aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

"...у нас больше нет для русских вина на продажу".



Это Саакашвили сказал. Четко так сформулировал! Будто у него винзавод какой!

Эх.

Вспомнился стих Евтушенко, о грузинских винах:

"Мукузани" горчащая тяжесть
об истории Грузии скажет.

Ненавязчиво вас пожалевши,
сладость мягкую даст "Оджалеши".

Золотистость осеннего ветра
вам подарит прохладная "Тетра".

В понимании мира "Чхавери"
потайные откроет вам двери.

С ободком лиловатым по краю
"Ахашени" приблизит вас к раю.

В "Цинандали" кислинка хрустальна,
как слезы человеческой тайна.

В "Гурджаани" зеленая легкость,
словно далей грузинских далекость.

Земляничная свежесть рассвета-
молодой "Изабеллы" примета.

Изумрудно "Манави" искрится,
словно перстень грузинской царицы.

Бурдюком отдает еле-еле
и пастушьим костром - "Ркацители".

"Телиани" в себе воплотило
благородную кровь Автандила.

Лгать нельзя с этой самой поры,
если вы свой язык обернули
красным бархатом "Киндзмараули"
или алой парчой "Хванчкары"!

А свои размышленья про "чачу"
я уж лучше куда-нибудь спрячу.

Евгений Евтушенко

И как я в командировку ездил в Грузию, когда Горбачев стал бороться с пьянством - значит, это было в 1985 году. Практически ночью, где то около пяти утра  я перся по замерзшей грязи к остановке автобуса на Внуково. Мерзотно, холодно, тьма. Самолет, вылет, и вдруг под нами уже замечательные зеленые горы Кавказа, а вот уже и не зеленые, со снегом на вершине. Садимся в Тбилиси. Еду на автобусе в город. У грузинской девушки, что стоит рядом глаза черные, как солнце, палящие. Красивая!
Высаживаемся на улице Руставели. Теплынь, листва еще на деревьях, в парке старики собрались в стаю и щебечут, как птицы. Человек несет стопку лаваша. Я ем в забегаловке хинкали. Ну, это общепит, хотя и  настолько колоритно смотрится повар!

На афишах кинотеатров странный человек в пенсне - это фильм "Покаяние" только начали показывать в Тбилиси. В России уже потом, спустя несколько месяцев. И полно замечательного вина в магазинах - в России с ним покончили, а тут какое хочешь.
В гостинице поселили с еще одним командированным, евреем, он намного старше меня, и, рассказывает, в 60-ых писал стихи, был знаком со многими поэтами, а вот оставил поэзию, инженерит,  жизнь так сложилась. Пьем с ним по вечерам грузинское вино- Телиани, Хванчкару, Ахашени, болтаем о стихах и поэтах, - и жизнь кажется сплошной  радостью, которую прерывают неприятности только для того, чтобы мы могли ее лучше оценить.

К тому же, вспоминаю, именно тогда я посмотрел спектакль "Буратино" Габриадзе, маленькая нишка в стене, и там - чудеса, Буратино этакий грузинский паренек, по-грузински выпячивает грудь, в большой кепке,  ходит, гордый и благородный, обманывается и спасает друзей.

Много всего прекрасного, работа тоже сделана, и в последний день совсем свободен, заехал на Мтацминду, залег в кустах акации на легкую землю и сладко заснул под теплым солнцем. Потом еще музей, на прощание старый Тбилиси, посмотрел напоследок на Куру. На теплых улицах местные богачки ходили уж в дубленках, не терпелось им показать красоту престижного одеяния.
Ну и отлет. 

А ведь почти райская земля была тогда Грузия.

Tags: Стихи, истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments