aldanov (aldanov) wrote,
aldanov
aldanov

Category:

Петровские ассамблеи и голландские таверны.

 Исторические корни ассамблей Петра I принято искать во Франции, которую Петр посетил в 1717 году. Вот и указ о проведении ассамблей появился после этого, в 1718-ом.  Писалось в нем: «Ассамблея - слово французское, которое на русском языке одним словом выразить невозможно; обстоятельно сказать - вольное в котором доме собрание или съезд делается не только для забавы, но и для дела. Ибо тут может друг друга видеть и о всякой нужде переговорить, также слышать, что где делается, при том же и забава».
Однако действительно ли образец для этой новинки был французский? Если нет, то откуда взялись петровские ассамблеи? Попробуем  разобраться в этих вопросах с помощью   голландских художников 17 века.
 
В самом деле, хоть указ об ассамблеях появился после посещения Петром Франции, но увеселения  гостей самого разного рода в присутствии дам  начали насаждаться им еще в Москве в 1699 году – тогда Петр пытал и казнил стрельцов и одновременно хладнокровно участвовал в празднествах у иностранцев и русских сподвижников, которые его манеру веселиться уже вполне освоили.
Хотя те празднества ассамблеями не назывались,  само употребление этого слова в петровском обиходе также  более раннее – вот что пишет об этом  С. С. Комиссаренко[1]: «Существует распространенное мнение, что идею ассамблей Петр I привез из-за границы, а именно из Франции, где он был в 1717 году. Однако уже тремя годами ранее состоялись первые две ассамблеи, зафиксированные в «Походных и путевых журналах императора Петра 1-го» в 1714 году. В частности, в журналах имеется запись за март: «В 17-й день тезоименитство Государя Царевича Алексея Петровича, у которого после обеда Господин Генерал, Государыня Царица и все сенаторы были на ассамблее». В походных журналах за 1715 год также сообщается о двух ассамблеях, организованных Петром I в феврале: «2-го был ассамблей в Доме Царского Величества... 19-го в Доме Царского Величества был ассамблей, и тут были все Министры, такожь и домашние были…»
Так что Франция вроде бы и не при чем. И не совсем  при деле светскость и культурный европейский досуг, который будто бы пытался насаждать Петр в темной Московии. Как и многим другим деяниям Петра, ассамблеям свойственна  удивительная двойственность – с виду это одно, а как глянешь внимательней, так совсем иное (рис. 1).
 

 

Рис. 1. На картине  С. Хлебовского «Ассамблея при Петре I» творится  нечто не вполне понятное: стоят полупустые  столы, царь играет в нечто вроде шахмат, вокруг  мотаются неприкаянно дамы. Что это за  способ проведения времени такой?  А вот на гравюре голландского  разгула все куда ясней и откровенней: в этой гоп-компании  играют в нарды, танцуют и  пьют в лежку. Кстати, такая картина больше напоминает  словесные описания петровских ассамблей современниками да и самим императором (см, к примеру, его правила поведения на ассамблеях в конце этого очерка.
 
Процитируем слова историка Казимира  Валишевского об ассамблеях: «Петр преследовал три главные цели: приобщение русской женщины к совместной общественной жизни, по примеру западных стран, приучение высших классов русского общества к формам обхождения, распространенным в этих странах, наконец, слияние классов и их смешение с иностранными элементами. Последняя цель, пожалуй, самая важная в его глазах, не была достигнута, по свидетельству всех современников. Русские дамы упорно стремились выбирать своими кавалерами только соотечественников и повиновались в этом отношении лишь общему лозунгу. Для достижения двух остальных целей Петру не хватало необходимых качеств, требовавшихся взятой им на себя ролью: ему самому следовало бы быть более светским человеком, менее матросом и плотником. Все подражали его манерам, как его пируэтам, а манеры его не отличались ни особой вежливостью, ни обходительностью, со светской точки зрения. В промежутках между танцами танцующим не о чем было разговаривать друг с другом, они расходились в разные стороны, и водворялось упорное молчание…  В Петербурге, как в Париже, двор был призван давать тон обществу, но тон, царивший среди приближенных Петра и Екатерины, нисколько не напоминал Версаль. На банкете, устроенном в царском дворце по случаю крестин сына Екатерины, за столом мужчин карлица, а за дамским столом – карлик вылезли совершенно голыми из огромного пирога, красовавшегося посередине стола. 24 ноября 1724 года, в день именин государыни, во время обеда их величеств в Сенате, в многочисленном обществе, среди которого находились герцогиня Мекленбургская и царица Прасковья, один из сенаторов взобрался на стол и прошелся от одного конца до другого, в буквальном смысле ступая по блюдам. На всех придворных празднествах важная роль принадлежала шести гвардейским гренадерам, вносившим ушат с хлебной водкой, сильно сдобренной перцем; деревянной ложкой Петр оделял содержимым всех присутствующих, в том числе и женщин. Мы читаем в депеше Кампредона от 8 декабря 1721 года: «Последнее празднество в честь именин царицы было великолепно по местным нравам: дамы пили очень много».
А еще бы не пить: и наказание за непосещение ассамблей было алкогольным. Так в «Дневнике» камер-юнкера Ф.В.Берхгольца, приехавшего в Россию в 1721 г., описывается, как всем женщинам, пропустившим одно из танцевальных собраний, было приказано явиться в Сенат и «понести наказание, сводившееся к употреблению значительного количества водки».  А на самих ассамблеях ошибки карались повинностью выпить Кубок большого орла, который содержал литр крепкого вина. 
 
Да, в общем-то, не Париж…  А что же тогда? Пожалуй, что Амстердам – того времени и определенных социальных слоев (достаточно низких).
Жители исторических голландских земель Фламандии и Фландрии очень пристрастились в 17 веке к пьянству,   и курению и трактирному быту,  что благополучно застал Петр во времена Великого посольства. Для воссоздания тогдашней Голландии грех не воспользоваться богатейшим материалом того времени – изображениям нидерландского быта художниками голландского Золотого века. Вот сельские пьяницы, к примеру (рис. 2)
 

Рис. 2. Питер Брейгель младший. Крестьяне, отмечающие праздник у таверны «Лебедь». 1630 год. Масло, дубовая панель. Частная коллекция.  Все просто и откровенно: напиваются и обнимаются все! Посоветую обратить внимание и на задний план, где некая пара обнимается рядом со свиньей, и при том к ним бежит  негодующая женщина – вероятно, жена обнимающегося субъекта. В таком качестве фламандцы стали международно известны. В чешском языке есть слова, которые связаны с  фламандским способом пьянства – флам, то есть ночное развлечение, связанное с неумеренным пьянством, фламендр – пьяница, фламовать – крепко  пить.   
 
Конечно, точно так же можно было пьянствовать и дома (рис. 3),  пригласив к себе  гостей и музыкантов – чем не ассамблея! Даже грудной младенец в ней участвует.
 
 

Рис. 3. Ян Стин «Как пьет старый, так курит молодой»,   1663-65 гг. Любопытно название картины – оно отразило все более широкое распространение моды на курение среди голландской молодежи. Пьянство воспринималось уже, как старая привычка.
 
Отметим также, что питье пива и курение оказалось  сопряженными занятиями – они часто встречаются на  голландских картинах  (рис. 4). Кстати, молодой курильщик с картины Тениерса очень даже напоминает Петра. Как и другой рослый молодой человек с еще одной картины Тениерса, играющий в карты и пьющий пиво (рис. 5). Правда, картины эти появились еще до рождения русского гостя.
А сходство понятно: Петр охотно нашивал голландскую одежду, обувь, головные уборы и вообще, кажется, и душой-то был наполовину голландский шкипер. Достаточно выбрать почти любого долговязого молодого голландца 17 века – и уже будет напрашиваться сходство с русским царем.

Рис. 4 Давид Тениерс  Курильщик, облокотившийся на стол. 1643 г.

Рис. 5. Давид Тениерс Сцена в таверне
 
В Голландии Петр провел пять месяцев – большую часть времени в Амстердаме. Трактирный разгул был  любимым окончанием его дня. Любопытно, что сохранилась картина неизвестного художника, изобразившая Петра в голландской таверне (рис. 6), на которой монарх играет в карты с соотечественниками, один из которых бородат и одет по-старинному. Борьба с бородами и русской одеждой еще не началась.
 

 Рис. 6. Неизвестный художник. 1697? Петр с соратниками играет в карты в таверне. Любопытно, что карты потом Петр запретил – попал в Голландии в на шулеров, что ли?
 
Картина, конечно, не очень реалистична -  Петр не пьет. На деле пилось им и его компанией очень много. Голландцы, вообще-то Петра мало заметившие, об этом и вовсе не оставили сведений, а вот стоило Петру отправиться в Англию, так его английские приятели, в частности маркиз Кермартен стали говорить об этом достаточно громко.  Обычной утренней порцией Петра была пинта (0,55 л) бренди и бутылка шерри. Даже не вникая в вопрос, какой крепости тогда были эти напитки, можно сказать, что это очень много. Бренди, между прочим, было любимым напитком Лефорта, фаворита молодого царя. Англичане сообщали, что в холодное время Петр любил добавлять в бренди перец и усиленно пропагандировал свое изобретение среди английских знакомых. Ну,  вот и обнаружился прототип  той водки с перцем, которой поили на петровских ассамблеях!
А другие приметы ассамблей – интенсивное курение, много вина, непритязательная закуска, игры, танцы явно припоминают голландские таверны. Не зря Петр любил в качестве посетителей своих ассамблей голландских купцов, которые чувствовали на них себя, как рыбы в воде.
Зато европейцев из более просвещенных  слоев петровские затеи откровенно смущали. "В комнате, где дамы и где танцуют, курят табак и играют в шашки, отчего бывает вонь и стукотня, вовсе не уместная при дамах и музыке"( Ф.-В. Берхгольц)
.  Да и в самой Голландии таверна и человеческие типы из таверн нередко становились предметом сатирического изображения (рис. 7), как явления низкие.  
 

Рис. 7. Браувер Адриан (1605/1606 - 1638). Курильщик  
   
Так что любимый тезис современных историков о том,  что Петр своими ассамблеями приобщал русских к Европе или что он вывел русскую женщину из терема, несколько хромает. Приобщал, да. Но к низам европейского быта и культуры. Вывел женщину из терема, да. Но повел ее в сомнительное заведение,  явный евро-«гадюшник» того времени.
Потому-то после Петра ассамблеи так естественно отбросили часть петровских затей: слишком большую разнородность, грубость царских забав,  неумеренное пьянство и курение. И превратились в явления иного вида – балы, салоны, дружеские и картежные компании,  клубы. Так что, конечно, потребность в изменении общественных связей была, и Петр, надо признать, сделал со своими ассамблеями важный шаг, пусть и неловкий.
 
Пожалуй, самое симпатичное, что осталось от тех ранних ассамблей – это правила поведения, написанные   самим Петром – замечательный памятник того времени и его нравов.
О достоинстве гостевом, на ассамблеях быть имеющем
Перед появлением многонародным гостю надлежит быть:
 
1. Мыту старательно, без пропускания оных мест.
2. Бриту тщательно, дабы нежностям дамским щетиною мерзкой урон не нанести.
3. Голодну наполовину и пьяну самую малость, а то и вовсе.
4. Обряженным вельми, но без лишнего перебору, окромя дам прелестных. Последним дозволяется умеренно косметикою образ свой обольстительно украсить. Особливо грацией, веселием и добротой от грубых кавалеров отличительными быть.
5. В освещённом зале возникнув вдруг - духом не падай, телом не дубей, напротив, - округлив руки и не мешкая в кипение гостевое со рвением включайся.
6. В гости придя, с расположением дома ознакомься заранее на легкую голову, особливо отметив расположение клозетов, а сведения эти в ту часть разума отложи, коя винищу менее остальных подвластна.
7. Яства употребляй умеренно, дабы брюхом отяжелевшим препятствия танцам не учинять.
8. Зелье же пить вволю, понеже ноги держат. Буде откажут - пить сидя. Лежащему не подносить - дабы не захлебнулся, хотя бы и просил. Захлебнувшемуся же слава! Ибо сия смерть на Руси издревле почётна есть.
9. Ежели меры не знаешь - на друга положись, оный страж поболее государственных бдений имеет.
10. Упитых складывать бережно, дабы не повредить, и не мешали бы танцам. Складывать отдельно, пол соблюдая, иначе при пробуждении конфуза не оберёшься.
11. Беду почуяв, не паникуй, но скорым шагом следуй в место упомянутое, по дороге не мешкая и все силы употребляя на содержание в крепости злодейски предавшего тебя брюха.
12. Будучи без жены, а то, не дай Бог, холостым, на прелести дамские взирай не с открытой жадностью, но исподтишка - они и это примечают. Hе сомневайся - таким манером и их уважишь, и нахалом не прослывёшь.
13. Руками же действуй сильно остерегаясь и только явный знак получив, что оное дозволяется, иначе конфуз свой на лице будешь носить долго, ибо пощады не знают.
14. Без пения нет веселья на Руси, но оное начинают по знаку хозяйскому. В раж не входи, соседа слушай - ревя в одиночку, уподобляешься ослице валаамской. Музыкальностью и сладкоголосием, напротив снискаешь многие похвалы гостей.
15. Помни, сердце дамское вельми на музыку податливо, используй сие, и обласкан будешь непременно.
16. Увидев на ассамблее особу знатную, а хотя бы и царя, духом не падай, рот не разевай, но и не высовывайся - услужить вряд ли сможешь, а досадить спьяну втройне против обычного способней.
За сим, с Богом, вперёд !!! Сию заповедь применять постоянно, а не вспоминать какой пункт, стоя чурбаном посреди веселья.
 


[1] Комиссаренко С.С. Культурные традиции русского общества. СПб., 2003, с. 124-140.
 
Tags: История Европы, Русская история, Технологическая циилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments