем отдалась ему, потребовать расписку в том, что он возьмет ее в жены, когда достигнет высшей власти в Риме…


Рис. 18 Калигула и Друзилла: брат и сестра, муж и жена, садист и его жертва. Обратим внимание на Горгонейон на груди Калигулы: ставший привычным амулет-оберег, в 6-5 вв (времена греческой Сексуальной революции)
ставший из религиозно-мистического символа привычной бытовой вещью тут как бы возвращает себе древнее значение, несущий ее Калигула будто убивает людей своей ненасытностью.

 

Калигула достиг цели. «На пирах этот тиран, возомнивший себя божеством, выбирал каждый раз одну из жен и уводил ее в свои покои. Насладившись гостьей, он возвращал ее мужу, тут же в подробностях рассказав ему, как он занимался с ней любовью, чем она понравилась ему, а чем нет <… > Цезонию, не отличавшуюся ни красотой, ни молодостью и уже родившую от другого мужа трех дочерей, он любил жарче всего и дольше всего за ее сладострастие и расточительность: зачастую он выводил ее к войскам рядом с собою, верхом, с легким щитом, в плаще и шлеме, а друзьям даже показывал ее голой. <….> Одной из его любимых женщин была сестра Друзилла. Принято считать, что Гай соблазнил ее еще подростком. Потом он выдал ее замуж, а когда стал императором, отобрал ее у мужа и поместил в своем дворце, где Друзилла жила как его жена. И других сестер он соблазнил, но страсть к ним не была такой безудержной, как к Друзилле, и он часто просто отдавал их своим любимчикам на потеху, а в конце концов осудил их за разврат и сослал. Друзилла имела над его телом огромную власть.».   Ну, и так далее, ломая все ограничения – чем не сексуальная  революция? Ну, пусть сам Калигула был маньяк, шизофреник, как о нем пишут. Но все то время было полно подобными событиями и подобными людьми, и свихнулся Калигула на сексе и насилии.

 

При этом существенна и такая деталь, которая говорит о кризисе традиционной  религии: «Объявив себя богом, да еще и единственным, Калигула жил по принципу вседозволенностипо его приказу спешно отсекали головы у статуй Юпитера и заменили их головами его, Калигулы. Иногда он сам вставал в храме в позе статуи бога и принимал почести народа, предназначенные богу». Актера Апеллеса он  казнил за то, что тот замешкался  с ответом на вопрос, кто более велик – Юпитер или Калигула?

Вот и Нерон, известный тем, что сожительствовал  с собственной матерью, тоже провозгласил себя богом, приказал воздвигнуть храм в свою честь, где установил огромную золотую статую  самого себя.  И христианство начинает набирать силу именно вскоре после такого поругания богов,   в том же месте, Риме,  самом центре Римской империи.

 

То есть  кризис религии очень часто, если не всегда, сопутствует сексуальной революции. И расцвет экономики тоже важен.  Но не всегда два этих признака ее означают. К примеру, викинги. В конце 10-ого и начале 11 века они  начали переходить в христианство, отказываясь от старых богов. Экономика викингских формаций от Киевской Руси до Англии и Ирландии цвела, викинги торговали рабами.  Что касается  сексуальных привычек северных работорговцев, то есть ведь и описание Ибн-Фадлана «Он (Ибн-Фадлан) сказал:  к  порядкам  (обычаям)  царя  руссов (относится)  то,  что вместе с ним в его замке (дворце) находятся четыреста  мужей  из  (числа)  богатырей,  его  сподвижников,   и (находящиеся)  у него надежные люди из их (числа) умирают при его смерти и бывают убиты (сражаясь) за  него.  И  с  каждым  из  них девушка,  которая служит ему,  и моет ему голову,  и приготовляет ему то,  что он ест  и  пьет,  и  другая  девушка,  (которую)  он употребляет как наложницу.  И эти четыреста (мужей) сидят под его ложем  (престолом).  А  ложе   его   огромно   и   инкрустировано драгоценными  самоцветами.  И  с  ним  сидят  на  этом ложе сорок девушек для его постели.  Иногда он употребляет,  как  наложницу, одну из них в присутствии своих сподвижников, о которых мы (выше) упомянули».

Наверняка, пока предки викингов торчали на своем скудном Севере, у них не было таких нескромных и широких привычек – не было средств на это.  Но дело в том, что нет также никаких свидетельств, что нагота стала в те времена особенно интересной викингам и как-то отразилась в их искусстве.  И даже стиль одежд жен викингов, если судить по изображениям и археологическим памятникам,  никак не переменился после того, как их мужья стали богаты. В ход пошли лишь более богатые материалы.

Христианство, перед которым отступили скандинавские и иные языческие боги, далеко не сразу   запрещало привычные сексуальные практики. Верней, оно не было единодушным, должно было некоторое время консолидироваться. И, кстати, начинало с осуждения гностических ересей, которых как раз обвиняло в свободе нравов. И новообращенных постепенно учили новому подходу к сексу, как правило, более сдержанному и зарегулированному. То есть установление христианства с длительным пополнением его все новыми группами язычников  шло, скорее, через серии «сексуальных контрреволюций».

Но, парадоксально, что сексуальная свобода в средние века была многим большая, чем обычно представляется. Так,  и экономические успехи земледелия, а также  появление очень большого числа городов в  11-13 вв. вело к новой форме сексуальной свободы, очередной революции, и нагота вновь приветсвуется.  

Скажем,  я, когда писал о гигиене, то говорил о расцвете бань в Европе 11-12 вв. Что существенно, по многочисленным свидетельствам мужчины и женщины мылись вместе, и если в Париже существовала система охраны вещей моющихся, то  в Германии бюргеры в теплое время, чтобы их не обокрали, шли в баню голышом. Можно себе представить. У высших слоев бани были средством тесного общения (рис. 19)   

 

Рис. 19 Средневековая баня 12-14 вв,, которая позже стала клеймиться, как вертеп  разврата А Д. Дуби [1]  пишет, что аристократы устраивали приемы в банях, это давало возможность для близкого общения, а обязанностью женщин было мытье себя и мужчин, что служило прелюдией к сближению.

 

Есть еще изображения купаний в фонтанах-лавабо (рис. 20), но неясно, насколько такое было распространено.

Рис. 20. Женщина обнажена, мужчина чуть прикрыт  - при купании царит  свобода нравов.

 

И только в конце 14- начале15 вв. начинается ограничение совместных купаний, а потом и отказ от публичных бань (вклад в него внес демографический рост, Малый ледниковый период и снижение уровня жизни). И вот уже путешественников в Россию 16-17 вв. пугают или восхищают «варварские» совместные  бани, дающие огромную сексуальную свободу.

То есть  такое отступление от одной из важных возможностей - пример очередной сексуальной контрреволюции.

Добавим еще, что 13 век был веком борьбы церкви с катарами и альбигойцами, дававшими примеры моральной требовательности и чистоты, возврата к нравам первых христиан. И общество, в котором в очередной раз была довольно высокая степень сексуальной свободы, если не сказать разврата, победило и разогнало «добрых людей», которые были куда сдержанней, а вот в начале 14 века обвиняло уже тамплиеров в содомии и ином разврате. То  есть, надо понимать, что пик этой  сексуальной революции приходится на 12-13 вв., а ползучая контрреволюция является уже потом, в 14-15-ом. Полной победы «контрреволюционеров», однако, не было, ведь явилось уже и Возрождение!

  Возьмем, к примеру, отношение к наготе: с 16 века наблюдается очень большая свобода в этой области, даже и фаллос  Иисуса перестает быт в это время  табу.    Одновременно с этим начинают бороться с ведьмами – и снова в их изображениях виден сильнейший эротический элемент (рис. 21). И – начинается Реформация,  кризис церкви, развитие которого дает примеры новых перемен, в том числе и в сексуальной сфере, но несколько промежуточных сдвигов оставим в стороне.

 

 Рис. 21. Ведьмы на шабаше, гравюра Пармижианино 1530    Катания на огромном фаллосе.

 

Рассматривая  снова таблицу 1, отметим, что интересен последующий  период после каждой такой революции: на примере Египта, Греции и Рима он ассоциируется с продолжением развития, но и с последующим кризисом (для Греции и Рима спустя примерно 200 лет), для Европы, с ее установившимся более или менее постоянным техническим прогрессом, кризисы настают, преодолеваются и снова возникают, процесс этот перманентный. Я бы даже сказал, что содержание периодов «сексуальных контрреволюций» чем-то интересней, чем безмятежные времена революций.  В эти времена больше создается нового. Но - «они болят».

Итак, вывод прост: стоит изучать сексуальных революции в истории, потому что они определенным образом освещают и нашу своременоость.

 

 

  



[1] Duby, Georges, "Solitude: Eleventh to Thirteenth Century," in A History of Private Life: Volume 2: Revelations of the Medieval World. Georges Duby, ed. (Cambridge, Massachusetts: Belknap Press, 1988), p. 509-534.

 

Tags: Великая Древняя Греция, История Рима, Меметика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments