Пьянство Петра I.

 Пьянство нашего монарха – вещь хорошо известная. Другое дело, что ему пытаются  придавать черты  чего-то великого. Петр Великий – и пьянство Великое. 
Что верно, в общем-то.
Пьяница был большого размаха и организатор спаивания большого числа людей крупнейший и неподражаемый. Непьющих очень не любил. Царским делом считал всех перевоспитать и пить приучить.
 
Хотя последствия царского пьянства  были более или менее стандартны, как в древнерусском тексте о пьянстве: «Аз есмь силен более всех плодов земных... Ноги мои тонки, утроба не обжорлива, руки же мои держат всю землю, а главу имею высокоумну, никто мне умом не равен. А кто со мной подружится и ко мне привыкнет, того перво-наперво сделаю блудником, а к Богу не молебником, а в ночи не сонливым, а на молитву не встанливым. Ляжет спать — ему стенание и печаль на сердце, встанет с похмелья — голова болит, глаза на белый свет не глядят, ничто доброе на ум нейдет, и есть он не желает, горит от жажды душа его — еще выпить хочется».
 
Все так, все верно.
 
Петр начал пить достаточно рано, пил много и часто, пьяным бывал нехорош и агрессивен, стал алкоголиком и помер от застарелой болезни почек – и алкоголизма, конечно же. Чем больше пил, тем больше хотелось. Вначале отмечал святки, пасху, тезоименитства, любил ходить на свадьбы и поминки, освящать новые строения и просто «отдыхать». Потом отмечал спуск на воду кораблей, годовщины своих викторий. Поводы иногда были ничтожны, но пилось много. Петр втягивал в пьянство все большее число людей и вообще изображал его чем-то обязательным, европейским способом досуга (в чем был прав, в Европе пили много).
 
Да, еще Петр любил спаивать женщин. Был весьма блудлив. В связях неразборчив. Болел сифилисом. В общем – прямо-таки герой!
 
Приложение -  Пьянство Петра - хронологические отметки.
 
1692 Князь Борис Куракин:  «И в то время названной Франц Яковлевич Лефорт пришел в крайнюю милость и конфиденцию интриг амурных. Помянутой Лефорт был человек забавной и роскошной или назвать дебошан французской. И непрестанно давал у себя в доме обеды, супе и балы. … Тут-же в доме (Лефорта) началось дебошство, пьянство так великое, что невозможно описать, что по три дня запершись в том доме бывали пьяны, и что многим случалось оттого умирать. И от того времени и по сие число и доныне (1727 г.?) пьянство продолжается, и между великими домами в моду пришло. Помянутой-же Лефорт с того времени пришел до такого градусу, что учинен был генералом от инфантерии, и потом адмиралом, и от пьянства скончался <…> Все в слободе офицеры знатные из иноземцов и торговые, так и (на) Поганом пруде не могли единой свадьбы учинить, чтоб его величество не звать и при нем знатных персон на свадьбы. И особливые банкеты чинили, и балы, и супе давали, также и ко многим на погребение зывали, где его царское величество присутствовал со всеми своими дворовыми, по чину их, в епанчах черных».
 
Начало 1690-ых Всешутейший и всепьянейший собор. Куракин: «Топерь не надобно сего забыть и описать коим образом потешной был патриарх учинен, и митрополиты, и другие чины духовные из придворных знатных персон, которыя кругом его величества были, более ко уничтожению оных чинов, а именно: был названной Матвей Филимонович Нарышкин окольничей, муж глупой, старой и пьяной, которой назван был патриархом; а архиереями названы были от разных провинций из бояр некоторые и протчие другие чины и дьяконы из спальников. И одеяние было поделано некоторым образом шутошное, а не так власное, как на приклад патриарху: митра была жестяная, на форму митр епископов католицких, и на ней написан был Бахус на бочьке, также по одеянию партии игрышные нашиты были; также вместо панагеи фляги глинины надеваны были с колокольчиками. А вместо Евангелия была сделана книга, в которой несколько стклянок с водкою. И все состояло там в церемониях празднество Бахусово…     Также и постановление тем патриархам шутошным и архиереям бывало в городе помянутом Плешпурхе, где была сложена вся церемония в терминах таких, о которых запотребно находим не распространять, но кратко скажем к пьянству, и к блуду, и всяким дебошам.Оной-же патриарх с Рождества Христова и во всю зиму до масляницы продолжал славление по всем знатным дворам на Москве, и в слободе, и у знатных купцов с воспением обыкновенным церковным, в которых домех приуготовливали столы полные с кушанием, и где прилучится обедали все, а в других ужиновали, а во оных токмо пивали. И продолжалось каждой день до полуночи и разъезжались всегда веселы. Сие славление многим было безчастное и к наказанию от шуток не малому: многие от дураков были биваны, облиты и обруганы. Главнейшей соборной заповедью, зафиксированной в первых строках Устава, было – «напиваться каждодневно и не ложиться спать трезвыми».1690-ые Празднование святок и иных праздников. Куракин: «         Старой обычай есть в народе российском, что пред праздником Рождества Христова и после играют святки, то-есть в дом друзья между собою сбираются в вечеру и из подлых людей сами одеваются в платье машкараты. А у знатных людей люди их играют всякия гистории смешныя. И по тому обыкновенно царское величество при дворе своем также играл святки (с) своими комнатными людьми, и одного избрали за главу и установителя той потехи Василья Соковнина, котораго назвали пророком. Сей муж был злой и всяких пакостей наполнен И в тех святках, что происходило, то великою книгою не описать, и напишем, что знатнаго. А именно: от того начала ругательство началось знатным персонам и великим домом, а особливо княжеским домом многих и старых бояр: людей толстых протаскивали сквозь стула, где невозможно статься; на многих платье дирали и оставляли нагишем; иных гузном яицы на лохани разбивали; иным свечи в проход забивали; иным на лед гузном сажали; иных в проход мехом надували, отчего един Мясной¹), думной дворянин, умер. Иным многия другия ругательства чинили. И сия потеха святков так происходила трудная, что многие к тем дням приуготовливалися, как-бы к смерти. И сие продолжалося до езды заморской в Голандию.
 
1696 Лефорт пишет в Воронеж: «Сего числа князь Борис Алексеевич у меня будет кушать и про ваше здоровье станем пить; а с Москвы мой первый наслег (ночлег) будет в Дубровицах, и там мы вашу милость не забудем. Что я, что у вашей милости пива доброва нет на Воронеже: я к милости твоей привезу с собою и мушкатель-вейн и пива доброва».
 
1697 Казимир Валишевский о Петре: «В Либаве он увидал в первый раз Балтийское море, море варягов, и, не имея возможности, благодаря дурной погоде, продолжать свой путь, проводил время в винных погребках в обществе портовых матросов, чокаясь и болтая с ними, упорно выдавая себя на этот раз за простого капитана, на которого возложено поручение вооружить капер для царской службы.
 
1697 Бранденбург. Петр встретился с курфюрстом, беседовал с ним на плохом немецком языке, усиленно пил венгерское вино, но отказывался от (официального) посещения курфюрста.
1697  Петр в Голландии «… в переписке государя с его сотрудниками происходили задержки; иногда Петр медлил с ответом, но тотчас в этом извинялся, не без смущения, почти пристыженно; «в том вина Хмельницкого»
1698 весна. Пребывание в Англии. Маркиз Кермартен, ставший приятелем Петра, говорит, что  обычной утренней порцией Петра была пинта (0,55 л) бренди и бутылка шерри. По свидетельству епископа Солсберри Джилберта Бернета, Петр даже в Англии собственноручно гнал и очищал водку (именно ее английский епископ называл   «бренди»). Петр любил добавлять в свой бренди перец и усиленно пропагандировал свое изобретение среди английских знакомых. Известна история, во что превратился дом, в котором проживал Петр с компанией – компенсация  последствий бесконечных оргий была оценена в 5000 тогдашних рублей.
1698 Встреча Петра с королем Польши Августом II  в Раве. 4 дня кутежей. Во время  пьянки было решено заключить союз против Швеции.
1698 Пьянство во времена пыток и казней стрельцов  - свидетельства Иоганна Георга Корба29-го сентября (9-го октября).
Царь воспринимал при крещении первого сына датского посланника   Заметив, что фаворит его Алексашка (Меньшиков) во время танцев был опоясан шпагой, царь пощечиной вразумил его, что при этом обыкновенно снимают шпагу; о силе удара свидетельствовала кровь, сильно потекшая у него из носа. ¨
4-го (14-го) октября. Франц Яковлевич Лефорт праздновал день своих именин и сделал великолепный пир, который почтил своим присутствием царь со многими боярами. Думный дьяк Емельян Игнатьевич Украинцев, не знаю за какую вину заслужил гнев царский, и заботясь о сомнительной своей безопасности, дошел до самых крайних мер унижения.  
8-го (18-го) октября. Царь обедал у генерала Лефорта.
9-го (19-го) октября. Полковник Чамберс устроил дорогой пир, на котором со многими другими был и царь; не знаю, какая буря нарушила веселье, только царь схватил Лефорта, ударил его об пол и топтал ногами. Кто ближе к огню, тот ближе к пожару.
16-го (26-го) октября. После десяти часов царь приехал в карете на пир, роскошно устроенныйПир отличался роскошными произведениями кухни и дорогими винами; тут было токайское, венгерское, красное, испанский ссект, рейнвейн, красное французское, отличное от мушкателя, разные меды, и разного рода пиво, и в добавок важнейший напиток у Москвитян — горилка. Боярин Головин имеет природное отвращение от салата и от уксуса; царь приказал полковнику Чамберсу как можно крепче держать Головина и насильно напихал ему и в рот, и в нос салату и уксусу, так что от сильного кашля пошла у него из носа кровь.
 
1701 февраль.   Встреча Петра с польским королем Августом в замке Бирже, близ Динабурга. «Оба союзника начали с возобновления развлечений Равы. Побитый днем как артиллерист, Петр одержал победу вечером; Август так сильно напился, что не представлялось никакой возможности разбудить его на следующий день и поднять на ноги, чтобы идти в церковь. Петр отправился один. Он набожно прослушал обедню – конечно, католическую, потому что действие происходило в Польше, – и со своей обычной любознательностью расспрашивал о подробностях службы. Потом, когда Август проспал свой хмель, оргия снова началась и длилась три дня».
1703  В феврале 1703 г.   в записке, адресованной Федору Апраксину: «Я как поехал от вас не знаю: понеже был зело удоволен Бахусовым даром; того для всех прошу, если какую кому нанес досаду, прошения, а паче от тех, которые при прощании были, и да не памятует всяк сей случай».
1703 Петр пишет Меньшикову   3 февраля 1703, сообщая об освящении крепости, выстроенной в недавно подаренном фавориту поместье, получавшим название Ораниенбурга, в Рязанской губернии.  «При освящении на бастионе номер первый служила водка, на номере втором – лимонад, на номере третьем рейнвейн, на номере четвертом – пиво, на номере пятом мед. Присутствующие, в числе двадцати человек, и среди них посланники прусский и польский, Кейзерлинг и Кёнигдек, английский купец Стиль и несколько знатных москвичей, подписали это письмо, заменяя свои имена шутливыми прозвищами, а Меншиков ответил в очень серьезном тоне, потому что шведы на носу и нельзя всегда только смеяться. Но вместе с тем он не забыл поблагодарить своего августейшего друга, удостоившего его чести напиться в его имении».
 
1705 Рассказ о путешествии в Петергоф, в котором принимал участие дипломатический корпус, в мае 1705 года: «9-го царь отправился в Кроншлот, куда мы последовали за ним в галере; но вдруг поднявшаяся буря заставила нас провести два дня и три ночи на этом открытом судне, без огня, без постелей и без провизии. Прибыв наконец в Петербург, мы угостились там по обыкновению, потому что нас заставляли пить столько токайского вина за обедом, что когда настала пора расходиться, мы едва были в состоянии держаться на ногах. Это не помешало царице поднести еще каждому из нас по стакану водки, приблизительно с кружку вместительностью, которую нам пришлось выпить. Это окончательно помутило наши рассудки, и мы предались сну, кто в саду, кто в лесу, кто, наконец, где попало на земле. В четыре часа пополудни нас разбудили и привели во дворец, где царь раздал каждому по топору с приказанием следовать за собой. Он привел нас в лес и пометил вдоль моря аллею шагов в сто, где следовало срубить деревья. Он первый принялся за работу, и хотя мы не привыкли к такому тяжелому труду, однако часа через три справились со своей задачей всемером, сколько нас было, за исключением его величества. Винные пары за это время уже успели в значительной степени улетучиться, и с нами не произошло никакого случая, только одного посла, работавшего со слишком большим усердием, задело при падении дерево и слегка ранило. Царь нас поблагодарил за исполненную нами работу, а вечером нас угостили по обыкновению и поднесли еще такую обильную порцию пития, что мы повалились совершенно без чувств. Мы не проспали и полутора часов, когда около полуночи пришел нас разбудить один из любимцев царя, чтобы отвести насильно к князю Черкасскому, спавшему с женой. Нам пришлось до четырех часов утра провести у их постели и все время пить вино и водку, так что под конец мы не знали, как добраться до дому. В восемь часов нас пригласили завтракать во дворец; но вместо кофе или чая, на который мы рассчитывали, нам подали по большому стакану водки, после чего отправили подышать свежим воздухом на высокий холм, у подножия которого мы нашли крестьянина с восемью несчастными клячами, без седел и стремян, стоившими все вместе не больше четырех талеров. Всякий сел на своего коня, и в таком комичном виде мы проехались перед их высочествами царевнами, любовавшимися в окно».
 
1705 Утром 11 июля 1705 г., посетив базильянский монастырь в Полоцке, Петр остановился перед статуей прославленного мученика ордена, блаженного Иосафата. Он изображен с топором, вонзившимся в череп. Царь спросил объяснения: «Кто замучил этого святого?» – «Схизматики». Этого слова достаточно было, чтобы вывести царя из себя. Он ударил шпагой отца Козиковского, настоятеля, и убил его; офицеры его свиты бросились на остальных монахов; трое также были заколоты насмерть; два других – серьезно раненные, – умерли через несколько дней; монастырь был отдан на разграбление; разоренная церковь служила кладовой для царских войск. Рассказ, немедленно посланный из Полоцка в Рим и оповещенный в униатских церквах, сообщал еще новые, ужасные и возмутительных подробности. Царь был изображен там призывающим свою английскую собаку, чтобы загрызть первую жертву; он якобы приказывал отрезать груди у женщин, не имевших за собой другой вины кроме несчастья, что присутствовали и при резне и были не в силах скрыть своего волнения. В этом была определенная доля преувеличения. Но факты, приведенные выше, удостоверены. В «Истории Шведской войны» в первоначальной редакции царского секретаря Макарова находилось следующее лаконическое сообщение: «30 июня (11 июля) был в униатской церкви в Полоцке и убил пять униатов, обозвавших наших генералов еретиками». Петр подтвердил признание, собственноручно вычеркнув его. И все сведения относительно происшествия тождественны в одном отношении: отправляясь в монастырь, Петр был пьян: он только что вернулся с ночной оргии.
 
1707 Казимир Валишевский: «В декабре 1707 г., когда Карл XII подготовлялся к решительному походу, – завоеванию сердца России, – оборона страны оставалась в беспомощном состоянии, потому что царь находился в Москве и там веселился. Меншиков слал ему курьера за курьером, убеждая прибыть в армию; он оставлял пакеты нераспечатанными и продолжал празднества.
 
1709 После окончания Полтавской битвы, вместо того, чтобы преследовать бежавшего неприятеля, Петр сел пить, позвав за стол соратников и плененных шведских генералов. Петр произнес тогда тост: «Я пью за здоровье своих учителей, которые меня воевать научили».   Валишевский «… целые сутки были потеряны Меншиковым перед преследованием, которое, последуй оно тот же час за поражением шведов, неминуемо отдало бы в руки русских Карла с остатками побежденной армии.
 
1709-1711 …Из воспоминаний Юста Юля, морского офицера и дипломата, датского посланника при дворе Петра Великого: «Царь не желал пользоваться титулом Величества, когда находился на судне и требовал, чтобы его в это время называли «г-н Шаутбенахт» (младший адмиральский чин). Однажды я оговорился, и царский ключник тут же поднес мне большой стакан водки. Пользуясь его медлительностью, я убежал на переднюю часть судна, затем взбежал на фокванты, где и уселся на месте их скрепления с путсельвантами. Когда об этом доложили царю, Его Величество полез за мной сам на фокванты, держа в зубах стакан, от которого я только что спасся, уселся рядом со мной, и там, где я рассчитывал найти полную безопасность, мне пришлось выпить не только этот стакан, но еще и 4 других стакана. После этого я так захмелел, что мог спуститься вниз лишь с величайшей опасностью…».
Примерно в то же время – создан  «Великобританский славный монастырь» (члены — в основном иностранцы), нечто вроде филиала «Всешутейшего и всепьянейшего собора» - для иностранцев. Петр назначил себя протодьяконом. В уставе монастыря в главе о наказаниях  значились устроение обеда по «Бахусову закону», а для нижних чинов — шутовская порка: «Разболокши из платья, в одной сорочке повалить его брюхом на стул и, кому прикажет президент, ударять ево рукою по гузну».
 
1711 Трагедией завершились пиры, ознаменованные свадьбой Царевны Анны Иоанновны с герцогом Курляндским Фридрихом Вильгельмом, Августейшим племянником короля Прусского: “…брачная жизнь Анны Иоанновны продолжалась с небольшим два месяца. В январе 1711 года она отправилась вместе с мужем в Митаву, но 9 числа, в сорока верстах от Петербурга...молодой герцог скончался. На основании некоторых известий, он умер от непомерного потребления крепких напитков, которыми так заботливо угощал его сам Петр и все петербургские сановники”  
В Дрездене в 1711 г. в гостинице «Goldener Ring»   излюбленное местопребывание Петра было в лакейской; он завтракал и пил с прислугой на дворе. При отъезде пытался увезти занавеси.
 
1715 генерал-фельдмаршал граф Борис Петрович Шереметев пишет Петру, как они праздновали рождение его сына Петра Петровича в рапорте от 27 ноября – зная, что царь с удовольствием будет это читать:   
«И умысля над нами Ивашко Хмельницкий, незнамо откуду прибыв, учал нас бить и по земле волочить, что друг друга не свидели.И сперва напал на генерал-маеора Леси, видя ево безсильна, ударил ево правую ланиту  и так ево ушиб, что не мог на ногах устоять. А потом генерал-маеора Шарфа изувечил без милости. Репнин хотел их сикуровать, и тот Хмельницкий воровски зделал, под ноги ударил - и на лавку не попал, а на землю упал. И я з Глебовым, видя такую силу, совокупившися, пошли на него, Хмельницкого, дескурацией и насилу от него спаслися, ибо, по щастию нашему, прилучилися дефилеи надежные. Я на утрее опамятовался на постели в сапогах без рубашки, только в одном галстухе и парике. А Глебов ретировался под стол и, пришедши в память, не знал, как и куда вытить».
 
1718 Поездка во Францию. Вспоминает посланный  встречать царя сановник французского короля и его регента Либуа: «Царь встает рано утром, обедает в десять часов, слегка ужинает, когда хорошо пообедал, и ложится спать в девять часов; но между обедом и ужином поглощает невероятное количество анисовой водки, пива, вина, фруктов и всевозможной еды. У него всегда под рукой два-три блюда, изготовленных его поваром; он встает из-за роскошно сервированного стола, чтобы поесть у себя в комнате; приказывает варить пиво своему человеку, находя отвратительным то, которое подается ему, жалуется на все...». Наступила русская пасха… : все (русские) были мертвецки пьяны. Либуа: «Один государь держался на ногах и находился почти в обычном состоянии, хотя выходил инкогнито в восемь часов вечера,   отправляясь пить к своим музыкантам, помещенным в трактире».
1718 В Париже.  «В Марли он не ограничился проказами, недостойными государя. «Это место он избрал, – рассказывает один современник, – чтобы запереться со взятой им тут же любовницей, которой он доказал свою удаль в апартаментах г-жи де Ментенон». Затем он отослал ее, подарив ей два экю, и хвастался герцогу Орлеанскому своим похождением в выражениях, которые современник решается привести только по-латыни: «Dixit ei se salutavisse quemdam meretricem decies nocte in una, et, huic datis pro tanto labore tantum duobus nummis, tunc illam exctamarisse: Sane, Domine, ut vir magnifice, sed parcissime ut imperator mecum egisti». Слух об оргиях, свидетелями которых он делал королевские дворцы, достиг г-жи де Ментенон в ее глубоком уединении. Она сообщала о том племяннице: «Мне передают, что царь повсюду таскает за собой публичную женщину, к великому скандалу Версаля, Трианона и Марли». … В Фонтенбло царь принимал мало участия в охоте, но поужинал настолько плотно, что на обратном пути герцог д’Антен счел более благоразумным отказаться от его общества и пересесть в другую карету. И он оказался прав, «потому что, – передает Сен-Симон, – царь оставил в своей карете следы того, что слишком много съел и выпил».  
1718 29 июля - вскоре после смерти царевича Алексея Петровича (26 июля), вероятно, забитого Петром насмерть. «В тезоименитство Его Величества (после обычного богослужения и пальбы) спущен в адмиралтействе новопостроенный корабль «Лесной»,который построен Его Величеством собственным тщанием, где изволил быть и Его Величество и прочие господа сенаторы и министры, и веселились довольно».
      В депешах от 4 и 8 июля Петр также сообщает об обеде, данном по этому случаю в Летнем дворце, о ночном празднестве и фейерверке. Спрошенный членами дипломатического корпуса относительно ношения траура, канцлер дал отрицательный ответ, потому что царевич умер, как преступник.
Примерно  с  того лета в обычай вошли обязательные еженедельные пьянки горожан высщего и среднего сословия  в Летнем саду.    Уклонявшихся наказывали  штрафом в 50 рублей.  В назначенный царем день над Петропавловской крепостью взвивался желтый флаг, а в пятом часу пополудни раздавались пушечные выстрелы.  Дворяне, чиновники, канцеляристы, корабелы и  иностранные матросы съезжались на лодках к Летнему саду. На центральной аллее их поджидала императрица с принцессами. Наиболее уважаемых гостей Екатерина потчевала из своих рук чаркой водки или стаканом вина. Откланявшись, гости спешили представиться императору. Петр сидел на любимом месте - на шкиперской площадке у фонтана за столом, уставленным бутылками со стаканами, лежащими трубками и кисетами с табаком. В 6 часов  дюжие гренадеры начинали затаскивать в сад огромные бочки. Резкий дух хлебной водки, исходивший от них, проникал за сто шагов даже в поперечные аллеи. Гренадеры останавливали всех подряд и предлагали выпить за здоровье царя-батюшки. Отказаться было невозможно ни старым, ни хворым, ни женщинам.  Ворота были предусмотрительно закрыты, а возле лодок стояли часовые, поэтому все пути отступления оказывались отрезанными. Покинуть сад можно было лишь с личного разрешения Петра, который давал его крайне неохотно. 
 
В царском доме пир веселый;
 Речь гостей хмельна, шумна;
 И Нева пальбой тяжелой
 Далеко потрясена.
 
 А.С.Пушкин. «Пир Петра Первого»
 
1718 Начало ассамблей, также сопряженных с пьянством. Пить должны были и женщины.  Так, дочь вице-канцлера Шафирова, крещенного еврея, отказалась на такой ассамблее от чарки водки; Петр закричал ей: «скверное еврейское отродье, я научу тебя слушаться!» И подтвердил свое восклицание двумя увесистыми пощечинами. Уклонение от и посещения ассамблей также наказывалось водкой – Берхгольц всем женщинам, пропустившим одно из танцевальных собраний, было приказано явиться в Сенат и «понести наказание, сводившееся к употреблению значительного количества водки».
 
1721 Обилие вина и шума  на продолжительном торжестве после заключение Ништадтского мира со Швецией (1721), “не мешало гостям чувствовать скуку и тягость от обязательного веселья по наряду, даже со штрафом за уклонение (50 рублей). Семь дней, как пишет Ключевский, - “тысяча масок ходила, толкалась, пила, плясала целую неделю, и все были рады-радешеньки, когда дотянули служебное веселье до указанного срока.
 
1721  июль Освящении линкора «Пантелеймон-Виктория»   - по свидетельству  Берхгольца:  «Пиршество началось, когда корабль сошел со стапеля и занял свое место на якоре. Дамы с царицей пировали в верхней каюте, а мужчины во главе с царем - в нижней. Когда Петр провозглашал тосты, на стоявшем неподалеку фрегате стреляли из пушек.
 Неожиданно царь обнаружил, что не все из гостей пьют честно. Это его рассердило, и он приказал каждому выпить в своем присутствии по большому стакану венгерского. В стаканы наливали из двух бутылок (Берхгольцу показалось, что вино смешивали с водкой), и поэтому все быстро опьянели. Проследив, чтобы выпили все, Петр отправился к дамам, но перед этим приказал никого не выпускать с корабля без его разрешения. 
 
1722 В 1722 году Петр прибыл в Москву для празднования Ништадтского мира. Специальным указом была назначена ассамблея, на которую было приказано явиться всем дамам «старше десяти лет», под угрозой «жестокого наказания». Пришло всего семьдесят.
 
1723 В августе 1723 года  голштинец   Берхгольц присутствовал на пиршестве по случаю встречи петровского ботика, которое «продолжалось с 6 часов после обеда до 4 с лишним часов утра, и так как император был расположен пить и несколько раз говорил, что тот бездельник, кто в этот день не напьется с ним пьян, то так страшно пили, как еще никогда и нигде во все пребывание наше в России».
 
1723   Годовщина празднования Ништадтского мира, в начале сентября 1723 года   М. И. Семевский пишет: “все были обязаны подпискою явиться на это празднество. В течении восьми дней по улицам Петербурга выдвигались торжественные процессии, были самые разнообразные костюмы  По свидетельству одного из участников пиров: “С этих пирушек, благодаря его высочеству (А. Д. Меншиков) и другим питухам, которые пили с замечательною энергиею и всячески старались напоить друг друга, многие сановники...редко приезжали домой здоровыми. Вино занимало сановников, танцы - развлекали дам...”
 
1724 На масленице 1724 г. толпа от шестидесяти до семидесяти человек, дворян, офицеров и духовенства, – в том числе царский духовник Надежинский, – горожан и простонародья – среди них матрос, идущий на руках головой вниз, отчаянно кривляясь, – сопровождала царя по улицам. Эти люди, набранные из числа самых горьких пьяниц и низких распутников, составляли настоящее братство, собиравшееся по установленным дням под названием «беспечального собора», и предававшееся оргиям, часто затягивавшимся на целые сутки. Иногда в такие собрания приглашались также дамы, и высшим сановникам, министрам, генералам, людям с весом и в летах часто приходилось принимать участие в развлечениях «собора».
 
1724 Саксонский посланник Лефорт  22 августа 1724 г. сообщает: «Царь уже шесть дней не выходит из своей комнаты, чувствуя себя нездоровым вследствие оргий, происходивших в Царской мызе (теперешнее Царское Село) по поводу закладки церкви, крещенной тремя тысячами бутылок вина, благодаря чему задерживается поездка в Кронштадт.
 
1725  В январе 1725 г. переговоры, завязавшиеся относительно заключения первого франко-русского союза, неожиданно приостановились; французский посол Кампредон, обеспокоенный, обратился к Остерману и наконец вырвал у него многозначительное признание: «В настоящее время невозможно беседовать с царем о серьезных вещах; он всецело поглощен развлечениями, заключающимися в ежедневных скитаниях из дому в дом по знатнейшим семьям столицы в сопровождении двухсот человек, музыкантов и тому подобное, распевающих на всякие лады и угощающихся едой и питьем за счет тех, кого посещают.
«В январе 1725 г. восьмидесятилетний старец из родовитой семьи, Матвей Головин, должен был по приказу царя участвовать в шествии, наряженный чертом. Он отказался. Тогда по знаку Петра на него бросились, раздели донага, нахлобучили шапку с картонными рогами и в таком виде выдержали целый час на льду, на Неве. Он схватил горячку и умер».
 
 
 
 
не любите вы Петра.:)
Ну монстр конечно, но и при пьянстве своем - очень многое успел построить.
Друггое дело - надо ли было все это строить? Вот Япония жила по своему до 19 века
а сейчас - модерновое государство.
Не люблю, верно. Успел, армию. Но вреда наделал немало.
Описываемый вами Петр, Петр моего нелюбимого Шемякинского памятника... Спасибо -за пост.
Все по мемуарам, верно. А вы кто, собственно, чтобы мне стоило бороться за Ваше уважение?
Да, цори нашы были все цыломудренные трезвенники. Остальное - выдумки закулисы.
Шикарно!!! Не ведаю источника, но написано "в унисон" непрожитому, но но прочувствованному! Да, и в этом бухании есть величие, которого так нехватает современныи тошнотикам, не с подлым происхождением познать сей размах. Браво!!!
Величие - более большое относительно остального. Конечно, во многих сочетаниях звучит оксюморонно (великий немой, великая война или революция, или депрессия).
И как переводится латинская цитата? :)
кстати, в России "пющщих" государей было не так много - Петр 1, Александр 3, врут еще что Борис 2-й (Ельцин) ... но размах был только у Петра ...

ПС жаль, Менделеев с 40% водкой опоздал на 1,5 века - привыкнув к 3-м бутылочкам в день годам к 25, надежа-хосударь мог бы к 30+ и скопытиться - "и, глядишь, не возник бы культ личности, и войны может не было бы" (с)
Как говорится, пей, да дело разумей. И Пётр своё дело как раз разумел.
Как там, у Погодина?
" Мы не можем открыть своих глаз, не можем сдвинуться с места, не можем оборотиться ни в одну сторону без того, чтобы везде не встретился с нами Петр, дома, на улице, в церкви, в училище, в суде, в полку, на гулянье, все он, все он, всякий день, всякую минуту, на всяком шагу!
Мы просыпаемся. Какой нынче день? 18 сентября 1863 года {Напоминаем, что это писано в 1840 году.}. Петр Великий велел считать годы от Рождества Христова, Петр Великий велел считать месяцы от января.
Пора одеваться -- наше платье сшито по фасону, данному первоначально Петром I, мундир по его форме. Сукно выткано на фабрике, которую завел он, шерсть настрижена с овец, которых развел он.
Попадается на глаза книга -- Петр Великий ввел в употребление этот шрифт и сам вырезал буквы. Вы начнете читать ее -- этот язык при Петре I сделался письменным, литературным, вытеснив прежний, церковный.
Приносят вам газеты -- Петр Великий начал их издание.
Вам нужно купить разные вещи -- все они, от шелкового шейного платка до сапожной подошвы, будут напоминать вам о Петре Великом; одни выписаны им, другие введены им в употребление, улучшены, привезены на его корабле, в его гавань, по его каналу, по его дороге.
За обедом, от соленых сельдей до картофеля, который сенатским указом указал он сеять, до виноградного вина, им разведенного, все блюда будут говорить вам о Петре Великом.
После обеда вы едете в гости -- это ассамблея Петра Великого. Встречаете там дам, допущенных до мужской компании по требованию Петра Великого.
Пойдем в университет -- первое светское училище учреждено Петром Великим.
Вы получаете чин -- по табели о рангах Петра Великого.
Чин доставляет мне дворянство: так учредил Петр Великий4.
Мне надо подать жалобу: Петр Великий определил ее форму. Примут ее перед зерцалом Петра Великого. Рассудят по его генеральному регламенту.
Вы вздумаете путешествовать -- по примеру Петра Великого; вы будете приняты хорошо -- Петр Великий поместил Россию в число европейских государств и начал внушать к ней уважение и пр. и пр. и пр.
Место в системе европейских государств, управление, разделение, судопроизводство, права сословий, табель о рангах, войско, флот, подати, ревизии, рекрутские наборы, фабрики, заводы, гавани, каналы, дороги, почты, земледелие, лесоводство, скотоводство, рудокопство, садоводство, виноделие, торговля внутренняя и внешняя, одежда, наружность, аптеки, госпитали, лекарства, летосчисление, язык, печать, типографии, военные училища, академия -- суть памятники его неутомимой деятельности и его гения"
Кроме того, известно, что Пётр даже в пьяном виде не доходил до состояния г..вна. А на другой день был в состоянии ещё и работать
Ну и? Я как бы знаю, что Петр1 боролся с варварством варварскими же методами.И знаю, что тяжесть его реформ легла на плечи народа. Но и результаты его реформ вижу и.. пользуюсь ими.
Что же касается закрепощения крестьян и пыток, то Пётр опять же не был первопроходцем и автором идеи - процесс и без него шел к этому. А старобрядцам он и вовсе облегчил положение, лишь обложив их двойным налогом, а не жёг на костре. Кстати,ничего, что тот же Пётр1 предоставил возможность выходцам из низов сделать карьеру в армии, либо на флоте? Ничего, что внимание светским наукам стали уделять лишь при Петре1? Ничего, что крепостные, попав в солдаты, становились по существу свободными?
А ничего, что вы этот текст про Петра1 пишете петровским же гражданским шрифтом?
Про нравственность вообще отдельный разговор. Богослов Флоровский и импераст Башилов (Юркевич) вряд ли могут судить о ней объективно. А если почитать историка Костомарова, поймёшь, что допетровскую Россию нельзя считать такой уж нравственно-незамутнённой страной, как её малюют -всякое было.

Вас заодно окружают и негативные последствия «варварских«« реформ. Но ВЫ, вероятно, этого не очень осознаете. Легкость в мылях необыкновенная.
Двойной налог в те времена - это просто ликвидация.
Карьере в армии следовало бы предпочесть карьеру в экономике - скажем, такую как у купца Гурьева, основателя города своего имени . Но это, кажется, до Петра было?
Внимание светским наукам - это о чем? Внимание математике или географии уделялось на Руси уже с 11 века. Иатрохимия и химия тоже пораньше проникли - 16-17.
Читайте себе Костомарова - кто ж Вам мешает. Только не несите эту ветошь ко мне.
Если вы про курение, то минздрав про него тогда не предупреждал, как и про кофеин)Что же касается двойного налога для старообрядцев при Петре1, то для них это было всяко лучше, чем сожжение на костре после предварительных пыток до Петра1. И те, кто "записывался в раскол" прекрасно всё это понимали.
Что там Гурьев? Торговал рыбой? А кроме хавчика что?
А при Петре1 возводились мануфактуры (ах, да сука-Петр1 всего 122 мануфактуры), был освоен Урал (про Демидова вспомнили?), военная промышленность опять-таки развивалась. Да, экономика плановая и за потребителями не особо гналась.Но потребителей обеспечивала.
Это до Петра что ли в Москве была открыта школа математических и навигационных наук? До Петра были открыты артиллерийская, инженерная и медицинская школы в Москве, инженерная школа и морская академия в Петербурге, горные школы при Олонецких и Уральских заводах.До Петра1 была открыта первая в России гимназия? А цифирные школы - вообще чья идея? А сколько человек до Петра1 обучали математике и географии? А эти науки вообще входили в список обязательных? Хрен вам, сидели как тупые гуманитарии.
Впрочем, читайте себе Юровского, то бишь, коллаборациониста Башилова из фашистской "Бригады Коминского". Только не выползайте с вопросами нравственности- о ней судить не Башилову и уж точно не вам

Edited at 2012-01-04 03:01 pm (UTC)
Милая моя, если Вы специалист по нравственности, то будьте им всерьез, а не на уровне фан-клуба Пети Величайшего.

Замечу, что я, помещая заметки о Петре, под которыми есть некоторые численные оценки, не считаю, что я выползаю. Это логичные все вопросы, касающиеся действий монарха, которые отзывались в русском государстве не одно столетие. Ведь, скажем, и Николай I был поклонником Петра, и Сталин не зря поручил Алексею Толстому написать книжку, чтобы воспитывать на примере жестокого предка новые поколения несмышленышей, не умеющих воспринимать историю,как науку.

Не скрою, Башилов мне симпатичней Погодина или Костомарова, потому что задает правильные вопросы - в чем же подлинное значение таких переворотов, после которых мы только внешне приближаемся к цивилизации, а на деле попадаем в рабство.

Да, Иоаким преследовал старообрядцев. Однако, у него не было возможности завести сыск, который искал их и за пределами собственно России - на Украине, в Прибалтике, на Кавказе. А у Петра он был, и он ловил старообрядцев, и отправлял их себе под присмотр под конвоем с тем, чтобы обложить налогом непомерным. Видеть в этом доброту не приходится - просто экономический расчет.

Гурьев торговал рыбой и икрой - и это прекрасно, потому что это вполне себе капиталистическая мануфактура, а не мануфактуры казны, и не мануфактуры с порабощенными крестьянами.
Думаю, что прекрасного мало, когда, производя железа больше, чем Англия, Россия долгое время топталась на месте с развитием промышленности: не хватало свободных людей, порабощение заметно увеличилось.

Но, впрочем, факты эти всем известны: стоит и Вам принимать их во внимание, и сравнивать реформы в России с тем, что происходило в то время в Голландии или хотя бы Пруссии.
Милый мой, я вот не понимаю, чем так называемым специалистам по нравственности не угодил Пётр1 , и чем понравился Гитлер. Сильно подозреваю, что последний не дал бы славянам полную свободу и не повёз бы их в Германию пить немецкое пиво.) Если же решительно осудить Петра1, подчистую разрушившего русскую нравственность, то надо его сопоставить с хрустально чистой и нравственной допетровской Россией. И смотреть при этом не на число церквей, а на милицейские протоколы (в смысле – пыточные речи), что, впрочем, и делал Костомаров и понял, что и свинцовых мерзостей тоже было достаточно.
Все ваши численные оценки касаются, в сущности, одного – числа жертв. Хотя нет, вы ещё про закрытые мануфактуры коснулись. Да, малая часть их закрылась, но вот большая – выстояла. И прижилась. То же с остальными реформами.
Не скрою, Башилов мне вообще не симпатичен. У меня своё мнение как о предателях, так и о тех, кто, сидя где-нибудь в Аргентине, строит из себя русских патриотов. И мнение это нецензурное. Но перейду к вопросу. Вы всерьёз думаете, что, не будь Петра1, русский крестьянин получил бы избирательные права? Впрочем, какие права? Для Башилова свобода – это монархия.) Ну ладно, право свободной смены владельца? Так и быть, напомню хронику закрепощения.
1497 год — Введение ограничения права перехода от одного помещика к другому — Юрьев день.
1581 год — Отмена Юрьева дня — «заповедные лета».
1597 год — Право помещика на розыск беглого крестьянина в течение 5 лет и на его возвращение владельцу — «урочные лета».
1607 год — Срок сыска беглых крестьян увеличен до 15 лет.
1649 год — Соборное Уложение отменило урочные лета, закрепив таким образом бессрочный сыск беглых крестьян.
Тенденция, однако. Прискорбнейшая тенденция. Особого единения народа с так же не было: эксплуататоры оставались эксплуататорами. И бунты никуда не девались, так же как и побеги. И при бунтах царь принимал сторону господствующего класса, а не крестьян. В общем, далека была картина от рисуемой Башиловым России, которую мы потеряли).
Недобрый Пётр ввёл двойной налог для старообрядцев? Так добрый Иоаким их пытал и сжигал. И, вероятно, жалел, что не имел сыска
Прекрасные же капиталистические мануфактуры Гурьева и прочих касались, в основном, еды, в крайнем случае, одежды. А вот индустриализацию провёл именно Петр1. Тут ещё надо учесть, что многие его реформы были продиктованы войной. Прикажете закидывать шведов красной рыбой?
Кстати, а ничего, что с техникой в Голландии или Пруссии было всяко лучше , чем в России?)

Amsterdam
One of the mayors of Amsterdam, who went each day for a drink in the cafë, did not like drinking with Peter I. On the evening before Peter left Amsterdam on 16 january 1698 Peter had organized a goodbye party. When he saw the huge glasses the mayor tried to escape but Peter did not accept him leaving so early. Huydecoper was grabbed at the collar and brought back to the room, and had to sit between Lefort and Peter, who gave him a kiss when the party was over. (Detail from Huydecoper's unpublished memoirs)