aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Categories:

Юдифь и сексуальная революция начала XVI века. Часть 2. Раздевания и одевания Юдифи

 



Юдифь   в  средневековье осознавалась в ряду Дева Мария –Юдифь- Иаиль (женщина из племени кенеев,  пробившая   голову ханаанского военачальника  Сисары колом от шатра) - Томирис (царица саков, победительница Кира, отсекшая ему голову). В  такой очередности они помещены в этой иллюстрации  манускрипта Жана Миело (вторая половина 15  века). Суть -  в цели, методы вторичны.  Может быть, потому ранние изображения Юдифи и Олоферна -  демонстрация строгости нравов.   Но прошло каких-то 50-70 лет, и все изменилось. На уникальной не только для «юдифистики»   картине (1525-1530), принадлежащей  автору, имя которого точно не известно (возможно,
Willem Muelenbroec?
[1]) и дается по его известнейшей работе  ( Master of the Mansi Magdalen) Юдифь изображена нагой  вместе с младенцем Гераклом. Параллель ясна – Геракл душит змею, Юдифь несет голову врага. Вроде и прием тот же самый, что в манускрипте Миело, да разница огромна – Юдифь сравнивается с героем мужского пола, пусть и находящемся  в детском возрасте – и обнажена без намеков на фиговые листочки и драпировки.

 

Для исследования я собрал базу данных из более, чем 80 работ (скульптуры, миниатюры, гравюры, живопись) отражающих период XII-XVII вв. Интересовали меня 4 важных для восприятия  показателя:

  1. Степень обнажения Юдифи на изображениях в связи с их датировкой.
  2. Обнаженность Олоферна в момент убийства (там, где  мертвое тело вообще присутствует).
  3. «Кровавость» - то есть наличие крови, особенно изображение момента отсечения головы, некоторые другие физиологические подробности- также в связи с датировкой полотен. 
  4. Служанка Юдифи – возраст, ее одетость/обнаженность, соучастие в   отсечении головы. Служанка, как ей и и полагается, играет роль вспомогательную, дополнительную. Но и она может оказаться иногда в числе значимых элементов картины.

 

Ранний период, до середины 15 века, представлен в основном иллюстрациями из манускриптов, картины в то время сами по себе редки. В немногочисленных памятниках времени  царит полная строгость благопристойность изображений:  и Олоферна, и Юдифи. Юдифь закрыта и застегнута от пят до шеи, и Олоферн скромно лежит под одеялом (рис.3).

 

Рис. 3. Ранние изображения Юдифи – шашка для трик-трака, XII век, миниатюра из манускрипта 1430 г., миниатюра из французского манускрипта Martin le Franc’s Champion des Dames,  1421-1451, в котором Жанна дАрк  сравнивается с Юдифью.

 

Во второй период, представляющий собой время от середины до конца 15 века, сохраняется тенденция изображать Юдифь одетой, хотя внимательный взгляд обнаружит то несколько больший вырез на груди, то подчеркивающие фигуру облегающие  одежды (рис 4А).  Олоферна рисуют мало, зато Донателло на своей скульптуре изображает его полунагим, а Боттичелли на картине 1472 года «Обнаружение тела Олоферна» - нагим. Между тем, наступает следующий период, примерно 1495-1530 гг., и Юдифь переходит от легких платьев  к ночным рубашкам, юбкам, которые обнажают ноги, а то и прохаживается с голой грудью, как на картине Беккафуми (рис. 4Б). Это правда, при том, что на некоторых других картинах Юдифь все еще пытается держаться старых понятий и закрытых платьев.

Обнажение Олоферна и облегчение наряда Юдифи связано логикой – ведь Юдифь, в конце концов, обольстила Олоферн Беха.

 

 

А

Б.

Рис. 4. А. Ранний период (почти вся вторая половина  15 века) – Донателло, 1455, Гирландайон (1570-1490,  Мантенья,  ок. 1490, Карпаччио,  ок. 1500  и Б.  промежуточный – конец 15 века и начало 16-ого примерно до 1525-30 года – Боттичелли, 1500, Лжорджоне, 1505, Фонтана, 1512, Беккафуми, 1620-ые?

 

Следующий период  приносит обнажение Юдифи – в работах мастеров северного Возрождения (рис. 5). Этот момент полной или почти полной наготы. Сам по себе он достаточно краток, но и на трех картинах Тинторетто (примерно с 1550 до 1570-ых) наряд Юдифи в беспорядке – то обнажена грудь, то ноги заметно выше колен, а Олоферн почти обнажен, только слегка прикрыт срам.

 

 

 

Рис. 5. Вторая четверть16 века, примерно 152-1550 гг, Юдифь в это время видится  многим художникам именно обнаженной: Ханс Балдунг Гриен, 1525, Конрат Мейт, 1525, Себалд Бехам, около 1531 Массес, 1540, Хелмаессен, 1540. 

 

 

Художники того времени будто разом не только осознали грехопадение Юдифи, но и пожелали дать о нем представление и зрителю (рис. 6). Более того, и служанка в тот период не избегла соучастия в соблазнении и даже совместного обнажения вместе со своей хозяйкой (рис. 7).

Рис. 6.  На картине Георга Пенча Олоферн принимает Юдифь: дело уже дошло и до ласк. Отметим, что служанка ровесница хозяйки, выглядит никак не хуже ее, и подливает в бокал. Georg Pencz (German, 1500-1550), Judith dining with Holofernes

Рис. 7. Себалд Бехам изображает около 1531 года Юдифь и ее служанку то полностью обнаженными, то вдруг лишь служанка одета (что должно подчеркнуть ее подчиненность?), но в одежды, которые ничего не скрывают в ее фигуре. Короче говоря, служанка становится частью оргии, предшествующей убийству Олоферна.

 

Что-то меняется в 1570-ые: нагота Юдифи становится чуть ли не запретной.  Или, по крайней мере,    явно менее существенной для изображений периода длительностью лет 60-70 (рис. 8). Если и встречается еще обнажение Юдифи, то это что-то  глубокое декольте, как на картине  Рубенса. Единственное заметное исключение того – Юдифь Джованни Баглиони, обнаженная по пояс (рис. 9), заметно напоминающая работу Фонтаны,  почти на 100 лет более старшую. Можно было бы говорить о возврате к началу 16 века, промежуточному периоду, если бы  не нарастание  в сюжете о Юдифи другой линии  - кровожадной. Но об этом  поговорю в следующей части.

 

Рис. 8.  От примерно 1570 до 1620-30-ых, Юдифь одевается снова – иногда с большой пышностью. Веронезе, около 1570, Аллори,  1613, Рубенс, 1616, Сарацени, около 1615

 

Рис. 9. Картины Фонтаны, 1512 и Баглиони, 1608. 100-120 лет  - примерный размер цикла, который проявил себя  в 15-17 вв.  – на примере изображений Юдифи.

 

 

 

Ну, и после такого возврата, с примерно 1640 года и чем дальше, тем больше, до конца 17 века, Юдифь  все больше раздевается художниками - становится прямо-таки легкомысленно одетой, как куртизанка, не как героиня (рис. 10). Обнаженность середины 16 века была как-то честней этой игривой, актерской манере. Раздевание раздеванию рознь.  

 

Рис. 10. Конец 17 века. Юдифь вновь обнажается.

 

Можно было бы сказать, что в это время становится больше психологической разработки образа, но он в результате начинает размываться  несчетным числа вариантов – и 18-19-20 века будут работать именно в этом направлении.

Но меня занимают все же 15-17 вв. Но обсуждение будет в следующей части, вместе с анализом другого интересного показателя, «кровавости» картин с Юдифью и изменением его во времени.



[1] Taylor, G.J. (1984). Judith and the Infant Hercules: Its Iconography.. Am. Imago, 41:101-115.


Tags: Европейская история, Историометрия, Меметика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment